Naar. Dance on the verge

Объявление

РЕБЯТ, МЫ ПЕРЕЕХАЛИ ВОТ СЮДА (баннер ниже) БУДЕМ РАДЫ ВИДЕТЬ НОВИЧКОВ И СТАРИЧКОВ) Наар. Танец на грани

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Отыгранные фб и альты » Глаза в глаза... Душа в душу


Глаза в глаза... Душа в душу

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники: Аttendant | Weird
Цель|сюжет игры: попытка переубедить, осознать. Принятие чужой точки зрения. И не важно, какая из сторон первая сдастся.
Встретяться Высший Дух и Незавершенный. Оба любопытны. Оба мало понимают в укладе. Оба тянуться к чему-то своему, к своим целям. И Лис, и Один... Что выйдет из их разговора?
Локация: Мертвый лес
Время|погода: Немного прохладно. пасмурно, небо хмурится чему-то. Конец осени прошлого года. Лис еще не строил коварные планы, а просто удивлялся своей неожиданно спокойной жизни. Один все еще изучал живых и духов, развивая свою теорию.

0

2

Деревья... Высокие, с раскидистыми ветвями, оберегали бы это место от излишне яркого серого неба, если бы на голых ветках осталось бы достаточно листьев. Они стояли, недвижимые, возвышаясь над маленьким и ничтожным мной, по сравнению с их великолепием и непоколебимостью. Мне нравились деревья. Они всегда оставались на своём месте, живя собственной жизнью, которая ведома только им одним. Я мог часами сидеть и слушать, как ветер щекочет их ветви, смотреть, как листья едва заметно шумят высоко, как мне казалось, под самым небом. А здесь, в царстве теней и мрака, они приобретали нечто мистическое, что вызывало непонятный отклик внутри. Грусть? Тоска? Страх? Трепет? Я до сих пор не могу разобраться в самом себе. Какие-то события влияют на меня больше, другие вызывают душевное отторжение, третьи же вообще проходят мимо, ни капельки не зацепив. Я не понимаю. Совсем ничего. Не знаю, сколько уже брожу по этим землям, но по-прежнему тычусь в неведении, как маленький слепой котёнок.
Я устало выдохнул. Ох, ещё одна привычка, которую я подцепил от живых. Они так забавно дышат, когда устают от быстрого бега, или же злостно фыркают, когда разгневаны, а иногда так шумно вдохнут, когда испуганы или шокированы. Такие забавные существа! Наблюдать за ними одно удовольствие, ибо они иногда такие смешные вещи выделывают, что мне только и остаётся удивляться, сдерживая рвущийся наружу смех, чтобы не выдать своего присутствия. Ой, я что-то отошёл от темы. Дышать-то я начал, потому что решил повторить за живыми, а потом и не заметил, как это перешло в привычку.
Да, разболтался я. Вообще-то на сегодня у меня были кое-какие планы: последить там за волками, отыскать какого-нибудь духа, чтобы поболтать с ним, опять скитаться по всему лесу, пока не сядет и снова не взойдёт солнце. В общем, обычный мой день. Я встал с насиженного места, с сожалением оторвал взгляд от покачивающихся верхушек деревьев и двинулся дальше по опавшим и уже подгнивающим листьям. Увядание. Смерть. Переход на новый этап жизненного цикла. А после снова появится зелень и мир заиграет яркими красками. Фу. По мне, так вот именно этот период безвременья, когда всё вокруг замирает, готовясь долгому сну, прекрасен. Что может быть естественнее смерти? Уж точно не эта необъяснимая жизнь, о которой я даже и не просил! Снова ною, да, признаю. Но как здесь не ныть, если я лист, несомый водным потоком без цели и желания, да ещё и разорванный на две части, тонущий под толщей воды непонимания...
Я тряхнул косматой головой, чтобы избавиться от этих надоедающих и вечно лезущих мыслей, и пошёл быстрее, готовый в любую минуту сорваться на бег.
- Ты всегда один, Один, - зачем я это сказал? Иногда вырвется что-то такое под настроение, а затем иди, озирайся, не услышал ли тебя кто-нибудь. А в этом мрачном лесу стоит быть более осмотрительным, чем я позволяю быть себе сейчас. Осторожность никогда не повредит, даже для такого сливающегося с тенями меня. Хотя фразочка получилась весьма поэтичной, от чего я оскалился в полуулыбке. Настроение было такое, словно я замышляю какую-нибудь пакость или иду на важное дело. А в действительности всего лишь хочу наведаться в одно местечко, где частенько можно заметить стайных волков. Возвращаясь с охоты или после патрулирования территории, они частенько болтают о разных вещах, а моральное состояние как раз располагает, чтобы узнать что-нибудь новенькое или послушать какую-нибудь приукрашенную легенду. Уходить из леса, где царствовала тьма, ужасно не хотелось, ибо здесь я чувствовал себя комфортно, словно это моё особенное местечко, куда можно будет возвратиться под утро. Нет, я ничуть не привязался к окружающему меня полумраку, к древним раскидистым деревьям, к запаху прелой листвы, хрустящей при каждом шаге. Просто мне здесь нравится и ничего больше, да, определённо.
Я остановился, а затем пошёл медленнее, чем раньше. Куда спешить, словно меня где-то ждут? В моём распоряжении столько свободного времени, что иногда начинаю теряться в нём, то бессмысленно суетясь, словно мне осталось прожить всего лишь один день, то неторопливо бреду куда-нибудь, будто мне отмерена целая вечность. Тьфу, никак не могу привыкнуть к этому дикому миру.

+1

3

Лис был немного не в себе. Вернее, слишком не в себе. Стая, новая жизнь... Все отношение к нему, нет, он был до невозможности замучен этими улыбками и ужимками, этими волками и этой жизнью. Ему хотелось себя чем-нибудь занять, что-то исполнить, за чем-то присмотреть, но необходимость в этом отпала. Ровно так же, как отпала необходимость в нем самом. Нет, он мог играть в маленькие игры, рассматривать и изучать живых, развлекать их историями и строить из себя шута. Но это быстро приедалось. За три года, проведенных не как какое-то божество смерти, а как обычный капризный щенок, Лис ничему не научился. Нет, он смог не скалить зубы в любой раз, он смог улыбаться более мило, смог внушать доверие и привести стаю к более мягкому руслу, чем раньше, но ему было этого чертовски мало...
- Снова мнешь эту пустынную землю лапами... Ищешь его? Ищешь. И почему нельзя просто покорно поджать хвост и успокоиться? Ты ведь знаешь, он жив, ты ведь знаешь, что ему не хочется тебя видеть. А коли захочется, живым ты оттуда уже не уйдешь. Так уж понравилось быть послушным щенком? Что тебя притянуло в эти земли, милый мой Лис? - Провожатый лишь в ответ кривил губы. Собственные мысли жрали не хуже любых других, даже намного действенней, лучше. Нравилось ли Лису быть верной собачкой? Нравилось. Более того, он ей и остался.
  Мрак. Не даром духа Воспоминаний так прозвали. В его владениях теперь царит вечный мрак. Ветерок даже сюда не заглядывает. Забывает или неприятно. А раньше они был просто лучшими друзьями. Лис черной тенью сливается в этом бесцветном напряженном месте. И не сказать, что слишком от отличился от тех же полудухов. Высшие... С каким презрением порою духи выдают это слово. Высшие... Будто бы мы высокомерные отродья, желающие подчинить все здесь. Высшие... В который раз Лис убеждался, что они делают все отнюдь не так, как следует. Оберегая живых, или думая, что оберегают, они навевали на себя большую опасность, следовательно, и опасность к балансу.
  Аккуратно устроив свою разноцветную голубую тушку средь подгнивших корней деревьев, Провожатый надеялся на покой. Настрой у него был странный, лирический. Хотелось бы поболтать, завлечь себя чем-нибудь интересным, да только в мрачный настрой его тянуло, поэтому он лишь скривился и пришел сюда. Никто не посмеет напасть на него... В любом случае, в этом он уверен.
  Заходить дальше в лес он не хотел. Сюда живые и близко не сунутся, мертвые - так он называл незавершенных - тоже предпочитают места потемнее... Хотя бы немного подальше с самой опушки. А вот для Лиса прекрасное место. И сыро, и воздух почти такой же как в топи, быть может немного сыростью больше пропах да смертью, зато воспоминания навевает. Или братец Мрак шалит? - Вспомни, а ведь тогда твои топи от этих земель не отличались, Провожатый. - хмыкнув, Лис хотел было уже отдаться полностью мыслям и самобичеванию, пока не заметил одну фигуру... Ну как заметил, скорее почувствовал.
  - Ты всегда один, Один, - - Ты всегда один, Один. Ты всегда один... А твои "мертвые" немного поэтичны, не находишь, Лис? Вытянув лапы, он внимательно следил за проблесками очертаний, за причудливыми огнями глаз, да и просто... С чего-то ему стало достаточно интересна природа этих теней. А вот разбираться, кто перед ним, ему было еще интереснее, но и спешить, подниматься с места и набрасываться с улыбкой на пришельца не хотелось. Понаблюдаем издалека... Свое присутствие подавил Лис до уровня обычного духа. Желтый огоньки сквозь щели в маске внимательно оглядывали того, кто мог в любой момент почуять эту лисью морду. Уголки губ же быстро потянулись вверх, оголяя клыки.

+1

4

Звуки... Ещё одна вещь, которая привлекала меня в этом мире. Будь то пение этих маленьких забавных существ - птиц, или же шум быстрой реки, шёпот ветра, шелест травы. А в мёртвом лесу, казалось, всё вымерло, словно и живые и неживые не хотели тревожить гнетущую тишину. А я тревожил её, да ещё как. Хрусь-хрусь - лапы не спеша ступали по сухой листве, а я наслаждался каждым непривычным звуком в этом мрачном спокойствии леса. Ощущал себя глухим калекой, который первый раз за долгое время услышал хоть что-то. Хотя, по своей сути, так и было. Калека... Я почувствовал, как неведомая мне сила зарождается глубоко внутри, где кроме пустоты ничего и не было, а затем подкатывает к горлу, готовая вырваться наружу. Калека. С этой болью невозможно бороться. Она накрывает с головой, подобно грозе среди ясного неба, настигает в любой момент, даже если и не ждёшь. Хотелось забиться глубоко в нору, стать маленьким, ещё более незначительным и тихо скулить в надежде, что скоро всё пройдёт, что агония утихнет, а в следующий раз она не придёт никогда. Незавершённость моей сущности сжигала изнутри, оставляя ещё большую пустоту после себя.
Я остановился, тяжело дыша. Уставивший в промёрзшую землю, я смотрел, но не видел, не мог разглядеть ни единого листика, ни одной травинки. Длинный, похожий на линии из чёрного дыма хвост отплясывал бешеный танец, раздражённо метался из стороны в сторону. Я едва не зарычал, чтобы исторгнуть из себя это всепоглощающее чувство. Жалок, как же я жалок. Словно у маленького щенка отобрали любимую кость, так и я сгорал от необъяснимой обиды, раздосадованный. Вскинув морду и помотав головой, я думал двинуться дальше... Сердце огромным валуном, падающим с горы, рухнуло в лапы. Я видел его и не смел оторвать взгляда. Все мои шесть глаз уставились на него не мигая, ибо я был слишком ошарашен, ранее не замечая ничего вокруг. Я чуть не попятился: так неожиданна была эта внезапная встреча. Три пары глаз, а я и тут умудрился проморгать единственное существо, встретившееся мне на пути. Глупый, невнимательный Один!
Я не дух предвидения, но с уверенностью мог сказать, что незнакомец определённо не был простым существом. Дух, демон или такой же, как и я? Мысли скакали, словно стадо зайцев на поляне. Сказать? Убежать? Поздороваться? Спросить? Хватит! Вопросы, вопросы, вопросы... Каплями дождя шумели в моей голове, пока не превратились в сплошной ливень, заглушая всё вокруг. Я продолжал пялиться. Незнакомец не то скалился, не то улыбался. Это пугало. Я стоял на месте. Он тоже не двинулся.
- Такое мрачное место словно создано для неожиданных встреч, - о, демоны тени, что я несу? Неловко. Я попытался усмехнуться или ещё как-то изобразить дружелюбные намерения. Даже не догадываюсь, как это получилось. Кажется, страшно. Обычно я всегда знаю, что сказать, а моя речь не такая странная и неуместная. Конечно, мне пока не удавалось убедиться в этом на практике, но... В голове моей всё выглядело именно так. Столько раз видел, как стайные волки ведут непринуждённую беседу, что, казалось, в этом нет ничего сложного, ибо им это давалось легко и непринуждённо. Но откуда же я знал, что мне в данной ситуации придётся едва сдерживаться, чтобы не вылить на собеседника целое море мыслей, вопросов и идей. Но не воспользоваться возможностью хоть с кем-то поговорить я не мог. А хвост-предатель нервно подёргивался в сторонке.
- Как невежливо с моей стороны, я не представился. Моё имя Один, - я замер в ожидании. Не слишком ли поспешно? Не было ли грубостью вторгаться в личное пространство этого духа? Что бы я не думал, отступать уже поздно. Слова сказаны, а значит остаётся только наблюдать за реакцией незнакомца. Или же можно убежать. Не, ну а что? Я пытаюсь рассмотреть все возможные варианты, так что даже самые идиотские тоже могут сгодиться.
Я моргнул. Впервые, после неожиданной встречи. Странно это, а мне не нравится быть странным.

+1

5

- Кажется, тебя заметили, глупый Лис. Проследи своим хитрым взглядом, усмехнись чуть подобрее... Отметь его природу. А-л-я, перед тобой полудух личной персоной. Злобное существо? - Лис чуть приподнимает верхнюю губу в угрожающем оскале, не сводя желтых злобных глаз с полудуха. - Ну же, не обманывай себя, Провожатый. Они не виноваты. И ты это прекрасно знаешь. Твоя злоба, направленная на брата, никак не поможет тебе. Они - ошибки этого мира. И они несчастны. Так же несчастны, как и ты в своем одиночестве. - оскал стирается, глаза перестают пилить выбранную жертву, однако... Лис и не спешит пугать своим обманчивым тявканьем слабого существа, все еще скрывая натуру высшего духа. Немного щурится, приподнимаясь на лапах, будто готовясь к прыжку. - Брось, Черный, в этом мире им нет места. - Как и тебе, Провожатый... Провожатый замирает, клацая зубами. Голосок, привычный голосок, звучащий порою в его голове, прав. Ему здесь так же не место. Его место там, в параллели, между мирами. Его доля - вечный сон, глаза его должны быть закрыты, как и собственные чувства, чтобы судить... Чтобы Проводить заблудшие души по мирам.
- Такое мрачное место словно создано для неожиданных встреч, - Удивленно таращится, тут же опускаясь обратно на прохладную землю и прижимая уши к голове. Он удивлен не только голосу, но и интонации, решению говорить, эмоциям... Он удивлен и своими собственными чувствами. - Это действительно полудух? Злобное существо, рвущееся к полноценности? - Ты хотел увидеть цербера, Провожатый? Ты - Высший Дух, и ты не знаешь такой простой вещи... Он родился Полудухом. У него и пламя может быть другого цвета. Ох, со своим щенком забыл простые истины. Слишком увлекся живыми, Братец? - Устало прикрывает глаза, но все еще следит за ним уже голубыми огоньками, чуть успокоившись, перестав злиться. Он слишком недоверчив, чтобы вот так вот поверить этому голосу, он слишком нервный сейчас, чтобы просто так уйти.
- Как невежливо с моей стороны, я не представился. Моё имя Один.
- Один... - повторяет он мелодичным поющим голосом словно эхо. Закрыть глаза уже полностью, ощущая усталость.   Усталость, которая одолевает внезапно, нежданно. - Что ты? Теперь чувствуешь, каково ему? Каково ему тосковать о том, что он неполноценный. И это - твоя ошибка, Лис. - Я - Провожатый... Блуждающий Огонь. - аккуратно открыть глаза и подняться на лапы, чуть махнув хвостом, улыбаясь уже по привычному, искушающе. Двинуться медленным, легким шагом к пришельцу, успевшему потревожить тебя, разозлить и привести в чувство. О, ты же прекрасно ощущаешь скорбь? Так почему, Лис?
Поравняться, слегка сощурив свой взор, склонить голову, горько усмехнуться..

- Как же так? - выдыхает тихо, еле слышно, следя за тем, кто во много раз больше его тушки, кто не желает его убить, он не чувствовал жажды смерти, однако... Все это настораживало его, было ново, удивительно. - Неужели все так скорбят? Неужели им всем так больно?.. - А ты думал, они неживые? Они не способны чувствовать того же, что и ты сам? Ведь и ты, по всем правилам, не должен ощущать ничего, ты должен быть холодным судьей. А ты... Улыбается, по доброму, без своего привычного ехидства, обходит по кругу полудуха, а затем садиться перед ним, все еще немного склоняя голову.
Сам Провожатый видел множества тварей, демонов да теней, но полудуха... Первый раз, они были ему незнакомы, неизвестны. Или, может быть, он просто никогда не замечал. Как ему было заметить то, что происходило вокруг? Он же был зациклен на другом.
И чувствовал он себя почему-то слишком странно. Ощущал непонятную жалость и сожаление. Это его ошибка. Это его вина. И он виноват в ней один. Если бы тогда он не позволил себе... Ох черт, какой же он был дурак.

+1

6

Я смотрел за лисом, слегка склонив голову набок. Загадочность так и манит собой, крутится вокруг, дразнится такой доступной недоступностью. Любопытство прорывается сквозь сдержанность, как молодой побег пробивает себе путь к свету. Мысли так и норовят вырваться нескончаемым потоком речи из сильно сжатой пасти. Кто он? Зачем здесь? Почему? И ещё сотня подобных вопросов, на которые мне никто не собирается давать ответа. Я видел, как волки общаются со своими состайниками, как олени ведут себя в стаде, даже как птицы поют незамысловатые мелодии друг другу. Я смотрел на них и учился чему-то, перенимал их привычки, повадки. Но ещё ни разу не встречал двух духов, общающихся между собой. Поэтому сейчас я был в полной растерянности, не зная, как подступиться к своему новому знакомому. Переступил с лапы на лапу. Меня слегка нервировала эта тянущаяся тишина, которую нарушить было бы святотатством. А ещё этот непонятный оценивающий взгляд двух огоньков в глазницах черепа... Он интриговал, вводя в заблуждение своей особой странностью.
- Я - Провожатый... Блуждающий Огонь.
Мои длинные уши удивлённо вздёрнулись вверх, при этом нервно подёргиваясь, выдавая весь спектр эмоций, который я испытывал в тот момент. Если бы я мог, то, скорее всего, в тот момент превратился бы в камень или дерево, чтобы не видеть, не слышать, не чувствовать. Вы спросите почему? Да потому что передо мной сам Дух Топи! Я тысячу раз пожалел, что потревожил его покой, ибо был жалкой букашкой без крылышек перед силой Провожатого. Никогда не знаешь, чего ожидать от Высших Духов. Они могут и поиграть с тобой, как с жалкой марионеткой, так и убить, не  моргнув и глазом, а могут и отпустить с миром. Ну, я так слышал в разных легендах, рассказываемых волками друг дружке. И непонятно, верить им или нет, ибо одна история противоречит другой. Пока я жив, чему ужасно огорчён, а значит пока что интересен Духу, ну или, по крайней мере, он раздумывает, оставляя мне ещё времени насладиться неожиданной встречей. Но почему он здесь вдали от своего привычного места? Я не мог прочитать ни единой его эмоции: маска из черепа не выражала ничего. Да, мы все используем маски, пусть и не такие осязаемые, но для одной лишь цели - спрятаться, ибо без них мы так уязвимы. Философствуешь, Один? Да, есть такое. Атмосфера располагает предаться размышлениям о вечном, о натуре существ и их призрачных жизнях. Разные мысли лезут в голову, когда смотришь прямо в два горящих огонька.
- Как же так? - едва-едва произносит Провожатый, но я слышу. И тебя что-то тревожит, как и всех нас... Высший стал обходить меня и, как мне показалось, оценивающе осматривая. Мой же взор был устремлён вдаль. Я с трудом смог оторваться от его глаз, и сейчас оставалось лишь переводить дыхание, пока мы не встретимся взглядами снова.
- Так, потому что мы существуем, - отстранёно произнёс я, когда Дух оказался за моей спиной. Мне ли был задан тот вопрос, или же то были мысли в пустоту. Глупо с моей стороны говорить так поспешно, но и оставлять висеть эти слова в воздухе мне показалось неправильным. Наконец, Провожатый завершил свой круг и сел напротив меня, а я снова оказался пленником его бесконечно горящих глаз. Они... приковывали к себе, манили, звали за собой. И прикажи это Дух, я бы пошёл не раздумывая.
- Существуем лишь прихотью этого мира, - слова упали и разбились о землю. Они казались такими тяжёлыми в этом плотном пространстве между нами двумя. Да и что я мог сказать Высшему Духу, который был древнее и гораздо мудрее жалкого меня? Но не хотелось останавливаться. Более того, я желал разорвать себе грудь, найти там и вырвать подобие души, грубо сунуть это Провожатому со словами: "На! Смотри! Мне нечего скрывать, да и ты видишь сам. Я открыт, вывернут наружу, я пуст и во мне больше нет ничего". Я бы так и сделал, будь у меня душа...
- Мира, который, издеваясь, играется с нами, забрав то, в чём мы больше всего нуждаемся, - отведя взгляд, произнёс я. Сейчас это было сделать легко, ибо внутреннее несовершенство поглощало все остальные чувства, словно голодный зверь в желании утолить голод, не имея возможности когда-нибудь насытиться. Внутри снова всё похолодело. Скоро, скоро придёт оно - чувство вселенской пустоты, которую нельзя было заполнить ни единым известным мне способом. Я старался не смотреть на Лиса, боясь, что он почувствует эту ни на секунду не прекращающуюся жажду, которой я стыдился, которую презирал и ненавидел всем своим чёрным сердцем.

+1

7

- Он меня узнал? Мое имя настолько... - Что ты желал, Дух Топи? Ты столько лет держал свою стаю в жестокости, а теперь удивляешься ему? Лис никогда не думал, что он чем-то отличается от других. Он не думал, какое влияние может оказывать. Нет, некоторые все же штуки он проделывал, но это специально. Кто же бы мог знать, что без своего желания он мог как-то влиять на других. Это ему бы не понравилось, узнай он.
- Так, потому что мы существуем, - Вы не должны были рождаться. - выдыхает в мыслях, закрывая глаза, собираясь с мыслями. Всегда ведь тяжело смотреть на свои собственные ошибки. - Кто решил, что не должны? Ты? Только из-за того, что он так режет твои глаза? Провожа-а-атый! Разве можно так грубо относиться к тем, кто жаждет жить? Почему он не имеет права на существование? Только потому, что ему от этого нескончаемо больно? Только потому, что тебе знакома эта боль? Шумно выдохнув, Лис снова уставился изучающим, пытливым взглядом в вол... полудуха. Он не понимал, что именно он чувствует. Эта встреча была для него полной неожиданностью. Он никогда не ощущал столько боли. Боль. Знал ли этот полудух, какую яркую боль испытывает он? Знал ли, что Провожатому свойственна эта боль так же, как и ему. Знал ли он... Наверное отчасти знал.
- Существуем лишь прихотью этого мира, - Прихотью мира? Мир страдает. И миру вы не нужны. Как и мы. Никто из нас... Этот мир - мир живых. Мы здесь - ошибки. И ты, и я. Лис шумно выдохнул, ему пришлось справиться с желанием прижаться к этому существу. Существу, которое было до невозможности похоже на Алтею, на его сына. Такой же маленький, замученный и потерянный. Жалость? Иногда жалость бьет больнее кнута. И Лис это понимал, поэтому просто не двинулся с места, оставив себе собственные терзания. Нечего. Его душа (душа ли? Ведь он сам - чья-то душа) металась, а сам он лишь снова вытянул губы в насмешливую улыбку. - Первый принцип - всегда улыбаться. При любых обстоятельствах. Всегда. - протянул вмиг ставший мерзким голос. О, любил этот голосок напоминать те жесткие указы первого вожака Полуночи. - Мира, который, издеваясь, играется с нами, забрав то, в чём мы больше всего нуждаемся, - Рвано делая глоток воздуха, Лис вздрогнул, напрягаясь всей своей тушкой, глаза его удивленно распахнулись. Голод. Тут же, он скрыл свое удивление. Перекрываешь свою суть? Лис щурится, слегка пригнув голову к земле, как бы склоняясь. Да, ему тяжело выносить это ощущение голода. Ему просто напросто тяжело.
- Зачем? - глухо, без привычной тягучей интонацией, смеющейся, насмехающейся. Лис был серьезен как никогда. Он не собирался сегодня играть. Он устал. Напряжение не уходила, предчувствие, что его обманывают, никуда не уходило, пусть и здравый смысл противоречил этому обману. - Зачем отрицать свою сущность?
Лис не понимал, почему хочет понять. Может, ему всегда нравилось разгадывать чужие секреты, может, он не знал, почему ему необходимо понять эту боль, это рвение и желание. Живое существо, которое нестерпимо страдало, которое желало жить. Без боли, без жажды чужой смерти.
Значит, ты родился полудухом. Родился... Какое глупое выражение, верно? Ты обязан убивать, так убивай! Почему же ты... отрекся от себя? Зачем? Провожатому было чуждо отрицание своей собственной природы. Он не мог понять, как возможно отрицать самого себя. И не мог понять, зачем терпеть эту боль, не ища ее утоления в чужой крови. - А ведь ты, Лис, убивал, будучи духом.
- От этого лишь больнее. Так зачем? - почти шипя, не веря в того, кто стоит перед ним, не веря... Все естество Лиса отвергало полудуха, однако разумом он понимал, что все правда. Вот, он стоит перед ним, отведя взгляд, стоит не шевелиться, понимая свою природу, но не нападая, не желая порвать, растерзать манящую тушку Провожатого.

+2

8

Я отвернул голову от Духа Топи, вдыхая морозный осенний воздух. В это время года ветер разносит особенные ароматы, которые ни на что не похожи. То был запах безмятежной усталости природы, которая после долгого лета, сбросив пожелтевшую листву, готовилась ко сну. Скоро белоснежный покров спустится с небес и заботливо укутает лес, а мир погрузится в неторопливое спокойствие. Тогда и я обрету холодное равнодушие, а пока... Вновь посмотрел на Высшего Духа, рассматривая его причудливую фигуру. Он казался таким маленьким, его шрамированное тельце было хрупким по сравнению со мной. Казалось, я с лёгкостью мог переломать ему хребет одной лапой, однако я не обманывал себя, нет. Это Провожатый сейчас играл со мной, а я лишь был неотрывным взглядом, тихим голосом, тенью, что смиренно пыталась унять свою сущность. И она подчинилась мне. Холод вожделения чужой силы разливался по моему телу, но голод отошёл на задворки сознания, скрытый куда более важными мыслями.
О чём думал Блуждающий Огонь? Видел ли во мне мерзкую тварь, о которую даже лапы марать не хотелось? Или же тот, кто должен быть никем? Что вообще твориться в головах Высших Духов, когда они не разыгрывают из себя покровителей, а остаются наедине с собой? Чувствуют ли они тоже, что и мы? Чувствуют ли они вообще хоть что-нибудь? Я устало выдохнул. Столько вопросов, на которые мне, наверное, не узнать ответа. По крайней мере, не от этого хитрого Лиса.
- Зачем? - я широко распахнул глаза, удивлённый столь неожиданными звуками в этой предзимней тишине. Что ты хочешь знать, Дух? Разве ты не можешь вырвать этот ответ из моего раскрытого разума? Или тебе хочется услышать? Да, наверняка тебе, как и мне, хочется осознать самого себя посредством понимания других. Хочешь знать, что я? Я тоже хочу знать, что скрывает за собой эта маска скорби. Но увы, мы никогда не сможем постичь сущность другого, как бы ни хотели. Мы слишком разные, как кромешный мрак и пламя, что его разгоняет, хоть и являемся противоположными аспектами одной силы. Однако я отвечу на все твои вопросы, потому что нам и не обязательно понимать друг друга. Достаточно просто быть такими, какие мы есть здесь и сейчас.
- Зачем отрицать свою сущность? - отчего-то я засмеялся. Это показалось странным и неуместным в нашей необычной беседе, но ироничный смысл этого вопроса так и повис в воздухе. Как бы тебе ответить, Дух...
Провожатый задал последний вопрос, и я не смог сдержать горькую ухмылку, которая выдала все мои чувства с потрохами. Ты говоришь о боли так, словно понимаешь что это такое на самом деле. Неужели я ошибался, и мы имеем больше общего, чем ожидалось. Предположения. Догадки. Всего лишь догадки плавали опавшими листьями на поверхности пруда моего сознания. Какие-то тонули, другие оставались на плаву, но так хотелось, чтобы хоть кто-то протянул лапу и достал этот промокший лист, а я увидел бы в нём истину. Но не в этот раз, увы, ибо хозяином той лапы сейчас был Король Лжи и Обмана. Хитрый Лис, но я не ты. Поэтому держи мой лист с поверхности пруда.
- Я не отрицаю свою сущность, нет, - горькая усмешка.
- Ибо моя истинная сущность - это отсутствие её. Пустота, из которой я был рождён, зовёт меня обратно, - я посмотрел в самую глубь пылающих огоньков на месте глаз. Хочу, чтобы ты не услышал, а почувствовал это. Я не должен был существовать, не должен был сгорать от своей неполноценности, не должен был сейчас сидеть и говорить с тобой. Мир знатно посмеялся надо мной, когда сотворил такую шутку, насмешку над естественным порядком вещей. Моя сущность -  это один из бесконечного множества огней в безликой пустоте небытия. Часть меня до сих пор осталась в бессмысленном круговороте энергий, который пронизывает эту Вселенную. Я чувствую её там, на той стороне, отделяемой тонкой гранью между жизнью и смертью. Я жажду вернуться к ней, слиться воедино, не быть безликой тенью, бродящей по ненавистной земле, а раствориться в желанном ничто. Понимаешь, Дух? Я - ошибка.
- Иронично, что этот мир лишил нас того, за чем мы вынуждены бессмысленно гоняться всё отпущенное нам время, - мой тон не был полон сожаления. Наоборот, я говорил с нотками смеха в голосе, потому что и до сих пор мне жизнь казалась глупой шуткой. Просто грёбаной шуткой этой грёбанной Вселенной! Полудух, обречённый на жалкое неполноценное существование, - всем смеяться!
Что-то я снова разошёлся. Нет, не могу я спокойно говорить об этом. Может, потом со временем я научусь псевдосдержанности и холодной отстранённой загадочности, которыми так славятся другие духи. Ах, прошу прощения, я же не из числа, да.
- А вы, Высшие Духи, тоже гоняетесь за чем-то по этому миру? Точнее, за кем-то... Неужели поиск хранимого так важен для вас? - я не надеялся услышать ответ, но попытаться стоило. Мне всегда был интересен этот аспект - хранители и хранимые. Зачем сковывать себя нерушимыми цепями со смертным, когда ты сам воплощение великой мощи? Какой толк отдавать свою жизнь в лапы другого, намного слабейшего? Наверное, мне никогда не осознать, каково это запирать себя в клетке, созданной существованием иного, совершенно не похожего на тебя существа. Да, я презрительно смотрел на волков, желающих заполучить себе хранителя, и жалел духов, которые попали в эту ловушку. Но хотел знать, почему они так стремятся друг к другу. Наверное, это ещё одна ироничная шутка мира - передать бессмертную силу смертным.

+1

9

Холодный взор отмечает. Лис. Да, именно Лис. И именно сейчас он стал абсолютно спокоен. В этот самый момент, когда полудух отвернул голову, отвлекаясь от созерцания голубой тени.
Губы вздрогнули, растягиваясь в коварной улыбке. Лис, о Лис... Что же за мысль пришла тебе в голову? Что опять заставило тебя играть, забыв об отдыхе. Встречаешь вновь обратившееся к тебе внимание с улыбкой-насмешкой.
- Отвратительно смешно. Глянь на себя, Блуждающий Огонь, глянь. Ты проникся к нему, почувствовал его. А теперь отрекся от этих чувств, закрыв глаза на все виденное. О, любишь ты поступать так, как нравится только тебе. Жалость, боль... Ха, ты - Провожатый. И вернув маску холодного и рассудительного судьи, ты смело можешь играть. Играть дальше, милый мой друг.
Замечаешь удивление, что радует твою натуру. Знаешь ли ты ответы на все вопросы, Лис?

На это ответить Дух не мог, он внимательно-насмешливо следил за полудухом. Это было интересно. И ему вдруг показалось одна истина: этот полудух аукнется ему не в самом лучшем свете, он принесет ему неприятности; но все это лишь позабавило синего зверька, дернув ушком, тот нетерпеливо переступил.
Смех, слегка поддержавший разрушающуюся тишину, что тихо обволакивала все вокруг, попеременно отвоевывая свои владения. Лис оглянулся, отвлекаясь от своего собеседника.
- Что я здесь забыл?
Холодные, неприветливые искаженные деревья, причудливые сложенные их ветви, пожухлая, но почему-то отчаянно пытающаяся жить, растительность... Лис улыбнулся шире.
- Абсолютно все хочет жить. И не важно как.
Он не заметил усмешку полудуха, зато заметил изменившуюся атмосферу, но и ее почувствовать в полном объеме не мог, оторвав свой взор от очередной ветки, он вернул его Одину. Провожатый чуть склонил голову набок, не скрывая своего интереса, будто бы он рассматривал какую-то диковинную штучку, а не смотрел на полудуха.
- Забавно-забавно. О чем ты думаешь? И почему не задашь свои вопросы вслух? Ведь ты хочешь о чем-то спросить?
- Я не отрицаю свою сущность, нет, Ибо моя истинная сущность - это отсутствие её. Пустота, из которой я был рождён, зовёт меня обратно, - И он мог лишь покачать отрицательно головой, понимая, что полудух не прав. Конечно, отчасти истина была и в его словах, но Лис знал немного больше. Вот только... Что дадут эти знания полудуху? Еще раз задумчиво покачав головой, отрицая его слова, он насмешливо отринул все то, что пытался поведать ему собеседник не только на словах, но и на чувствах, влиянии.
- Иронично, что этот мир лишил нас того, за чем мы вынуждены бессмысленно гоняться всё отпущенное нам время.
- Кто же тогда Духи? Кто? Любой другой дух гоняется за тем, чего его лишили, как и любой живой... Вторая половина. У вас ее нет, и вы вынуждены пожирать других, дабы унять боль от того, что связь... эта невидимая красная нить, перестала обжигать, ведь на другом ее конце ничего нет. Не нашлось. Ирония... Мы все гоняемся за тем, что у нас отобрали.
- А вы, Высшие Духи, тоже гоняетесь за чем-то по этому миру? Точнее, за кем-то... Неужели поиск хранимого так важен для вас? - Лис перестал улыбаться, задумчиво оглядев нового знакомого от кончиков ушей до кончика хвоста.
Он не знал, отвечать или нет. Обычно, он не утруждал себя объяснениями, не в его репертуаре. Однако... Если он ответит, в этом не будет проскальзывать оправдание, это будет обычный обмен информацией, ведь Лис узнал нечто большее из всего того, что пытался сказать и объяснить ему полудух. И если по началу он несколько удивился, то теперь же... он сумел взять себя в лапы, тихо засмеявшись в ответ.
- Раз прозвучал ответ на мой вопрос, я отвечу на твой. - Провожатый чуть двинулся вперед, приближая себя немного к неполноценному духу - Каждый ищет то, что у него отобрали. И ваша неполноценность - точно такая же неполноценность любого другого духа без хранимого. И пока любой другой дух не найдет... часть... вторую часть своей души - он будет испытывать что-то вроде вашего голода - послышалась насмешка, однако, не сказать, чтобы Лис смеялся - Голод. Из-за того, что вы - незавершенные духи, из-за того, что у вас нет предназначенных вам хранимых, вы обречены искать ее в смерти других. Смерть. За гранью этой жизни нет пустоты, как вы ее назвали. Не знаю, встречались ли мы раньше, Один, я не могу распознать полудуха, но вы прекрасно знаете и сами, что там не пустота. -
- Зачем, Лис, зачем?...
- Мне этого хочется.
- Это не в твоем стиле.
- Зачем мне рамки?

От вернулся в прошлое положение, прикрыв глаза и вытягивая лапы, прижимаясь к земле. Все это делало его еще меньше, от чего ему самому захотелось посмеяться.
Маленький Лисенок, которому вверен призрачный дар. Что такое этот дар? И зачем он ему дарован? Лис плохо осознавал это. Однако, полудух был интересен. И Лису понравилось ему отвечать.
- Оборвется ли чье-то существование, аль жизнь, или нет - один и тот же исход. С миром никто и никогда не сольется, он вновь продолжит свой путь. За этой ли дверью, аль за другой. Разницы нет. Все миры почти слились воедино. Нет никакого смысла в жизни. Ни у духов, ни у живых, ни у теней... Это круговорот. Бессмысленный, безумный... - уже отвечая на сказанные Одином слова до его вопроса. Странного вопроса, казалось Лису, но что же, разве его вопрос не был странен?

+2

10

Как кот с интересом смотрит на пролетающую мимо бабочку, только лениво шевеля хвостом при этом, так я вглядывался в маску-череп Высшего Духа. Хотя неизвестно было, кто из нас двоих тот котяра, что взирал в своём любопытстве на ничего не подозревающее насекомое. И мне казалось, что результаты не в мою пользу. Я устало выдохнул. Кому понравится, когда с ним играют, как со слепым щенком, да ещё при этом не по правилам? Не знаю, как другие поступили бы на моём месте, но я терпелив. Очень терпелив и ещё больше любопытен, так что игра, в которой я не знаю правил, забавляет меня сильнее, чем обычная беседа старых знакомых.
Я прилёг на прохладную землю, будто маленький волчонок, который пришёл к своему отцу послушать сказку на ночь. Взгляд неотрывно наблюдал за Высшим Духом. Зачем ты здесь? Неужели тебе так наскучило общество твоих рабов? Разве интриги, хитросплетения судеб, коварные замыслы больше не веселят тебя, что ты решил убить свою вечность разговором с недостойной жизни тварью, со мной? Или ты ищешь что-то... Но что? Я не задаю вопросы вслух, ибо для меня не важны ответы сейчас. Лучше ответь на них сам себе, Дух, ибо это куда важнее, чем развлекать тень, которая и не должна была существовать. По крайней мере, от себя, лис, ты правду утаить не сможешь, даже если бы и хотел. Я изнывал от любопытства, и предатель-хвост выдавал моё нетерпение. Не представляю, как другие держатся в ситуации, когда хочется вскрыть собеседнику череп в надежде на то, что там они увидят все его потаённые мыслишки и желания. Жаль, что действительно нельзя так сделать, ведь как бы это упростило общение! Усмехнувшись собственным умозаключениям, я взглянул в горящие глазницы Духа. Знает ли, о чём я думаю? Да, наверняка, и это пугало и ещё больше забавляло одновременно.
Высший Дух заговорил и я сначала не поверил в это, ибо его голос звучал неестественно в этой осенней атмосфере сна и умирания. Но я слушал, внимал каждому слову, стараясь не пропустить ни звука. Длинные уши подрагивали в такт его речи,   словно так они могли уловить едва заметные нотки интонации. Он заговорил о неполноценности, о нашей похожести - духи и тени... Я никогда не задумывался об этом так серьёзно. Были мысли об этом, но они появлялись и исчезали, не успевая укорениться в моём разуме. Точнее, это я вырывал их с корнем, отправляя гнить на задворках сознания. Не хотел признавать, что у нас, несовершенных, мерзких теней, куда больше сходств с духами, которые так презирают нас. Мы так привыкаем жалеть себя, что чаще всего не замечаем открывающихся пред нами истин. Теперь я понимал, что всё это время всего лишь отрицал то, что являлось истиной. Спасибо, Дух, ты открыл мне глаза не только на правду, но и на моё невежество. А после тихой усмешки, которая добавила небольшую паузу в монолог Провожатого, он заговорил снова. И с первых слов мне уже стало не по себе...
Смерть? Я испугался. Действительно первый раз в жизни все мои внутренности съёжились, а громко стучавшее сердце начало покрываться ледяной корочкой ужаса. Я прикрыл глаза, не желая видеть говорившего, ибо боялся услышать слова, от которых выворачивало наизнанку. К горлу подкатил сгусток панического страха, что стало даже трудно дышать.
- Не знаю, встречались ли мы раньше, Один, я не могу распознать полудуха, но вы прекрасно знаете и сами, что там не пустота, - и он их произнёс.
Я застыл, недвижимый. Широко распахнутые глаза неотрывно смотрели в саму глубь двух древних огней. Я не мог вымолвить ни слова, даже забыл, что такое дышать. Казалось, что даже лес не смеет прервать неторопливого ответа Высшего Духа. Всё замерло и вместе со мной продолжало затаённо слушать спокойный голос Провожатого, не издавая ни звука.
- Оборвется ли чье-то существование, аль жизнь, или нет - один и тот же исход. С миром никто и никогда не сольется, он вновь продолжит свой путь, - что ты хочешь сказать, Лис? Говоришь загадками, выдавая правду за ложь или наоборот? Как я могу верить тебе, Дух Лжи и Обмана? А он продолжал рушить всю мою прошлую жизнь, вбивая в меня слово за словом, словно камень, обрушивающийся на мою голову. Он ломал мои мысли так легко, словно это были не убеждения, укреплённые годами, а сухие ветки в осеннем лесу. Всё, что имело хоть какое-то значение, вмиг потеряло смысл. Я не мог предположить в тот момент, что возможно Провожатый лукавит, издевается надо мной, играется, словно хищник загоняет свою жертву в ловушку, а в тайне смеётся и злорадствует. И я верил ему? Да, верил.
- Нет никакого смысла в жизни. Ни у духов, ни у живых, ни у теней... Это круговорот. Бессмысленный, безумный... - я резко сорвался с места, нависнув над маленьким лисёнком, готовый разорвать его в любую секунду. Сухие подмёрзшие листья взметнулись в воздух и плавно осели на холодную чёрную землю, а воздух показался таким плотным, что его можно было рвать когтями. Из глотки вырывалось утробное рычание, пасть была оскалена, обнажая острые клыки.
- Ты лжёшь! - я прокричал эти слова, вложив в них всю свою ненависть и презрение. Меня совершенно не заботило то, что передо мной стоял Высший Дух, который мог жестоко покарать меня за такую дерзость. Мне было настолько плевать на это, что хотелось просто содрать этот череп с наверняка смеющейся морды этого лжеца и одним разом вырвать правду из его бесчувственного, омертвевшего сердца.
- Бессмысленный? Ха! Тогда зачем всё это? Зачем? - мой голос был подобен на истерический не то смех, не то плач. Я отскочил от Провожатого, засыпав его лапы взметнувшимися листьями. Меня трясло, словно тогда была не поздняя осень, а самая лютая зима с завывающим ледяным ветром. Я ни о чём не мог думать, а в голове крутилось только одно - это неправда. Он лжёт. Этого просто не может быть. Ведь какой тогда смысл в этой бессмысленности? Я отвернулся от лиса, зажмурившись так сильно, словно это могло помочь мне забыть эту встречу, как страшный сон. Вот я сейчас очнусь от этого кошмара и всё, что здесь было, окажется нереальным, всего лишь плодом моего безумного воображения. Я дышал глубоко, стараясь успокоить бушующий ураган эмоций, что сметал всё былое простодушие и безмятежность.
Я... - тихий хрип сорвался с моих уст, сил не хватило продолжить без небольшой паузы, где я мог хоть как-то сосредоточиться. Вдохнув, я продолжил: - Я не верю.
Я повернулся к Духу. Больше не было той злости, что яростно вырвалась наружу. Больше не было ненависти, которая заставляла бурлить мою кровь. Только боль. Вселенская боль захлестнула всё моё естество, а затем пришло отчаяние. Всё, во что я верил до этого, обратилось в ничто. С первым появлением меня в этом отвратительном статичном мире я мечтал только об одном - вернуться назад. Туда, где не было ни духов, ни теней, ни волков, ни всего этого... Я мечтал о сладком забвении без чувств, эмоций и мыслей, жаждал той нирваны, которая, как мне тогда казалось, отделялась от меня только гранью между жизнью и смертью.
Передо мной стоял Дух. Я смотрел на него, пытаясь прочесть на ничего не выражающей морде хоть что-то, хотя бы единственный намёк, что это не правда, что это всего лишь злая шутка его сумасшедшего разума. И не увидел там ничего. И это ничего медленно стало перетекать в дыру, где, по идее, должна была находиться моя душа, образует ещё большую бездну, которая, разрастаясь, поглощала меня всего целиком.
- Пожалуйста… - я казался таким жалким, таким маленьким… - Солги мне сейчас. Ты же умеешь это делать.
Я совершенно забыл, что недавно обращался к нему вежливо, с уважением. А сейчас… Это бессмысленно, да? Трещина пошла по стене моего самоуважения, создавая другие больших размеров, пока то, что оставалось от меня прежнего не обрушилось окончательно. Это словно солнце, которое светило изо дня в день, вдруг перестало существовать, погружая весь мир во мрак.
- Скажи мне, что всё хорошо, что всё не напрасно…
Мир вокруг перестал существовать. Всё замерло, оказавшись вне времени и пространства, разделяемое от обычного состояния только этими секундами до его ответа. Не дышу. Не моргаю. Не шевелюсь. Глаза в глаза – я жду. Пустой сосуд, всего лишь оболочка, живущая вот этими секундами до его ответа.
А моё сердце перестало биться…

+1

11

Лис не открывал глаз, не смотрел на беспокойство и метания "ошибки". Лису было все равно, хотя нет, погодите, Лису было интересно, как он сможет поиграть на струнах чужой ду... души. Именно, души. Он никогда не задумывался, что у теней, тварей, полудухов и прочих "темных" существ она есть. Но он прекрасно знал, что все именно так. Ведь даже у него... игривого бездушного и проч. по списку она была. И он это знал. Хотя бы потому, что...
- Всего одно имя, Провожатый!
- Примо.

И, может быть, их появление - ошибка его. Кто знает, может, это не Мрак, не Жизнь, а всего лишь его неумелые способности провожатого. Он бывал высокомерен, излишне высокомерен, но сейчас... Он задавался вопросами, множеством вопросов, что терзали душу, грызли его. И виной относительно был Один. Да, эта встреча потрепала нервы Духа. Он тяжело выдохнул, позволяя себе расслабиться.
Зверек даже не дернулся, услышав шелест листьев, не открыл глаз, спокойно и терпеливо ожидая. Дорога была верно выбрана, Лис это знал. Он тот, кому дарованы ключи от всех дорог и миров, он знал, что поступает верно. А смерть ли грозит... Его? Полудух? Что же, пусть. Губы дрогнули, растягиваясь в насмешливую игривую улыбку. Духу было весело. Духу было хорошо.
- Ты лжёшь! - Лис чувствовал напряжение, он ощущал беспокойство, ненависть и разрушение... чего? Шумно выдохнув, он, не обращая ни на изменившийся тон и отношение, ни на рычание и угрожающие действия, спокойно открыл глаза, лапой стянув маску и замерев, одаряя Одина взглядом холодных голубых глаз.
Лисья морда, тонкая и удлиненная, казалось, что она не сможет и шкуру другого прокусить, однако... Провожатый был духом, а клыки не уступали волчьим, если не превосходили. Спокойный взгляд и насмешливая улыбка. Смеялся ли он?
- Бессмысленный? Ха! Тогда зачем всё это? Зачем? - Полудух бился в истерике, он отпрыгнул, а Дух лишь проследил за ним взглядом, взглядом холодного судьи. Так было, так есть и так будет. Он лишь ведет тех, кто просит об этом и решает, куда направить других. Улыбка стала шире. Просто привычка.
Лис терпеливо выслушал истеричные просьбы создания тьмы. Он слушал, внимательно следя за действиями черного. Ему нравился холод, что царил в этой части земель Наар...
Втянув шумно воздух, он немного помедлил, не отвечая. То ли раздумывая, то ли желая немного помучить своего собеседника. Лис вздернул голову вверх, к ветвистому небу, что перекрывало голубое. Он стянул с морды улыбку, фыркнув, привстал, усаживаясь, обвивая лапы хвостом и чуть склоняя голову к земле. Глаза в глаза. Голубой взор смотрел в алый. Внимательно, пытливо.
Молчание... и голос. Мягкий, чуть насмешливый, но при этом не отталкивающий, режущий.
- Лгу ли я? - протянул он, замолкая, раздумывая. Лжет ли он? Смел ли он лгать? Молчание продлилось недолго, всего пару минут, но Лису хватило, чтобы оценить все события. Относительно он никогда не лгал, но только относительно. Является ли ложью то, что требуется для блага? Для верного выбора и хода? Нет? Или да? Лис не знает. Ему все равно. Он Высший Дух, ему лучше известней, разве нет?
- Нет. - понимающе отозвался он, но только для себя.
- Нет - Говорит он, покачав отрицательно головой и усмехаясь. Не важно, про что именно он говорит "нет". Лгать он не умеет. Или так считает. А если кто-то считает иначе... Пусть?
- Я. Никогда. Не. Лгу. - отчеканивая каждое слово выдохнул он. Ну и что, что другие? Ну и что, если они не правы? Обманывать? Не досказывать? Играть словами? Да. Но не лгать. Ложь - понятие чертовски расплывчатое. И ему оно непонятно. Ложь...
- Я - Провожатый, Дух Параллели и... Дорог. Я не Дух лжи и обмана. Я лишь веду каждого по тому пути, что ему предначертан. - мягко отметил он, не отвечая на основной вопрос, пока не отвечая. Говорил он лениво, не спеша, заставляя полудуха нервничать в ожидании того, что скажет он дальше. Да и не нравилось Провожатому то, что его вечно пытались приписать к покровительству совершенного другого, ежели его родимого междомирья.
- Бессмысленный. Зачем? Почему? Потому что каждый должен научиться и понять, пройти свой путь. Это - смысл каждой жизни, каждого живого существа. И вы... Тоже живы. - внимательный взгляд и небольшая заминка. - Найти свою полноценность? Заключить договор? Выбрать сторону разрушения мира? Что выберет потерянный и испуганный полудух? - прервался Лис лишь на смешок. Он смеялся не над Одином, а над собой. Играть в такие игры... Когда же это закончится, когда же ты вернешься ко мне Примо? Фыркнув и прикрыв глаза, Лис облизнулся, позволяя себе перевести дыхание. Он любил длинные речи, но совершенно не такие. Говорить так... Это не его стиль
- Круговорот жизни и смерти - бессмыслен. Круговорот страданий, боли и счастья, радости... нет. Вам решать на что потратить подаренную вам жизнь. Жизнь, именно жизнь. Полудухам так же известны узы договора.
К чему клонил Лис? Внимательный взгляд, встретившийся вновь с тревожным... Блуждающий Огонь засмеялся, откинув голову назад. Еще немного, и он на лапах, скинув листву, фыркает, встряхивая головой.
- Не берите в голову слова того... Кто не живет, как вы. - улыбнулся он, потягиваясь и подхватывая свою маску. Ему пора возвращаться, он знает, стая долго ждать его тушки не будет... А он должен быть там. Что же, для него было полезно.
- Прощайте. - уже на свой обычный манер протянул Провожатый. Насмешливо и тягуче. Его усталость растворилась в этом полумраке и тихом голосе. Ему было плевать. Снова. - И не думайте рушить этот мир. - голос тут же сменился на угрожающий, а дышать стало труднее. Лис перестал скрывать, что он - Высший. - А иначе, я сломаю каждую вашу кость, разрушу все, что есть внутри и... - холодный чуть рычащий голос прервался, а Лис ушел, не договорив, оставив после себя прохладу зимнего утра. Он не шутил, ради мира... Он уничтожит все.

+2

12

Эти глаза... Они сковывали мне не-душу ледяными цепями, обращая каждую клеточку моего тела в кристаллики холода. Вокруг не существовало ничего, кроме них. Вечность? Грань между жизнью и смертью? Бесконечность? Я не мог понять, что отражалось в них. Точнее мне не дано было понять, что таят в себе эти голубые осколки самого чистого льда. Маска была снята, время недосказанности прошло, иллюзия утратила свою силу. Передо мной стоял иной Провожатый, не такой, каким видели его другие. Маска - его защита, за которой можно спрятать радость и печаль, спокойствие и гнев, счастье и боль, любовь и ненависть... Правду и ложь. И сейчас время для последней прошло? Будешь честен со мной, Дух?
Молчание. Это молчание длилось вечность. Казалось, за это время рождались и умирали новые вселенные, а мы всё так же стояли друг напротив друга и молчали. Он выжидал, капля по капле вытягивая из меня остатки хладнокровия и благоразумия. Провожатый ломал меня с той же лёгкостью, с которой сейчас под моими лапами крошились сухие листья. Палач или спаситель? Одно лишь его слово могло вырвать мне сердце либо заставить его биться вновь.
- Лгу ли я?
Нет.
- Нет.
Горькая улыбка показалась на печальной морде. Это улыбка отчаяния, улыбка моей безысходности. Глупо было надеяться на иной исход, просто какая-то часть меня хотела чего-то иного, но на самом деле это было всего лишь отрицание своих мыслей, догадок, чувств. Мы часто заранее знаем ответы на все вопросы, они таятся глубоко внутри нашей сущности. Просто мы боимся, или не хотим, или не можем произнести их сами себе, а ждём от других этого, словно их слова будут наделены большей властью, чем наши собственные.  И я ждал, пока лис не озвучит то, что пряталось во мне. Я не поверил Провожатому только потому, что не хотел в это верить. А сейчас... Среди нас был только один лжец, и это не обладатель холодных глаз цвета ясного неба. Я лгал самому себе, отрицая истину, которая витала в воздухе, сказанная словами Высшего. Я понимал это, но не принимал.
До этого дня, до этой самой секунды в моём бездушном теле теплилась надежда, которая и была всем смыслом моего существования. Закончить существование в этом мире и просто раствориться в вечной вселенной, где перестало существовать даже само понятие "неполноценность", потому что всё стало бы единым. Разве это не было бы прекрасно для существа, которое каждый день сгорает от боли и изнывает от дикого голода? Разве я много просил? Я всего лишь хотел прекратить эту жестокую агонию, повторяющуюся день за днём. А в итоге ещё одна дверь... И жизнь превращается в череду бессмысленных выборов и бесконечных дорог, которые приведут только к одному - к этим ледяным глазам, что так сильно отпечатались в моём сознании.
- Вам решать на что потратить подаренную вам жизнь. Жизнь, именно жизнь, - на этих словах я шагнул ближе к Провожатому, словно боялся, что сказанное растворилось бы в морозном ночном воздухе поздней осени, как иней таял под лучами утреннего солнца. Но меня остановил внезапный смех Высшего Духа, неестественными аккордами прозвучавший в застывшем лесу. Я, прижав уши к голове, пытался отыскать иронию его слов, но не находил ничего, кроме разочарования. Да, в той самой ненужно подаренной грёбаной жизни. Интересно, а кто её подарил? Может, я смогу вернуть ему "подарочек", запихав его прямо в глотку этого кто-то?
Провожатый, улыбаясь, подхватил свою маску, намереваясь прощаться. А во мне зарождалось нечто, что пугало и притягивало одновременно. Я смотрел на Высшего Духа, злостно ухмыляясь, и ненависть подкрадывалась мелкими шажками к моему естеству. Нет, я не ненавидел лиса. Как можно ненавидеть того, кто открыл тебе глаза, кто показал истинный облик мира? Благодарностью было преисполнено моё сердце, пропитанное желчью и злобой. Осталось только подавить эти чувства, засыпать их землёй, ибо в ней они смогут созреть и прорости в нужный час. Ты не похож на себя, Один. Да, на себя прошлого нет, но, может, я просто шёл по неверному пути, ибо до этого момента я не встречал того, кто мог бы провести меня по моей Дороге. Не было того, кто стёр бы пелену иллюзий и заблуждений. И я слепо плутал, пока не встретил Провожатого.
- И не думайте рушить этот мир. А иначе, я сломаю каждую вашу кость, разрушу все, что есть внутри и...
- А разве не мне решать, на что потратить подаренную мне жизнь? - озлобленно прокричал я, словно мои слова были чистым ядом, но их услышала только пустота. Ушёл.
Я сел на землю, обессиленный, пытаясь успокоить громко стучащее сердце. Голова свесилась вниз, а взор упёрся в мои собственные лапы. Я тяжело дышал, выдыхая клубы пара. Меня трясло, но не от холода, нет. Истерический смех разнёсся по осеннему лесу, распугивая мелких тварей, которые имели наглость сунуться в это место. Я смеялся, пока не заболели бока, пока закончился воздух в лёгких, пока по щекам не покатились слёзы. А после безумный хохот затерялся в тихих всхлипываниях, которые оборвались так же резко, как и начались.
- Прощайте, - едва слышно выдохнул я давно ушедшему собеседнику.
Скоро рассвет, а мне о многом предстояло подумать после этой неожиданной встречи.
Начинался новый день.

Конец.

+2


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Отыгранные фб и альты » Глаза в глаза... Душа в душу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC