Naar. Dance on the verge

Объявление

РЕБЯТ, МЫ ПЕРЕЕХАЛИ ВОТ СЮДА (баннер ниже) БУДЕМ РАДЫ ВИДЕТЬ НОВИЧКОВ И СТАРИЧКОВ) Наар. Танец на грани

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Отыгранные фб и альты » С преданностью врага


С преданностью врага

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники:
Дженах, Нуар

Цель|сюжет игры:
Долгое время Нуар наблюдала за Дженахом и, наконец, решила показаться для того, чтобы заключить договор...

Локация:
Небольшая поляна

Время|погода:
Около года назад. Солнечное раннее утро. По-весеннему прохладно.

+2

2

Мертвый лес всегда требовал к себе особого отношения. Даже Сумеречные, считавшие  себя хранителями древности, остерегались темного могущества, что было заключено на этих недобрых землях. Многие отступники старались укрыться  от расплаты в этих местах. От отчаянья, в большинстве случаев, ибо если смерть не настигала их от клыков волков, от нагоняла в обличие иных голодных тварей. Но были и отчаянные наглецы, не без успеха скрывавшиеся здесь и избегавшие расставленных лесом ловушек.
Волки с личными духами здесь не появлялись. В карательный отряд набирались «бездушные», в основном молодые волки, не нашедшие своего хранителя. Однако и молодость не была плюсом. Уверенные в своих силах волки гибли так же, как погибли бы хранимые. А таких как Дженах в стае было немного.
Какое-то время назад волк уже забредал сюда, следую за одним из отступников. С Хмурым было еще двое спутников. Лес встретил их привычным злобным взглядом из пустоты. Сумеречные ответили ему привычным равнодушием. Они забрались достаточно глубоко в чащобу, и только там обнаружили того, за кем гнались.
Мертвый лес расправился с беглецом не хуже Сумеречных.
Волки повернули назад. Добрались до опушки целыми и невредимыми. Никто из них не был хранимым, никто не привлек лишнего внимания. А бесплотные взгляды да чувство слежки сопровождало каждого, кто решился сунуться сюда.
И Дженах забыл бы об этом, если бы это чувство исчезло, стоило ему покинуть проклятые места.
Но в последующие недели он то и дело чувствовал на своей шкуре настойчивый чужой взгляд. Паранойей черный никогда не страдал, да и жил в мире, где бесплотных тварей хватало и избытком. Дженах решил разобраться в происходящем. Даже, пересилив себя, поговорил с хранителями своих хороших знакомых. Но те ничего странного не замечали и ничего дельного посоветовать не могли.
И Хмурый решил, что что-то подцепил в Мертвом лесу. Правда, не понятно, как это что-то укрывается от взглядов хранителей. К Покровителю стаи волк обращаться не стал – не привык он просить о помощи у посторонних. Но и на самотек дело не пустил. Пока на него просто смотрят, но кто знает, когда решат перейти к решительным действиям.
Вот однажды проснувшись от чувства чужого присутствия и никого поблизости не обнаружив, Дженах отправился прямиком к Мертвому лесу.
Разбираться с подглядывающим нужно там, где он не побоится или решиться явить себя волку.
Джену не нравилась идея переться ночью в это место, но если преследующий до сих пор не поквитался с волком, значит, что-то ему от последнего требуется. И толку дрожать и шарахаться от тени, если это ситуацию не прояснит?
Вот Дженах и здесь, на знакомой поляне. Тут их отряд проходил тогда, где-то неподалеку они обнаружили мертвого беглеца. Что ж, волк не торопиться, надо – посидит и подождет. До рассвета. А там жив будет – обратной дорогой пойдет.

+2

3

То и дело Нуар задавала себе вопрос. Почему из всех волков она выделила именно этого волка? Почему Хмурого?
Все, казалось бы, было логично. Он - один из Сумеречных. Стаи, которая делает вид, что что-то хранит, а на деле же - являются убийцами, которые по причине того, что они первые, наделили себя правом убивать.
Он молчалив, неразговорчив. Не привязчив. Его компания не будет слишком настойчивой. Он свободолюбив. Тот, кто знает, что такое свобода, прекрасно понимает, как важна и ценна она для других. Он, в конце концов, занимает одну из высших должностей.
Да, логика в её рассуждениях присутствовала явно, и волчица цеплялась за эту логику, как за соломинку, осознанно отметая все другие размышления, которые, то и дело, залетными мыслями, появлялись в её голове.
К примеру, тот факт, что её просто тянуло именно к Дженаху. И эта тяга не могла быть объяснена никакими рациональными аргументами. Она просто была, как данность, которая, злила волчицу. Черная не была уверена, но порой в её голову прокрадывалось опасение, что именно такую тягу ощущают духи, встречая своего хранимого.
Увидев волка впервые, Черная уже не оставляла его на долго, то и дело обнаруживая, наблюдая и изучая. Его, и все окружение, оставаясь незаметной. Приходилось прикладывать усилия, чтобы скрываться от глаз Сумеречных, но пока ей это удавалось.
Она наблюдала, она выжидала, она - проверяла.
И сегодня Хмурый прошел проверку, заявившись здесь - в том самом месте, где Нуар и "нашла" его. Он пришел поздним вечером, и сел посередине поляны, ожидая.
Нуар смотрела на волка, скрываясь в тени. Она поняла, как ей нравится его рассматривать - изучать, раскладывать на маленькие составляющие в своей голове, а потом составлять заново, шерстинка к шерстинке. То и дело она встречала колючий взгляд янтарных глаз, и Нуар казалось, что волк её заметил, но в следующую секунду он отводил взгляд, и Черная понимала, что все еще не замечена.
Белошкурая лежала на земле ровно, вытянув передние лапы перед собой. Впереди было еще много времени - и она ждала.
Нуар знала, какое впечатление может производить это место. Оно нагоняло страх даже на неё саму, хотя, по сути, это место было её домом. А где еще может существовать, такая тварь, как она? Здесь ей самое место - среди теней.
Черная знала, что как только выйдет к Дженаху - будет поздно. Уже нельзя будет повернуть назад, принятое ею решение потянет её вперед по инерции, дальше, и прежнюю жизнь будет не вернуть.
Потому волчица давала это время и себе - время им наедине друг с другом, хотя один из них пока не знал о существовании другом.
Когда сонное солнце начала выбираться из-за горизонта, и воздух вокруг начал сереть, волчица поднялась с земли, и вышла на поляну, появляясь в поле зрения Хмурого.
Она зевнула, лениво и неторопливо потянулась, взглянула на серого, ожидающего её, и сладко улыбнулась ему.
- Ну, привет, волк. Я рада, что ты все-таки решил прийти, поздороваться.
И никто никогда не узнает, сколь сложно было Нуар в тот момент собраться с силами, заставить себя принять это решение и сделать решающий шаг - быть увиденной.

+2

4

Дженах, проведший все ночь в Мертвом лесу, вслушиваясь в каждый шорох и в каждое дуновение ленивого ветерка, под утро погрузился в чуткую дрему. И разбудил его вовсе не голос.
В какой-то миг лес вокруг него начал меняться. Темнота отступала, наполняясь робким солнечным теплом. Мир за веками стремительно серел, напоминая, что время истекло. Необходимо уходить. И волк поднялся на лапы раньше, чем успел окончательно проснуться.
Нуар он встретил, еще не вернувшись к реальности окончательно. Открыл глаза и увидел ее.
Явившееся существо было частью сна, тревожного, но столь неуловимого, что его просто не можешь запомнить. Но постоянно возвращаешься к нему, стараясь, стараясь из последних сил.
Она была светлее рассвета. Может быть, молочно белая. Он не знал. Как еще не знал ее запаха, но уже понимал, что перед ним иное существо.
Все ее движения казались невероятно плавными. Да и могло ли быть иначе у существа, сотканного из дремы? Ни суставов, ни мышц, лишь струящейся туман, принявший по чьей-то прихоти очертание волка.
Поведение, столь напряженно-расслабленное, словно ей приходилось натягивать на себя эту мягкость, эту сладко-зубастую улыбку. Обманчивая открытость. Но Дженах прекрасно чувствовал угрозу, исходящую от существа.
Тогда он не задумывался, чем же она является.
Миг ее появления стал для него истинным волшебством. Хмурый на время превратился в того, кто способен просто и открыто любоваться открывшемуся ему чуду, ожившему сну. И это миг легкой эйфории, сродни влюбленности, надолго сохранился в его памяти.
А потом он вернулся в реальность. Взгляд, до этого полный живого блеска и восхищения, погас.
Она опасна.
Это стало первостепенным. Волк тоже не делал резких движений. Он неторопливо развернулся к пришелице и кивнул, приветствуя ее.
- Я рад, что ты пришла, - в голосе его радости не чувствовалось. Впрочем, как и страха. Определенные выводы на ее счет Дженах уже сделал. Но решил не торопить события.
Она наблюдала за ним так долго медлила всю ночь и вышла только с рассветом. Все не могла чего-то для себя решить? Или чего-то ждала? Солнца? Ну, значит не тень и не иное низшее мракобесие. Кто тогда? Полудух? Похоже. Но зачем ей Дженах? У него нет духа и она должна это чувствовать.
Что она для себя решала? На что решалась? Хмурый не видел не единой причины для ее наблюдения и этого рассветного появления. Но при это не делал ни единого шага ей на встречу. В его привычку не входило облегчать кому-то задачу. Если пришла говорить – пусть излагает, он не будет направлять ее вопросами.

+2

5

Нуар вела себя наиграно-расслабленно. Она рассматривала что-то в зарослях, где-то в стороне от Дженаха, но при этом шкурой чувствовала, что наблюдает за ней, изучает.
В первый миг ей даже показалось, что он любуется ею, и это было странно-приятно, и в тоже время, немного раздражающе. Нуар внезапно захотелось рявкнуть на него (подбери слюни, я не потому выбрала тебя!), но в  тоже время, в том месте, где она жила все это время, такое любование не было чем-то привычным. Твари, с которыми бок о бок прожила Черная всю свою жизнь, смотрели в самую темную суть её души, а потому непривычно-восхищенный взгляд живого волка приятно очаровывал и саму волчицу.
Но довольно быстро восхищенный взгляд исчез. Хмурый в ответ на её слова выразил только радость, но она была лишь на словах: голос волка никак не изменился, да и на его морде не читалось ни одной лишней эмоции. Впрочем, Черную это совершенно не смущало - она знала, что сама пришла сюда,  и что сейчас именно она задает тон этой игре. Такое положение дел её вполне устраивало.
- Явка с повинной, - волчица перевела взгляд зеленых глаз на янтарные очи Дженаха, и улыбнулась, ласково и как будто бы даже извиняясь. - Знаешь, кто я?
Нуар было интересно, что происходит в голове у волка в этот момент. Она была уверена, что он оценивает её, раздумывает, и ей казалось, она может даже слышать щелчки маленьких шестеренок, которые крутятся в его голове... Первый солнечный лучик вырвался из-за горизонта, добрался сквозь заросли на поляну.
Дженах должен быть достаточно умен, чтобы сообразить: она не дух, и не тень. И она уже достаточно "заполнила" себя, чтобы не бояться солнечных лучей.
- И чем я занимаюсь, - наполовину вопрос, наполовину утверждение. Фраза прозвучала так, словно бы продолжение предыдущей, хотя между ними была некоторая пауза.
Интересно, боится он её?
Нуар теперь полностью развернулась к волку и сидела прямо перед ним, смотря на него в упор, заинтересованно, с некоторым лукавством. Она улыбалась чуть пристыжено, словно бы говорила здесь о чем-то очень не приличном, и вообще, всем своим видом демонстрировала полное смирение.

+2

6

-Ты не дух, - хмыкнул Дженах. – Тут опасно для духов, даже свободных.
Волк поднял голову, разглядывая проникающее через древесные стволы утреннее солнце.
- Лестная тварь или полудух, - сказал он, продолжая рассматривать  небесное светило. – Очертания четкие. Лесная тварь отпадает. Значит, полудух. А явилась под утро. С чего бы? Твое племя живет в тени.
Что еще интереснее – зачем он вообще ей понадобился. Подобные ей убивают личных духов. Деяние, за которое Сумеречное племя карает живых. Но она ведь никогда не была живой. Так что в обязанности Хмурого не входит ее уничтожение.
И еще одно – как она ухитрялась избегать внимания Покровителя и личных духов других волков стаи. Это определенно говорит о ней, как о существе чрезвычайно изобретательном. Хитра, так что это странное наблюдение не назовешь блажью. Какая же у нее цель?
А что тут может быть непонятного. Цель у нее всем известная – поглотить личного духа.
Хорошо, как же Дженах сочетается с этой целью. Неужели она удумала, что может заполучить в его морде союзника? Но ведь  волк решил уже, что эта сущность не так глупа.
Да, если задуматься... Это ведь отличный план. Она наблюдала за Хмурым, а значит, знает к какой стае он относится. Чем занимаются Сумеречные. И это могло натолкнуть ее на мысль о собственной выгоде.
Так что, неужели она хочет предложить ему договор?
На миг это предположение показалось ему просто безумным. Однако чем больше он размышлял, тем больше утверждался во мнении, что это единственная причина всего происходящего. В этом был смысл. Ведь такой союз позволил бы ей поглощать куда больше личных духов. Ведь у нее будет поддержка, будет прикрытие, которое сможет отвлечь на себя хранимого.
Эта мысль заставила Дженах совсем по-другому посмотреть явившуюся сущность. Он уже видел выгоду в возможном их взаимодействии, пусть пока пришедшая не сказал ни слова. Да, волк слышал, что некоторые волки ухитрялись как-то заполучить в качестве хранителя полудуха.
А ведь полудух – совсем не тоже самое, что бессмысленный паразит – хранитель. Эта хищная сущность вряд ли когда ли перестает быть охотником. Наверное, и связь с ней – чистая формальность. Она не превратит в приложение к чему-либо, в субстрат для паразита с магическим пламенем. Ли нет?
-Не мне тебя судить, - голос Дженах не изменился. В нем не звучало не страха, ни презрения. Кажется, ему действительно было все равно: дух перед ним или опасное порождение мрака. –У нас могут быть схожие интересы?

+2

7

Дженах, казалось, оставался совершенно безучастным ко всему происходящему. По крайней мере, эмоций на его морде совершенно не прибавилось, хотя Нуар была уверенна, что заинтриговала сумеречного волка. О, безусловно, еще одна из многих причин, почему она хотела выбрать именно его - это его загадочность... Черная не хотела видеть рядом с собой личность простую. Если бы сейчас волчица узнала, что Дженах думает о ней, как о вечной охотнице - она бы только порадовалась такому точному выражению мыслей. Охота не только в буквальном смысле слова, еще и охота за личностью -узнать, понять, оценить...
Когда волк заговорил о том, что Нуар явилась под утра, волчица только перевела взгляд на прорывающиеся сквозь кроны солнечные лучи, и по-кошачьи лениво прищурилась, будто бы красуясь, подтверждая: да, гляди, свет мне не страшен... Я могу существовать и на свету.
Для Нуар это была своего рода демонстрация способностей. Ведь ей не только нужно было "купить" Дженаха, ей нужно было и самой "продаться".
- Как забавно... В этом мире так много существ, которые берутся меня судить. Ну, а когда находиться "судья" он этого делать не хочет, - Черная теперь смотрела на волку в глаза широко открытыми глазами. Её мягкая улыбка мягко сошла с губ, а выражение морды стало серьезным.
- Дженах, мне нужен ты, - произнесла она твердо. - Мне нужна твоя кровь, твой договор.
Черная помолчала, давая волку возможность переварить предоставленную ею информацию.
- Я бы могла сказать тебе, что мне надоела жизнь в одиночестве, в среде, где нельзя поворачиваться ни к кому спиной, где одна тварь хуже другой, в сырости, то и дело отлавливая заблудившихся духов. Могла бы сказать, что мне нужен смысл жизни, чтобы было о ком заботиться и кому помогать. Могла бы, конечно. Но ты бы мне поверил? - снова улыбнулась. - Мне нравится такая жизнь. И потому я буду откровенна: ты нужен мне вовсе не для заботы. Ты нужен, чтобы я могла убивать. Официально и без каких-либо последствий для себя.
В последней фразе интонация вновь стала мягче. Будто бы Нуар говорила не об убийствах, о весенних цветочках, которые пробиваются сквозь снег.

+2

8

Дженах позволил себе довольную улыбку. Он не стал скрывать ее от полудуха. Пусть поймет, что он догадывался о причине ее появления, пусть мысль о договоре и посетила его лишь несколько мгновений назад. Приятно осознать, что ум его сохранил еще остроту и подвижность юности. Приятно осознавать, что ОНА выбрала именно его.
Полудух красовалась. Демонстрировала ему свою силу, набивала цену. Но ведь она уже знает ее, не так ли? Что официальным разрешением тут не отделаешься, что не сможешь без последствия стать подопечной Покровителя сумеречных. Ее придется продать свою свободу взамен на кровь. Часть своей свободы.
Впрочем, как и Дженаху. Готов ли он пойти на это?
Волк все-еще колебался. Да, выгода такого союза несомненна. Последствия? Они будут, конечно. Не сможет полудух вот так просто влиться в ряды Сумерек. Покровитель? Он, пожалуй, не будет против. Этот Высший не менее хищный, чем полудухи. Призрак? Если разглядит полезность такого союза…
Она увидит. Призрак не даром выбрана Высшим. В ее проницательности сомневаться не придется. Правый? Призрак не потерпит противоречий между крыльями. Уладят. Остальные подчиняться. А на несогласных у Джена найдется управа.
Но ведь и ему надо себя продать. Часть себя. Готов ли он?
-Ты ведь понимаешь, что будут ограничения? – спросил Хмурый. – Понимаешь, конечно. Не сможешь убивать без моего дозволения. Погибнут только те, кто неугоден. И моя безусловная поддержка в устранении нарушителя. Последствия станут моей проблемой.
Он внимательно следил за полудухом. Не проявятся ли признаки недовольства или неуверенности. Как хорошо она взвесила свое решение? Или это только игра?
-Готова ли ты заплатить такую цену?
Это вопрос он задал им обоим. И после того, как слова прозвучали, он решил окончательно. Если это создание, свободное, никому не подчиняющееся, кроме своего голода, согласиться, то и он пойдет на это. Уж если рожденная без хранимого способна идти на уступки, что говорить о нем – существе из плоти?

+2

9

Когда Нуар сказала о том, почему она здесь, на морде у Дженаха мелькнуло понимание и самодовольная улыбка. Видимо, он догадывался. Что же… Плюс еще одно очко в его пользу. Тем лучше для него - значит, Черная не ошиблась.
Сумеречный теперь и сам красовался перед ней, понимая, что и он, в свою очередь, может в какой-то степени диктовать собственные условия - ведь Нуар пришла к нему, а не наоборот.
Белошкурая улыбнулась ему в ответ теперь уже чуть более холодно, будто бы говоря: не торопи события, договор еще не заключен.
А после волк спросил именно тот вопрос, который так много раз задавала себе сама белошкурая.
Да, Хмурый в точности описал ту ситуацию, ловушку, в которую угодит Черная, когда они заключат договор. Ловушку чужой власти, невозможности выбирать. Ощущения, что на нее давят… Как часто Нуар подчеркивала сама для себя тот факт, что она свободна - и как он важен. Как часто она сравнивала себя с Духам, посмеиваясь над ними и тем, что не смотря на их полноту, они не чувствуют себя хорошо, пока не найдут кого-то, от кого будут зависеть… И кто будет зависеть от них самих.
И самое главное, не обманывает ли Нуар сама себя, выставляя все происходящее - как выгодный союзный, основанный только на рациональности, без примеси чувств? Не сломается ли она в дальнейшем?
В ее жизни появится тот, чью жизнь ей придется беречь, как свою собственную. Его эмоции и переживания будут влиять на нее, хочет она того или нет. Она не будет принадлежать себе, но будет так же принадлежать и ему - чувствовать этого волка, как  какую-то дополнительную часть себя…
Да, об этом так долго думала Черная, собираясь на эту встречу. Думала достаточно, но Дженах не должен знать о том, сколь сложным было это решение для белошкурой. Он не должен увидеть ни толики сомнения, опасения или страха. И сама Нуар не должна себя выдать никаким, даже самым мелким, самым неточным движением.
Потому белошкурая оставалась расслабленной и спокойной, будто бы все то, что перечислял Хмурый, было правилами как-то забавной игры. Сейчас поиграют, а к вечеру разойдутся по домам.
- Готова. А ты? Не боишься меня? - и сделала плавное, небольшое движение в сторону Дженаха - подалась к нему ближе.

0

10

В какой-то момент Джену показалось, что полухуд колеблется. Что вот сейчас он скажет – это все шутка. Развернется и уйдет. Или нападет. Правда толку ей от подобной охоты? Но, если это шутка, так почему бы не шутить на полную катушку?
Но нет, она вновь расслабляется. Вновь становится кошкой в волчьей шкуре. И Дженах думает – что же толкнуло ее на этот шаг? Мирная жизнь личного духа? Прельстила сытость и благость? Да, жизнь ее не назовешь светлой и легкой. Она охотник, но все равно остается жертвой.
Неполной.
Это слово всплыло само по себе. И Дженах решил, что оно и есть суть. Этот мир таков, что рождаясь, ты остаешься половинкой, возомнившей себя способной прожить и так, в гордом одиночестве. Волку претила идея разделить свое сердце с кем-то еще. Но, похоже, глубинная суть его все - равно продолжала искать. Что-то в нем стремилось стать целым. А прожитые годы лишь спрятали эту потребность под спудом ежедневных забот.
И полудух хочет того - же. Она скрывает это за рациональностью. Это кажется ей здравым расчетом, поступком, приносящим ей прибыль, пусть и с налетом неудобства. Но стоит лишь подступиться, присмотреться внимательней ко всем этим доводам, и начинаешь понимать, что они- пустая шелуха, а не причина.
Он ее не боялся. Он даже имени ее не знал. Но чувствовал, что принятое ими обоими решение верное. Оно верно с рациональной точки зрения, оно так необходимо их собственной природе.
Хмурый не знал толком, как заключается договор. Слышал вроде, что это делается на крови. Но что именно с ней делать? Пить? Чертить закорючки когтем на камне? Или есть какой-то определенный ритуал?
Вопреки своей дотошности, этой сферой Хмурый почти не интересовался. Казалось бы, как она вообще может ему пригодиться? Ему, не собирающемуся заключать договор с паразитом. И теперь он намеревается проделать все это с полудухом.
Дженах опустил голову и прикусил переднюю левую лапу. Клыки пробили шкуру, оставив кровоточащие ссадины. Черный склонил голову на бок и еще больше нахмурился. Достаточно этого или нет?
Он перевел вопросительный взгляд на полудуха. Будет удивительно, если она знает, что делать дальше. Впрочем, чем мрак не шутит. Не звать же Высшего, в самом деле, чтобы вразумил их, что делать дальше.

P.S. Думаю, еще по посту и закончим.

+1

11

Даже если Дженах и боялся, виду он не подал. Только посмотрел на Черную пристально, внимательно, и потянулся к собственной лапе.
Все-таки действительно интересно, о чем он думал? Без колебаний, без сомнений.
А ведь даже не спросил, как ее зовут.
В чем-то для Хмурого действительно была выгода от сотрудничества с ней. Но ведь в другом - откуда он знал, вдруг Нуар обманывала его, или знала какую-либо лазейку, как уничтожить своего хранимого, при этом оставшись невредимой самой? Откуда в нем было столько уверенности?
На мгновение у Нуар появилось пугающее чувство, что Дженах ждал ее всю жизнь, и сейчас все просто встало на свои места. Но этого попросту не могло быть - Черная была рождена полудухом, существом неполным, для которого просто не предусмотрено второй половины. И, в тоже самое время, когда был рожден Дженах, в мир пришел дух, предназначенный ему. Интересно, почувствует ли этот дух, когда его возможный подопечный заключит договор с кем-то другим?
Эта мысль заставила Нуар улыбнуться. Она не была их тех сочувствующих созданий, которые переживают о незнакомцах, а ощущение, что заключением договора они разрушают что-то такое обычно для всех священное, даже забавляло.
Белошкурая ухмыльнулась, и наклонилась к своей лапе, рванув кожу клыками и вздрогнула, когда боль разлилась по телу. Волчица знала, что кровь нужно испить им обоим, чтобы договор был заключен.
Продолжая держать зрительный контакт с Дженахом и все так же сладко улыбаясь, волчица наклонилась к его лапе и нежно, осторожно прошлась языком по его лапе.
Соленый вкус крови был знаком Нуар, но ощущение новшества добавлял ему абсолютно странный привкус новшество.
Черная прикрыла глаза, облизнувшись, будто бы смакуя то, что она только что почувствовала, заодно дожидаясь, пока Дженах не вкусит ее кровь.
В тот момент, когда это произошло, волчица вдруг почувствовала, как в сферу ее ощущений вторгается что-то новое. Раньше она воспринимала исключительно себя - то внутреннее ощущение собственного состояния, которое подсказывает тебе, злишься ли ты, доволен или что-то еще, теперь немного исказилась. Теперь Нуар, прислушиваясь к собственным ощущением, могла примерно сказать, какие эмоции переживает Хмурый. Это было странно, и в тоже время пугало - ведь теперь и он может чувствовать тоже самое… Теперь, чтобы там ни было, они будут связаны, будут чувствовать друг друга…
Казалось, будто бы невидимая красная нить выходит откуда-то из груди Нуар, и входит в грудь Хмурого - и в какой-то момент белошкурая будто бы увидела ее воочию. Тронет он на той стороне - затрепещет красная нить здесь, рядом с ней….
Наваждение быстро исчезло, оставляя Нуар в замешательстве.
Да, она добилась того, что хотела. Дженах теперь принадлежит ей, и, в тоже самое время - теперь она принадлежит ему. Нет больше свободы воли, нет возможности выбирать - во всем она отныне будет считаться с этим волком, жизнь которого, волей-неволей, теперь значит столько же, сколько и ее собственная, если не больше.
Неприятное ощущение, а вместе с тем - было и еще что-то. Более глубокое, более пугающее. Как тихий омут, глубина, в которую даже не хочется заглядывать.
- Приятно иметь с тобой дело, - все так же непринужденно произнесла волчица, хотя ей казалось, что даже дышать стало немного тяжелее. - Увидимся позже.
И, махнув хвостом, скрылась в чаще, не оглядываясь.
Теперь она больше никуда не сбежит.
К этому нужно было привыкнуть, с этим необходимо было смириться. И побыть наедине.

+1

12

Дженах не отстранился, когда полудух слизывала его кровь. Внимательно наблюдал он за действиями своего нового союзника. Как она резко пустила собственную кровь и вздрогнула от боли. Ее движения говорили о торопливой решимости, страхе остановиться и застыть в шаге от цели.
Он же тревоги не испытывал. С каждой минутой чувство того, что они приняли правильное решение, только крепло в нем. Он повторил ритуал, лизнув кровь полудуха. На вкус она показалась ему обычной волчьей кровью.
А потом он - таки почувствовал ее. Это было неприятно, и волк невольно отшатнулся от белой, словно бы дистанция могла разорвать связавший их договор. Хмурый еще не разобрался в тональности ее эмоций, но одно только присутствие чужого сознания так близко вызывало желание захлопнуть собственную душу, закрыть на замок.
Вот только договор уже не мог позволить волку такую роскошь.
Что ж он натворил?
С огромным трудом Дженах заставил панику улечься на брюхо. А на что он, собственно, надеялся? И на этот вопрос сам себе ответил честно – на то, что с полудухом так не будет. Что это будет… не так близко. Может, легкое соприкосновение… Ага, и как же он тогда собирался контролировать ее, если связь была бы так слаба?
Успокоиться. Определенно, на это потребуется время.
Ободряло то, что и белая волчица выглядела неважно. И явно намеривалась поскорее закончить столь тесное общение. Что ж, не одного Джена договор шибанул промеж ушей. Он невольно определил и ее растерянность, чуть более сдержанную, чем его собственную. Тревогу, готовую перерасти в панику. Сомнение. Да толку теперь во всем этом. Они оба сделали выбор.
А время покажет, насколько он был правильным.
-Что ж, приходи, - отозвался Дженах. – Может, в следующий раз у тебя будут силы назвать свое имя.
От этой легкой колкости ему стало значительно легче.
Поляну он покидал неспешным шагом. С исчезновением полудуха чувство нововозникшей связи стало слабеть. И это тоже радовало. Может, не все так плохо. Может, они оба свыкнуться со всем произошедшим и не будут даже обращать на это внимание.
А впереди был день, полный забот. Привычные хлопоты будут особенно приятны – помогут отвлечься от собственных треволнений. Тем более, волк уже потратил на все произошедшее добрую половину утра. Самое плодотворное время.
Будем считать, что потрачено оно было не зря.

+1


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Отыгранные фб и альты » С преданностью врага


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC