Naar. Dance on the verge

Объявление

РЕБЯТ, МЫ ПЕРЕЕХАЛИ ВОТ СЮДА (баннер ниже) БУДЕМ РАДЫ ВИДЕТЬ НОВИЧКОВ И СТАРИЧКОВ) Наар. Танец на грани

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Отыгранные фб и альты » Soulgambler


Soulgambler

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s8.uploads.ru/OgW0m.jpg


Участники: Arzamas | Weird
Цель|сюжет игры: Одно несовершенство, полудух всего лишь, в своих поисках набрел на кое-кого могущественного, более древнего и опасного, Высшего духа. И у Несущего Войну и Раздор появилось предложение, от которого просто невозможно было отказаться...
Локация: Небольшая поляна
Время|погода: Декабрь, 24 год, вечер. Холодно, земля и опавшие листья покрылись изморозью, ледяной ветер лишь изредка даёт о себе знать, небо затянуто мрачными серыми тучами.

+1

2

Услышь тот звук, что ветром свистит в пустынном поле, читатель. Я буду обращаться к тебе за этим не раз.
Услышь этот звук и здесь, читатель, ведь он ничем не отличается от реального. Пускай этот зловещий гул будет пронизывать это место, будто завывающая вьюга. Ветра гуляют здесь свободно, несут в своих волосах маленькие снежинки и обжигают морозом. Они гуляют здесь так, потому что родились в этом месте.

Здесь так же мрачно, как и в твоем сердце, Арзамас. Уже вечерело, и ты не понимал; то ли ты хочешь прям сейчас пойти и разнести одну стаю за другой, то ли просто остаться одному - как сейчас. На твоей морде нет той игривости и азарта. Ты стоишь носом по ветру, а затылком к тому месту, где садится солнце. Ты презираешь его, ведь оно не дает ощущения полноценности теням. Они не могут выходить на солнце, а ты лишь жалеешь их. Ты считаешь их своими детьми, и не важно что на это скажет Мрак. Его слова тебя вообще никак не интересовали.
В месте, где тени клубятся как змеи, ты чувствуешь себя сильным. Ты чувствуешь их злость, их желание наброситься на тебя и разорвать, но они не могут. Они боятся. Их глаза только мелькают в кустарниках и видно, как они щурятся. Они щурятся с презрением, но тебя это лишь умиляет... Каждый раз за собой ты оставляешь темные следы. Не важно по какой поверхности ты ходишь, следы всегда будто выжжены. Они напоминают петроглифы, но не высеченные. А сейчас в округе вы их не заметите. Ты просто явился сюда, дабы восполнить желанную тишину в своей прогнившей душе.   
" Белое пламя... Какое оно?"
Обжигающее, холодное, манящее... Оно будто впитывает в себя все, и это самое все в нем пропадает. Я никогда не использую его для разрушения, как мне кажется. Я лишь ... забираю то, что мне принадлежит.

В какой-то момент ты становишься центром того круга, что образовался из огня. Будто кто-то разлил тонкой ровной струйкой нефть и поджег ее, однако горит она без черных клуб дыма и отнюдь не ярким желтым пламенем. Он будто здесь сам по себе и даже трава в нем не оттаивает, он приземленный, но стоит прикоснуться к нему ... И снова ты делаешь так, что даже шепот теней становится будто за стеной. Их не слышно не только в кругу, но и за ним. Опускаешь голову и ухмыляешься, облизывая губы змеиным языком. Сколько образов и душ ты уже поглотил? Сбился со счета,  Арзамас?  Хмыкаешь, оголяя ровный ряд зубов и поднимаешь голову, бросив взгляд куда-то в бок.

— Я вижу тебя, тот, кто кроется в тени. Яви же мне свой лик.* открыть спойлер — Произносишь ты, чей голос сплетается во всевозможные звучания. Уже давно позабылся тебе твой родной голос — столько ты их поглотил. Этими звуками ты будто жонглируешь, меняя один на другой без особого труда. Посмотрев на тебя, не поймешь - то ли ты самец, то ли самка, но ясно одно - тянуть с действиями в случае чего ты явно не станешь.
Долгое время своего здесь прибывания ты чувствуешь на себе взгляд. Взгляд не тени, что дрожит во мраке от злобы и страха подойти, а взгляд, что не спускается с твоего существа. Редко кто-то видит твой истинный облик. Ты считал, что видеть его могут лишь те, кто этого достоин. А считаешь ли ты жалких теней достойными? Они ведь сгустки материи... которые ты с такой любовью выращиваешь.

голос Арзамаса

+3

3

Из всех мест, где я побывал, это не любил больше всего. Оно не казалось таким мрачным, как мёртвый лес, но было в нём что-то... Даже не знаю, как описать не покидающее чувство, когда в каждом кусочке темноты кто-то обитает и неусыпно следит за тобой. Взгляды скользят по моим туманным чертам, полные то ли презрения, то ли ненависти или вообще зависти. Только отвел глаза в сторону, а их как не бывало. Исчезли, растворились в тени, оставив меня со смешанным чувством нереальности происходящего. Воображение разыгралось? Да нет, ибо я по-прежнему чувствую прячущихся теней и демонов. Их злобу и ненависть невозможно не почувствовать. Я склонил голову, уставившись на промёрзшую и покрытую инеем землю, словно извиняясь перед своими собратьями, что не могу дать им то, чего они так жаждут. Потому что сам не могу этого заполучить. В этом плане мы одинаково несчастны.  Этот лес - сборище калек, неполноценных тварей, ненавидящих всех и ненавидимых всеми. Мир сыграл с нами злую жестокую шутку, исторгнул из своего чрева испорченные остатки, которые трепыхались как мошки, попавшие в воду и не знающие, как спастись или же научиться плавать... А сейчас мы всего лишь болезненное напоминание о былом порядке.
Мысли, мысли, мысли... Они докапывались до глубин сознания, задевая корни, которые прорастали внутрь неполноценного разума, а сейчас пускающие ядовитый сок, разрушающий привычное псевдоспокойствие. Я не любил это место. Здесь, казалось, моя сущность сливается с окружающими обитателями, становится более дикой, бесконтрольной. Это пугало. Не место, нет, и не чудовища, скрывающиеся во мраке. Что они сделают мне? Убьют? Ха! Да я жажду смерти всеми фибрами своей отсутствующей души. А вот потерять себя было страшно. Превратиться в очередную тварь, живущей одним лишь желанием обрести целиком свою сущность. Это не гордыня, нет. Я не ставлю себя выше других, просто понимаю, каково это быть выброшенным и разбитым на осколки. Нытик. Голос в голове. Сам себе говорю, сам себе и отвечаю. Только в последнее время, чем дольше я прибываю в этом мире, тем сильнее к привычному "я" примешивается ещё одно, более циничное, раздражённое и недовольное. Поначалу это было незаметно, просто мысли, словно многотысячный рой пчёл крутился в улье моего разума. А затем появилось нечто, что мне очень не нравилось в себе. Оно постоянно отпускало едкие комментарии и постоянно язвило, а я посылал его куда подальше, чтобы не высовывалось. О Высшие Духи, я уже выделяю в себе что-то подобное на иную личность! Да, вы больны разумом, дорогой Один. Скорее всего причина этому то дерево, в которое вы, не глядя, врезались недавно на досуге. Осторожнее надо быть, уважаемый. А я уже говорил вам, что не люблю это место?
Я остановился. Всё моё естество дрожало от необъяснимого напряжения. Чёрный дым, из которого состояла моя шерсть, стал гуще, словно пытаясь спрятать меня от чего-то неизвестного. Разум вопил повернуть назад. Одна часть меня хотела бежать, пока не стёрлись бы лапы в кровь, прятаться и никогда не возвращаться в это проклятое место. А другая... А другая побежала трусцой к источнику этой необузданной разрушительной энергетики. Я старался прятаться во тьме, чтобы ненароком не спугнуть неведомое. Или, что более вероятно, не попасться ему на глаза. Каждый шаг в груди отдавался громким стуком сердца, сжимающимся в предвкушении чего-то необычного, ранее не встречавшегося. Едва сдерживался, чтобы не сорваться на бег, ибо прошлое научило меня, что порой спешить не стоит. Ближе, ещё ближе, и я чуть ли физически стал ощущать присутствие мощнейшей силы. Делать лапы мне бы отсюда. Здравый смысл давал хорошие советы, но разве я могу противиться той силе, что влекла меня вперёд?
Кровь. Привкус крови в пасти. Я раздираю глотку другому волку, алая жидкость заливает мою грудь, а в нос ударяет запах железа. Кости хрустят, раздираемые мощными клыками, я слышу звук трескающихся рёбер под своими сильными лапами. Кто-то молит о пощаде, кто-то упивается страданиями, кто-то борется за жизнь, кто-то дарует смерть. Вокруг царит хаос: духи и волки, яростный рык и крики боли, кровь и смерть - всё смешалось в круговороте ложных чувств и воспоминаний. Видение. Всего лишь видение, возникшее в моём разыгравшемся воображении. Я отступил чуть дальше в тень, неотрывно смотря на Высшего Духа, а это, без сомнений, был именно он. Я молчал, не желая выдавать своё присутствие, хотя чувствовал, что меня уже давно заметили. Мыслей не было. Мой разум был девственно чист, будто первый выпавший снег, будто кристально чистое озеро, будто белое пламя, пляшущее вокруг существа неопределённого пола, похожего на волка. Я приоткрыл пасть, не в силах сдержать рвущееся наружу хриплое дыхание. Замер на месте, недвижимый, как и окружавшие нас безмолвные деревья. Меня влекло к этому Духу. Хотелось прилечь у его лап, подставив беззащитное горло, прикрыть глаза, почувствовать его томное дыхание на своей шее, последний раз вздохнуть и погрузиться в сладкую негу, как его клыки погружались бы в мою плоть...
В реальность меня вернул голос, словно произнесённый тысячами существ одновременно:
- Я вижу тебя, тот, кто кроется в тени. Яви же мне свой лик.
Это он тебе, идиот. Я мотнул косматой головой, стряхивая остатки безмыслия, и вышел на освещённую белым пламенем поляну. Дым, окружавший меня, тут же истаял, оголяя чёрную шерсть, так привыкшую быть под покровом теней. Я чувствовал себя обнаженным, беззащитным маленьким волчонком, который забрёл в логово ужасного зверя.
- Так прекрасно... - тихо выдохнул я. Слова сейчас казались излишними, но они сами вырвались из приоткрытой пасти.
Я шагнул чуть ближе. Остановись! Я не боюсь смерти, она стала бы моим избавлением. Я подкрался на полусогнутых лапах ещё ближе, от этого выглядя меньше, чем обычно. Беги! Я не боюсь смерти, она стала бы моим искуплением. Я выпрямился перед стеной огня и взглянул в глаза Высшего Духа.
Я пропал.
Я растворился.
Я увидел в нём тысячи смертей.

Отредактировано Weird (2017-02-23 01:01:19)

+2

4

В какой-то момент в тебе подогревается злость. Но не на полудуха, нет. Кольцо из огня начинает постепенно потухать, но не исчезает окончательно. Твоя морда начинает будто дымиться, а на деле был это белый огонь.
Каждый жалкий старик считает вас своими творениями. — Твой взгляд смотрит прямо, казалось, ты успевал своими двумя смотреть в каждый глаз этого волка. Чудное создание. — Жизнь сделал вас прекрасными. Он сделал вас сильными, — Но не закончил свою работу. Ты никогда не видел Духа Жизни в лицо, ведь появился ты будто из вне его существования. Самый молодой высший дух, как же! Существо сделало к тебе шаг. Ты не расценил это как наглость или бесстрашие.
— Я стал тем, кто закончит начатое.—Ты хмыкаешь и слегка отводишь морду в другую сторону, туда, где должно садиться солнце. Затем ты вновь повернулся к волку. — Полудух, обреченный на гонения вечность. Пока стая этих мясных мешков не разорвет тебя толпой.
Когда-то и тебе казалось, что появись ты в стае одного из этих самых мясных мешков, то тебя разнесут в пух и прах, да так, что места мокрого от тебя не останется. И тогда ты стал оттачивать навыки со своим пламенем. Оно было непокорным. Оно было... Оно просто было. А теперь ты даришь его щедро теням - своим приспешникам.
Ты улыбаешься, а во взгляде ни капли доброты, какой мы привыкли ее видеть. Я увидел в нём тысячи смертей. И это, пожалуй все. Этого было достаточно, Арзамас.
Подчинись мне однажды, и будь свободен всегда.— Ты поднимаешь подбородок, а кольцо огня вокруг лишь разгорается сильнее, будто в него добавили больше топлива. И настает момент, когда кольцо будто начинает жить своей жизнью. Тонкая линия огня тянется к косматому крупному волку, играя языками пламени прям у его лап. Пустись же в пляс, неизвестная тень! Ведь пламя тянется по твоим лапам, которыми ты станешь топтать землю живых!  Пламя горит на шерсти, тянется куда-то вдоль шеи, стремится к самой морде. Шерсть не горит, а пламя на ней во всю бушует. По твоей воле это пламя сделает из этого полудуха либо полноценного, либо мертвого.  В белом пламени порой появляется и черный дымок, но это совсем не потому, что шерсть горела. Так сила зовет полудуха. Зовет его существо наружу, ту самую тень, в которой он сам же скрывается. Будто высасывает из него его естество.
Разомкни уста в улыбке, Один. Пусти его в себя. — Да, ты знал его имя. Узнать имя того, кого хочешь для тебя редко составляло какой-то непосильный труд. Пожалуй, это было так же просто, как и залезть в голову существа. Это будто видеть все здесь и сейчас, а сквозь мутное донышко стеклянной бутылки смотреть на то, что происходило глазами существа. Ты видел волчат. Их образы складывались куда более четче, чем те, что были где-то на заднем плане.

Почувствуй холод, читатель. Тот неприятный, тот ломящий, который заставляет встать и закрыть окно. Почувствуй сквозняк, но не кожей. Почувствуй его внутри себя. Стало бы тебе от этого легче, читатель? Я бы рассказал_а тебе историю о том, как я простудился, бродя по комнате уставленной хламом босыми ногами. Именно тогда это стало моим первым опытом. Перестать бояться того, что тебе может причинить вред. Он сделает тебя сильнее на следующий раз, тогда ты будешь закаленным. Но об этом как-нибудь в другой раз.

+1

5

Такой тихий голос, изнутри, извне, но я увы во сне,
Он что-то плохое заглушает во мне.
И я закрываю глаза, выбираю из двух,
Пытаюсь понять, от меня что ты хочешь, Дух?

Белое пламя стало постепенно стихать, и я мог бы в полной мере различить черты Высшего Духа, если бы хотел. Но я смотрел только в его древние, горящие силой глаза. Его взгляд пронизывал. Казалось, что он заползает в самые тёмные уголки моего сознания, выворачивает бедный разум наизнанку, обнажает все самые сокровенные мысли. Я не мог ничего скрыть, да и не хотел. Я был кристальным озером, в прозрачной воде которого виднелся весь подводный мир.
Он заговорил. Множество голосов сливались в один, вторгаясь в мою голову неестественным потоком тысячи душ. Я невольно прижал уши, ибо эта многомерность Духа напрочь разрывала привычный шаблон понимания мира. Хотя о чём можно говорить, когда речь заходит о вещах выше моего разумения? Но я слушал и слышал его. Слова отдавались эхом в моей пустой груди, словно они были сказаны не только для меня. Их должен был услышать каждый несовершенный, чтобы понять истинную суть вещей. Мы никогда не будем любимы этим миром, ибо мир не принимает нашу сущность, заставляя подстраиваться под него, жить по принятым законам. Но если я не хочу этого? Если я хочу просто быть тем, кем и должен быть? Никем. Однако жизнь лишила меня этой возможности, а я не стал противиться ей. Слабак. Всё это время я плыл по течению, несомый бурным потоком, ни к чему не привязываясь, ничего не желая. Так может настала пора самому стать горной рекой, которая будет разрушать самые мощные скалы? Зерно мысли об этом зародилось ещё в первые минуты моего существования. Со временем оно проросло, дав интересные плоды умозаключений, которые из маленьких слабых ростков вскоре станут мощными деревьями. И тогда побеги не станут прогибаться под неудержимым ветром, а сами своими корнями начнут разрывать землю, меняя её по собственному желанию. Я чувствую это. Я жажду этого.
- Подчинись мне однажды, и будь свободен всегда, - слова обрушились на меня майской грозой. Подчинись? Я уже и так скован незримой цепью с этим неправильным миром живых. Я подчиняюсь времени, подчиняюсь природе, подчиняюсь солнцу и луне, подчиняюсь ветру и воде, подчиняюсь даже самому себе и своим желаниям. Мы все зависимы от этой Вселенной, в то время как она с лёгкостью может обойтись без нас, ведь уже когда-то обходилась... Невидимыми оковами пронизано всё наше существование. Свобода - это иллюзия, за которую мы отчаянно цепляемся, как за величайшую ценность жизни. О какой свободе может идти речь, если мы находимся в рамках, дозволенных этим миром? Мы мушки, садящиеся на цветок-ловушку, и думающие, что нашли там то, что хотели. Но то, что мы хотим уже навязано нам с самого начала существования. Так что для меня ещё одно "подчинись"? По крайней мере Высший Дух не лжёт, желая опутать меня паутиной иллюзий. Он говорит прямо не увиливая. Всего лишь одна цепь, которая сможет разрушить другие...
Белое пламя стало вести себя иначе. Его тонкие линии потянулись ко мне дразня и играя. Оно подступило к самым лапам, и я невольно одёрнул их, боясь прикоснуться к этой силе. А внутри разверзлась бездна. Голод. Нескончаемый голод пробудился от недолгого сна. Он был зверем, который пожирал меня изнутри, но никак не мог насытиться. Он рвал и метал, рычал от бессилия и слепой ярости, он хотел больше. Больше, больше, больше! Я рухнул под этой растущей всепоглощающей пустотой, не в силах сопротивляться её власти надо мной. Никогда голодный зверь не был так близок к тому, чего желал так долго своей несуществующей чёрной душой. Он тянулся к огню, а я не мог противиться этому. Боль, что день за днём мучила меня, сейчас раздирала всё моё естество на тысячи мельчайших частиц. Я перестал существовать. Во мне не осталось больше ничего, кроме жажды той силы, которой меня дразнил Дух.
- Я... - в приоткрытую пасть, разрывая глотку, заполняя нутро, ворвался неконтролируемый поток белого пламени. Каждая клеточка моего тела горела в дьявольском огне, но в тот же момент обжигающий холод сковал всю мою сущность. Я забился в агонии, не в силах стерпеть неистовство бушующей силы, которая поглощала абсолютно всё. Я пресмыкался у лап Духа, жалкий, корчась от до этого момента неизвестной мне боли. Я хотел закричать, но пасть сковало ледяным холодом. Я разбивался на тысячи пылающих осколков, которые мучительно срастались вновь. Всё, что мне оставалось, это хрипло дышать, но с каждым вдохом в моё горло впивалась тысяча игл льда. Я задыхался. Я сгорал, не в силах контролировать поток мощной энергии, разрушавшей моё существование. Я умирал.
Пустота... Она не пуста?
Презренный щенок тихо скулил у ног своего хозяина, но вскоре эти жалкие звуки сменились булькающим кашлем, что становился всё громче, пронзая ночную тишину. Хриплые, рычащие крики были похожи ни на что иное, как на... Да, я смеялся. Захлёбываясь в неистовом смехе, я никак не мог остановиться. Он сам вырывался наружу, не позволяя мне глотнуть ни грамма воздуха. По морде текли слёзы, впитываясь в шерсть, затекая в пасть, падая на землю. Впервые я заплакал. Но не от сожаления или боли, нет. Теперь это в прошлом. Я рыдал и смеялся от переполнявшей меня силы, радуясь, что внутри не было ничего привычного. Больше не было бездонной дыры, боль истаяла, словно снег под жаром огня, голод ушёл в далёкое прошлое. Я не ощущал сосущей пустоты, которая каждый день мучила меня. То, чего я желал больше, чем смерти, но никак не мог признаться себе в этом, было уже во мне. Я улыбался, сгорая в блаженном экстазе. Целостность. О ней можно было только мечтать. А сейчас... Я есть я.
- ... подчиняюсь, - хрипя, выдохнул я. С трудом поднявшись с земли, еле-еле держал себя на трясущихся лапах, но, о Вселенная, как же восхитительно наконец-то обрести самого себя!
Вокруг плясали огоньки, а от меня исходил белый дым, рассеиваясь в ночи. Пламя рвалось наружу, но оно не покидало меня полностью. Оно теперь со мной, а я с ним.
- Я целиком и полностью принадлежу Вам, - слова были излишни, но мне хотелось ощутить их, почувствовать. Может, ему было всё равно, может, для Высшего Духа я теперь был не больше, чем часть его силы, инструментом его воли. Но для меня он стал Богом, который помог мне переродиться.

Отредактировано Weird (2017-02-26 03:38:38)

+2

6

И ты был болен, Арзамас. Казалось, будто лапы вот-вот подкосятся от удовольствия, а морда таки треснет от улыбки во все зубы. Скулы даже стало сводить. Сводить?
Сводятся голоса в голове во едино. Один шепчет, другой кричит. И начинается балаган. Вот оно - существо перед тобой. Оно подчиняется тебе само. Тебя распирает от удовольствия и гордости и... ты бы мог сжечь его, уничтожить и изорвать эту тень, о которой лишь пустые легенды умудряются слагать глупые волки. И ты увидел в нем страсть, ты видел в нем уныние и интерес. Ты видел в нем все сразу. Это было прекрасно.
- Я целиком и полностью принадлежу Вам.
И он молвил. Косматое чудовище, обреченное на существование в этом не идеальном мире. И ты, и он - вы оба заслуживали возможность сделать его лучше. А те, кто вас отвергает - заслуживают возможности стать частью той силы, что вечно жаждет крови.
Непознанный. Я буду звать тебя своим Сыном. — В какой-то момент все твои голоса, что менялись с каждым произнесенным словом, стали приобретать более четкий оттенок; низкий и огрубевший. Могло ли это значить, что ты стал вспоминать свой истинный голос? — И я убью тебя, как только ты меня покинешь. У моей Матери на тебя большие планы. У меня на тебя большие планы.
Абсурд. Вспомнить свой голос? А был ли он вообще? Звучал ли так же обычно, как у всех? Являлся ли сочетанием каких-то букв и звуков, а в последствии - слов в предложения? Вряд ли. Твой голос - Война. Твоя манера - раздор.
Ты вдыхаешь широко раздувшимися мокрыми ноздрями воздух. Клыки скрываются за губами, как этот вечер скрывается за горизонтом, показывая нам прелести ночи. Да, уже ночь. Вы встретились некоторое время назад, и могло показаться, что весь ваш цирк длился совсем недолго. Однако последние солнца лучи уже сумели укрыться, дабы не видеть вас - отвергнутых.
Пламя стихает как весенний дождь, оставляя после себя темные сухие лужи. Когда пламя и вовсе исчезло, то на траве остались ровные линии, но не выжженные, а еще темнее, чем была трава в этом проклятом месте. Твои глаза поблескивают как спелые ягоды рябины на солнце, а улыбка становится более снисходительно, пока снизошла с морды вовсе.
— Распоряжайся этой силой, Сын. Но не смей ею баловаться. — Кажется, ты стал более серьезен, Арзамас. Но в голосах твоих слышны и мягкость канарейки,  и строгость бурого медведя. Глядишь на косматого обладателя белого пламени и мнишь себя тем самым Богом, которым мнит тебя твой названный Сын.
О, безусловно, вы станете олицетворением порядка в этом мире.
В дальнейшем.

к о н е ц
извините за задержку, я в запое.
думаю, закончим эту игру.

0


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Отыгранные фб и альты » Soulgambler


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC