Naar. Dance on the verge

Объявление

Форум не является игровым.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Кладбище забытых и покинутых » they are coming [+18]


they are coming [+18]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Рука сжимает лук из клена,
Узду грызет строптивый конь
Белее снега.. Крик и стоны
Собой венчает. Это Мор...

Болезни, язвы плащ предвещет,
Чума смеется, конь храпит.
На улицах лишь смех зловещий
Да цокот меловых копыт.

http://se.uploads.ru/HoLxs.jpg

http://s8.uploads.ru/Ywo0T.jpg

Стихает шум... Вдруг страшный грохот,
Из молний появился он:
Кровавый всадник в алой тоге,
Доспех укрывшей, со щитом.

Оскал не скрыть, и кровь струится
С меча на рыжий конский бок.
Война в доспехе черном мчится-
Второй предвестник, Божий Рок.

За ним - горящие постройки,
Скрежещет сталь, врубаясь в плоть,
Вороньей стаи ропот громкий..
Кричит Война! Молчит Господь...

По мертвым улицам безлюдным
Под крики вдов и плач сирот
Неслышно едет безоружный,
И черный конь его несет.

Худой и бледный третий всадник,
В руке сжимает он весы.
''Прошу Вас, хлеба! Бога ради...''-
Бездомный нищий попросил.

''Пшеница? Золотой динарий.''-
Качнулись чаши на весах-
''Нет денег, верно? Убирайся!
И так я слишком опоздал''

Стучался Голод в ставни окон:
''Продам пшеницу и ячмень'',
В ответ же слышал только стоны
Он умирающих людей...

http://sd.uploads.ru/P7ClJ.jpg

http://s8.uploads.ru/efAwr.jpg

Бесшумно удалялся Голод...
Вдруг раскололась плоть земли,
И из нее четвертый гордо
Предстал, молчание хранив.

Изжелта-бледный конь храпеть
Не смел, покорный и послушный.
Четвертый всадник, грозный Смерть,
Явился взять людские души.

За ним - сам Ад плащом горит
Гееной грешникам и Местью,
Косу сжимая, Гибель мчит
Последним всадником Возмездья

Кто-то из четверых решил, что пора собрать вновь. Зачем?.. Не сложно догадаться. Мир летит в бездну... И Смерть думает, что пора действовать. Чем закончится встреча четверых кровных родственников?

Отредактировано Tristera (2017-03-02 16:06:50)

+2

2

Темным облаком пыли взовьется земля,
Под таящим погибель копытом.
Первый всадник послушно направит коня
В дом крестьянина мраком сокрытый.


Закричит, заревет несчастная мать:
"Как же так, мой мальчик так молод".
Но в разлуке недолго им пребывать.
Первый всадник - зовут его голод.

http://31.media.tumblr.com/12e2f43f3cb6da345e1f030a8ae32747/tumblr_mzblwjNaRk1rnphpzo2_500.gif

Тишина. Пустота. Темнота. Совершенно ничего нет. Ни холода, ни тепла, ни голода… Казалось, что вот это конец Вселенной, где ничего и никого нет.
Но неожиданно истинную тишину нарушали. Грубо, без трепета и аккуратности. Этот звук бесцеремонно ворвался в царство Пустоты… Цокот копыт. Довольно странно, правда? Да, сегодня все будет странным. По пустоте медленно брел конь, а на спине у него сидел всадник, который смотрел куда-то далеко впереди себя, казалось, что он смог проникнуть сквозь ничего, которое окружало его со всех сторон.
Но стоит заметить, что чем дальше продвигается всадник, тем светлее становится в этом непонятном пространстве. Будто он ведет за собой какой-то источник света. Наверное, вы думаете, что этот человек несет свет и добро? Спешу огорчить, но это совершенно не так. Просто даже плохим парням неуютно в темноте.
- Ахахаха….
Громкий пронзительный смех смешался с цокотом копыт, разбивая остатки спокойствия и пустоты в дребезги. Мужчина в седле заливался громким смехом, зрачки его расширились, но какой-то здравой мысли в них так и не появилось, лишь невероятно безумие, которое будто черная дыра засасывала любого, кто встретиться с этим человеком взглядом. А человек ли он?..
Конь равнодушно продолжил свой шаг, совершенно не обращая внимания на своего взбалмошного хозяина. За столько тысяч лет жеребец уже привык к своему всаднику. Иногда он даже считал, что умнее мужчины, и если бы не жеребец, то всадник давно бы где-нибудь загнил. Хотя, это довольно спорное заявление.
Неожиданно конь замер. Будто по команде, но всадник даже ничего не предпринял для этого. Мужчина спрыгнул с вороного жеребца и осмотрелся по сторонам. Да, стало намного светлее, но по-прежнему все как-то пусто.
Мужчина недовольно поморщился и поправил волосы, которые беспорядочными, слегка завитыми прядями стали спадать на его лоб. Хм, думаю, что самого всадника стоит тоже описать. Это был среднего роста мужчина, с темными волосами, болезненно-белой кожей, с синяками под глазами, а сами глаза были тёмно-карие цвета, почти чёрные. Зрачок был почти всегда ужасно расширен. На лице была так же легкая небритость. Одет он был… Хм… Джинсы, рубашка и кеды… Странно, да? А он ведь ехал на коне.
- Эээеееей!! Где вы, сукины дети?!.. - вскрикнул мужчина и тут же затих. Он будто ждал кого-то еще.
- Неужели я прибыл раньше того, сукина сына, который посмел оторвать мет от бедных африканских детей?! Ааа?! Так не честно!!! Почему все должен делать Я?! Я ДАЖЕ НЕ ПЕРВЫЙ ВСАДНИК!
Всадник нервно вскинул руки, сжал челюсть и крутанулся вокруг своей оси. Взгляд метался по сторонам. Конь лишь пренебрежительно фыркнул, глядя на выкрутасы своего хозяина. Тот же заскрипел зубами и громко топнул ногой.
Неожиданно непонятный пол тут же покрылся чёрным мрамором, возникли стены, потолок, а по среди появившегося из неоткуда зала возник старинный круглый стол, который был сделан из цельного дерева и был столь искусно украшен резьбой, что за него не жалко было и отдать все деньги, которые есть в стране. Следом за столом возникло четыре кресла. Четыре абсолютно разных кресла, каждое из них подходило только своему хозяину…

Отредактировано Tristera (2017-03-01 21:34:00)

+3

3

Не бойся, друг, иди сюда и слушай
Всему всегда приходит свой черед
Конец един, но коль не убоишься
Мы заключим Особый договор

http://img15.deviantart.net/0bf3/i/2009/196/2/c/soul__meet_death__by_cheeseboy18193.jpg

http://s8.uploads.ru/FMfHa.jpg

И каждый раз, одно за другим, снова, снова и снова... Эти люди ничему не учились. Те, кто мог изменить мир, пользовались другими и губили низших. Так было всегда. Вряд ли что-то уже изменится.
Конь подо мной шел медленно, спокойно, переставляя ноги словно бы привык идти таким ходом, медленным и неумолимым. Конь, или кобыла... Девушка прежде, что так боялась кончины, что согласилась служить Смерти. Я глянула на призрачную гриву, на миг словив равнодушное любопытство: много ли она помнила о своей прежней жизни? Жалела ли? Но мысль была мимолетной и очень скоро ушла, не задержавшись. Нет разницы. Не имело значения. Отпусти я эту душу, так она сама пойдет за мной следом, не зная иного пути. Ад полон, врата Рая закрыты, податься было некуда. И давно так.
Длинные черный волосы почти не колыхались в такт шагов, спадая поверх плаща через плечо. Левой рукой я натянула капюшон на глаза еще больше, скрывая лицо в тени, но блеск холодных глаз успел мелькнуть, словно даруя воздуху могильных холод. Впрочем, пугать им тут было некого, пустота окружала дорогу к "круглому" столу.
Кстати, о нём. Со стороны общей точки сбора донесся крик. Я прикрыла глаза, но конь даже не прибавил шага. А я и не подумала. Как и о том, что новый облик может удивить прочих Всадников. Привыкшие к изображениям на полотне, мы всегда представали пред людьми в виде мужчин. Я уже и не помнила, когда вдруг так резко взяла себе перемену. Смотрела за людским родом? От лица невинной девушки? А образ приелся? Или же... была более глубокая причина?
Спутник скосил на меня глаза, чуть повернув голову, но даже не фыркнул. Верно, я бы не ответила никому.
Свет на черном мраморе... На косе их темной стали мелькнул блик.
- Можно подумать, что краткий миг без твоего контроля заставит расцвести континент, - бесцветным голосом произнесла я, подбираясь ближе. Тот же темп. - Да если и так, показать конфету пухнущему от голода и отобрать надежду после - будто бы ты сильно расстроишься такой перспективе.
Призрачный конь остановился, обводя комнату равнодушным взором и не задерживая свой взгляд ни на чем. Я мягко скользнула вниз с его спины, держа в руках атрибут. Даже седла не было, да и поводья отсутствовали. Я же спокойно шагнула в сторону своего кресла. Черный мрамор... или что похожее, обитый то ли бархатом, то ли чем иным мягким. Вся резьба, что украшала строгий предмет мебели, была на изголовье в виде черепа, который то и дело переливался темными тонами и менял свою форму. Человеческий, звериный... Пустые глазницы.
- Придут все, не будь истеричкой, друг, - со вздохом и усталостью произнесла я, садясь на своё место и откидывая капюшон. Бледное лицо подставилось слабому свету комнаты, чуть островатые черты скул, но едва заметные... И синий взор, уставившийся в толок и смотрящий на него будто бы сквозь. Будь я человеком, про такого можно бы сказать "его всё заебало". Не надоело, ни наскучило, а именно зае... Только не было видно ни гнева, ни отчаянья. Бездушное равнодушие, сколь бы масло масленым это не звучало. Я лишь обняла косу, используя её, как опору, даже сидя. Холод стали еще как-то заставлял держаться... Вообще, я могла бы и переделать её на другое оружие в мгновение ока, но почему-то не стала.

+2

4

[NIC]Война[/NIC][STA]все поглотит пламя;[/STA][AVA]https://c2.staticflickr.com/4/3017/3513756712_ae5f7c1e79.jpg[/AVA]Рыжее пламя гривы, черный уголь копыт.
Ржание - грохот взрыва, ярость во взгляде кипит.
Всадник в седле смеется, жадно вдыхает дым
Дым городов сожженных, черный клубящийся дым.
Кровь перемешана с пеплом в полосах на щеках
Худенькая девчонка... но это - извечный Страх.
Спрыгивает на землю, не видя испуганных лиц.
Носком сапога ворошит теплую пыль столиц...

Война скучала.
На Ближнем Востоке, где она обосновалась сейчас, вот уже вторые сутки не происходило ничего интересного. Людишки заключили перемирие. Ни обстрелов, ни взрывов... ни даже какой-нибудь завалящей казни пленных, наконец. Серенько и уныло.
Да, измельчали смертные... Война пересмотрела последние кадры попадания снаряда в жилой дом, зевнула и выключила планшет в камуфляжном чехле.
С тоской припомнила былые времена.
Средневековье, колониальные войны...а уж Первая и Вторая мировые - и вовсе пальчики оближешь. Не то, что теперь - ни маневров, ни крупных операций, ни столкновений тысячных армий...
Тоска-а...
Всадница лениво хлопнула себя по бедру, обтянутому камуфляжем. Зевнула снова.
Мало кто бы сказал, что эта миниатюрная тонкая девушка с большими голубыми глазами (пусть и в камуфляже - на сей раз расцветки "пустыня", в каске, с камуфляжной же раскраской лица и, вдобавок, увешанная оружием - воплощение одного из четырех извечных бичей человечества. Но, тем не менее. Война давно отказалась от облика широкоплечего рыцаря, закованного в алый доспех и таскающего с собой тяжелый двуручный меч. Во-первых, банально, неинтересно. А во-вторых - давным-давно приелось.
К тому же... война как занятие всегда привлекала человечество. Так почему бы и не сыронизировать над этим, приняв женскую ипостась?
Натяжение, звон нити внутри самого существа. Война вздрогнула, вскакивая на ноги.
Спешно сменила облик.
Пустынный камуфляж потек, на секунду превратившись в облако, окутавшее девичью фигурку. Когда оно рассеялось, Война оказалась облачена в темно-серое, в крупные пятна, камуфляжное обмундирование, представлявшее собой сборную (но довольно гармоничную) солянку из амуниции спецназа разных государств. Каска образца вермахта сменилась шлемом, на груди повис "калашников", под правую руку, коснувшуюся бедра, послушно легла кобура.
Всадница смахнула несуществующую пылинку с начищенного сапога, поправила рыжую прядь, выбившуюся из-под шлема, и удовлетворенно хмыкнула.
Загляденье. Теперь и на встрече появиться не зазорно.
Напоследок Война снова взялась за планшет. Без особых проблем влезла в американские защищенные сервера, увела чертежи новейшего эсминца и из чистой вредности подкинула их во внутреннюю сеть монгольской разведки. Лениво задумавшись при этом, у кого эти чертежи в итоге окажутся - у русских или у китайцев.
Ну да в любом случае какая-то движуха должна начаться. Пусть ребятки не скучают, пока ее не будет.
Затем вскочила на коня, рывком поводьев подняла его на дыбы, заставив издать ржание, отдавшееся в ближайших горах громовым эхом обвала, и ворвалась в Ничто, где не было ни времени, ни пространства.

Угольные блестящие копыта выбили частую дробь по гладкому мрамору. Война не стала натягивать поводья, попросту выпрыгнув из седла прямо на ходу.
Обычный человек сломал бы себе при этом шею. Гарантированно. Существо, которым была Война, мягко приземлилось прямо на ноги.
И чуть поморщилась, поймав взгляд уже собравшихся на своем сразу же остановившемся после того, как владелица покинула седло, жеребце.
Ну отошла немного от канона. Мелочи.
Похлопала коня по шее, отливающей вороненой оружейной сталью. Ну... классическая рыжина в облике скакуна все же сохранилась. Правда, в виде покрывающих шкуру языков пламени, подозрительно смахивающих на аэрографию по металлу.
- Привет, ребята, - Война плюхнулась в кресло, которое посчитала за свое, со стуком положив шлем перед собой и вытянув ноги. Чуть туже затянула волосы в хвост. Похлопала по подлокотнику.
Работа Голода, похоже. Хм. Миленько так. И представительно - тяжелый стул с высокой спинкой, выполненный в виде свернувшегося кольцом черного дракона - красноглазая морда под одной рукой, изогнутый хвост под другой - ей определенно нравился. А уж мягкий огненно-рыжий бархат, которым было обито сиденье - тем более.
Вот Чума, тот наверняка бы усадил ее на походный стул цвета хаки, не удержавшись.
- Премного благодарна, что выдернули, - протянула она. - После такой скукотищи я вообще за любой кипеж. Хотя... могли бы и ко мне подтянуться. Я там как раз один городок, достаточно крупный, обложила...вместе бы и порезвились заодно, потренировали взаимодействие....
Положила перед собой на стол планшет, проверила уведомления. Разочарованно скривила губы.
Монголы еще даже не заметили "подарка". Ску-учно... надо было сразу китайцам отправить - тогда шевеление бы началось моментально, причем нехилое такое...

+2

5

[NIC]Мор[/NIC][AVA]http://mazmanidi.ru/wp-content/uploads/2011/04/man.jpg[/AVA]
Наблюдая за игрой ветра, перебирающего белоснежную гриву коня, человек, облаченный в длинные одежды, закрывающие все тело, под стать цвету его лошади, усмехался. Его внимательный взгляд любил созерцать. К тому же, парню уже давно нечем заняться. Люди прекрасно сами исполняли его обязанность.
Он слышал зов, но не шел, почему-то медля. Хотелось ли ему заставить чуточку подождать зовущих, или просто хотелось насладиться природой еще немного - нам неизвестно. В последнее время Мор странно себя вел, да и ощущал себя странно. Может, один из всадников апокалипсиса просто устал, устал наблюдать за людишками, которые сами себя и травят, и убивают.
Однако, пару мгновений последив за ветерком, он поднимается с насиженного места, поправляя одежды, натягивая капюшон сильнее. Некоторые считают его символом праведности, он же прекрасно знал, что он лжеправедность, а если просто - лжец. Вечно царившая на его губах ухмылка-улыбка и сейчас украшала бледное лицо.
Еще мгновение, и он уже в седле, удобно располагаясь, выравниваясь. Так уж вышло, что любил он истинную классику, традиции и прошлое. Ему не хотелось менять что-то в себе: ни обличье белоснежного коня, ни черный лук, ни свой собственный лик.
Хотелось бы знать, оделся ли этот человек в белые одежды в насмешку или же захотел просто напросто выделиться в этот не особо солнечный день. Однако, человек этот не любил ничего объяснять, и тем более разъяснять, поэтому вопрос оставался открытым.
Конь же его, не особо крупный, но мощный зверь, двинулся без команды всадника. Он тоже слышал, он знал и уже привык. И стоит уделить этому зверю немного больше времени, чем обычное упоминание вскользь. Ведь конь этот был Мору другом. Сколько уж он провел с ним времени? Знал ли этот зверь о том, что являлся частью этого человека?
Белоснежный стройный зверь не нарушал тишину, он призрачной тенью двигался вперед, набирая скорость. Движения его были ритмичны, быстры. Вот, он хрипло выдохнул. Такая уж у него особенность: он издает лишь хриплые звуки, не способный издать привычное лошадиное ржание.
Вот, в руках у всадника появляется черный, ярко выделяющийся на фоне белых существ, лук, он не собирается стрелять, просто так комфортней. Сам Мор, сильнее сжимает поводья, когда вокруг все исчезает, оставляя пустоту.
Он дергает их на себя, довольно резко, заставляя коня встать на дыбы, захрипев, крутануться вокруг своей оси и выпрямиться, почувствовав удар луком по крупу. Мор был не в настроении, стало ему ясно, а поэтому конь без лишних пререканий припустился вперед, прямиком к "замку".
Парень же удовлетворенно хмыкнул, прекрасно зная, что зверю ничего не будет от его действий. Слабо потянув поводья, останавливая коня возле не вписывающейся постройки и спрыгивая с него. Оглядев "работу", Мор поморщился, раздумывая, а не вернуться ли назад к пустому созерцанию природы.
Но покачав головой, он двинулся вперед, цокая каблуками по черному мрамору. На своих братьев он не взглянул, занимая свое, как он решил, место. Но сравнил он с собой это кресло лишь потому, что оно было единственно свободно. Белое. Под стать праведному цвету. Выполненное в строгом стиле без особых украшений.
Опоздал, хотя должен являться первым.
Усмехаясь, тот бегло оглядел новые обличья своих "друзей". Сейчас ему не слишком хотелось чесать языком. Он был слишком расстроен и опечален, но сказать хоть что-то следовало, поэтому...
- Взаимодействие?... - бархатным голосом прошелестел Мор, подпирая рукой лицо, так и не сняв капюшона. Не любитель он показывать свое личико.

+1

6

Он движется в мир,
Его конь Вороной,
И зоркий дозор
У него за спиной.
Он враг полумер,
Он свидетель конца,
Имеющий меру Отца.

Все,
чем дорожит зверинец,
Меч
срежет с лица земли.
Так
меру вершит Кормилец.

http://38.media.tumblr.com/d189c4553ca1c5d66b4ae77642d670a1/tumblr_n6k7r4gEXE1qdd1boo1_500.gif

[NIC]Голод[/NIC]
[STA]Я тебя сожру;[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/a79Dy.jpg[/AVA]
Кажется забыли сообщить одну ма-а-аленькую деталь. Совсем крошечную... Какую именно? Хм, ничего такого, просто сейчас за этим столом собрались четыре, ну, не совсем человека. Ну, прям совсем не совсем человеки, а всадники. Четыре Всадника Апокалипсиса. Ничего такого верно?..

Голод вставил наушники в уши и погрузился в звуки одной голландской группы, которая работала в направления трэпа. Темные очки защищали чёрные и болезненные глаза от яркого солнца, а козырек кепки бросал тень на бледное лицо. На губах играла безумная усмешка, пересохшие губы уже начали трескаться. Мужчина иногда откусывал кожицу и выплевывал ее на раскаленный песок.
- Yellow mother fucking claaw...
Прошептал всадник шевеля губами и поддергивая в такт мелодии кончиками пальцев. Он находился сейчас в Африке. Большой континент, который так и тянул всадника к себе. Здесь было много возможностей, чтобы не напрягаясь раскидывать свои пакостные ловушки и радостно смаковать их. Как раз именно сейчас, он немного расстроил жителей одной небольшой деревушки, которую накрыла ужасная засуха. Да-да, даже в Африке может быть такое. Не будем уточнять, что саму эту засуху устроил сам же Голод. Добрые белые люди решили привезти голодающим еды, но... Упс, кажется пара внедорожников перевернулись и взорвались прям на подъезде в деревню. Как же печально, что дети, у которых уже можно совершенно спокойно пересчитать количество ребер, не поест. Столько боли и тоски в глазах. Всадник задорно усмехнулся, но потом неожиданно ноги подогнулись, голова стала разрываться от оглушительного зова, которые эхом разносился по всей Земле. Мужчина схватился за голову, а губы исказились в беззвучном крике.
Конь чёрный будто самая глубокая ночь сам нашел своего хозяина, который лежал по среди пыльной дороги в позе эмбриона и пытался отгородиться от этого Зова, который звучал все громче и болезненней. Всадник кое-как забрался на своего верного друга и исчез в пустоте.

Сложно сказать, что именно повлияло на психику третьего Всадника Апокалипсиса. Он не был таким, когда впервые вступил на Землю рядом со своими братьями. Темно-карие глаза блестели жадностью и жестокостью, желанием издеваться. Сейчас в них чаще горит огонь безумия или отражается холодная пустота. Он не потерял своих навыков, не стал более щедрым, нет. Просто его поведение стало очень непредсказуемым. Именно из-за этого он острее всех отреагировал на зов Смерти, а может быть еще из-за того, что она шла следом за ним. Именно из-за ужасной боли конь принес его первым в место сбора, где зов уже не разрывал голову на части.

Первой появилась Смерть. Голод повернул в её сторону голову и его зрачки чуть расширились от удивления. Он слышал, что Четвертый Всадник сменил имидж, но не думал, что настолько. Следом появилась Война. Брови Голода поползли вверх. Только лишь Мор остался все столь же белоснежным. Аж, тошно. А сам Голод лишь сменил стиль в одежде. Так удобнее.
На лице третьего появилась широкая улыбка, казалось, что видно все тридцать два белоснежных зуба Всадника.
- Мой бра-а-а-ат... И се-е-естры...
Протянул он. Ближе всех к нему оказалась Война. Голод бесцеремонно схватил её в охапку и обнял. Он скучал по этому странному сборищу. Скучал по тому, что они творили все вчетвером. Возможно, это безумие не давало мужчине носить маски, которые нацепили на себя остальные четверо, но это его ничуть не расстраивало.

Отредактировано Tristera (2017-03-10 00:13:54)

+2

7

Может, я была услышала, а может это было лишь небольшое позерство, актерская игра. Взгляд, обращенный на брата, был холоден и равнодушен. Тепло давно затерялось в глубине и я не хотела его вытаскивать. Смерть жестока. Смерть беспощадна... Стоит придерживаться этой легенды, даже если это самообман. Зато так не больно. Тебе просто всё равно.
Остальные подходили, неотвратимо, кто раньше, кто позже. Я обхватывала косу, чувствуя проникновенный холод, что та несла, пропитываясь им и сдерживая стон. Единственная отрада, пожалуй. Жизнь за жизнью, без сочувствия или жалости. Бездушный палач. Интересно, попадись мне достойный противник... я была бы так же равнодушна?
Равнодушен?..
Меж тем, пусть мысли роились в другом направлении, я следила за пришедшими из-под капюшона. Вот Война, не преминувший воспользоваться новыми игрушками смертных - изобретательности тем было не отнять, но куда они её направили? - и новым обликом. А вот Чума, оставшийся верен стереотипам. Я не осуждала. С чего бы? Я сама была слишком изворотлива, как змей, даже по отношению к своим предпочтениям. Змей, или дракон... Сейчас я была готова вернуть эпоху наёмных убийц, что несли мою вести, а в иной момент была не прочь посидеть в кафешке, уподобляясь смертным. И почему так я не разбиралась. Я устала копать истину. Её не было.
Я прикрыла глаза, уткнувшись лбом в хладный метал косы. Пока не придут все, смысла просыпаться не было. Забвение... Долгожданное. Люди счастливчики в этом плане. Что же выходило, я несла им добро?
Не хотелось бы... Ибо шли все к черту.
Когда очутились все, я подняла голову, обведя всех взором. Ну вот, теперь можно начинать. И пусть Голод накинулся на Войну так, словно хотел сожрать того (ту?) в объятьях, это не отменяло цели созыва.
- По традиции Конец Света означает приход всех Четырех, - тихо, но холодно и в то же время весьма слышно проговорила я, словно бы голос доносился от невзрачных стен. Пока не зациклишь внимание, не поймешь, что они вообще есть. - Думаю, время пришло. Мир заслужил новый виток, с новой памятью, новыми ощущениями... - невольно, на миг, появилась улыбка... Всего на долю секунды и тут же померкла. - В любом случае, я намерена начать истребление человечества, будь я Четвертой или Первой по списку. Но было бы негоже не предупредить вас о начинающемся веселье и не подарить вам возможность начать свои празднества массового масштаба...
И я наконец-то подняла взор, одарив всю Семью, или Соратников, синим взором. Если там что и промелькнуло, то лишь жестокость и садизм. Это будет неприятно, больно и мучительно. Я хотела выплеснуть всё, что накопила за эти века, на это человечество. Пусть горят в аду, пока не осознают, какие ошибки они допустили. Пусть учатся и переучиваются, возвращаясь в новый мир светлыми душами. Впрочем... Я уже давно перестала верить в то, что люди когда-нибудь изменятся настолько, чтобы прекратить делать больно. И дело было не в "ужасных" всадниках. А в них самих.
"Они сами... прекрасно справляются. С пытками. Муками. Холодом и созданием вирусов. С истреблением и насилием. И чем больше, тем сильнее мы, раз за разом."
Но какой прок в силе, если она направлены на мелкую шушеру? А коли мы являлись предвестниками Конца всего Сущего, почему бы не объявить себя.
- Война прав-а, - протянула я, откидывать в "троне" назад и, скрестя пальцы, продолжая коленями держать своё оружие, - Скучно. Лимит исчерпан.
Глухой смешок. Усталость... Она меня даже убить не может.
- Кто против?
"Странно..." Я на миг задумалась. краткий, но достаточный для себя. "Я ожидаю сопротивления? Нет, я жду. что -то-то встанет против? Развеет  мои взгляды, даст новый глоток?"
А с иной стороны...
"...Почему бы и нет?"

+3

8

[NIC]Война[/NIC][STA]все поглотит пламя;[/STA][AVA]https://c2.staticflickr.com/4/3017/3513756712_ae5f7c1e79.jpg[/AVA]
Война чуть удивленно хлопнула ресницами, прежде чем очутиться в цепких объятьях Голода. Вроде и не так уж давно виделись... вместе сидели под одной деревушкой, блокированной повстанцами (ну... по крайней мере, так эти люди проходили по отчетам ООН...). Хотя, это чепуха по сравнению с тем, что они творили в том же средневековье. Многолетние осады... эх, было времечко.
Война дружески похлопала его по плечу в ответ. И, надо сказать, ручка у нее осталась довольно тяжелой, откровенно мужской. Подстраивать под облик еще и физическую силу Всадница не захотела.
Отпускает Голода, поворачивая голову к Мору. Надо же все-таки ответить на вопрос.
- Именно. - Театральный вздох. - Как в старые добрые времена. Помнишь крестовые походы? - Война прицокивает языком, откинувшись на спинку кресла. - Эх, хорошо ведь было... все четверо... а теперь уже небось даже забыли, как работать вместе.
Взгляды, которыми товарищи одарили ее внешний вид, Всадница игнорирует. Да, она сейчас больше всего похожа на людей. Но... это закономерно. Голод - суть его не меняется из столетия в столетие. Смерть - тоже. Чума... ну, новые вирусы-то появляются, мутируют, обходят человеческие вакцины... но итог-то все равно один. Равно как и принцип действия.
А вот она...
Сколько новых способов ведения войны появилось за последние двести лет? Сколько видов оружия? Техники? Отравляющих веществ?
То-то.
Подмигивает Мору, на мгновение изменяя черты лица на прежние, изначальные - лысого (по причине постоянного ношения шлема) горбоносого рыцаря с выпирающими скулами, волевым подбородком и запавшими жесткими глазами цвета пламени. Дурашливо ухмыляется, прекрасно зная, что на таком лице это смотрится это просто отвратительно.
Затем вновь натягивает маску девчонки, скучающе барабаня по столу разрисованными в языки пламени короткими ногтями.
Стоит ей только замолчать, чтобы перевести дух, как тут же заговаривает Смерть. Война чуть недовольно щурится, но не влезает. В конце концов, разве ей не интересно, зачем ее вообще сюда выдернули?
Идея, конечно, интересная... манящая. Очень манящая. Глобальная война... наконец-то движуха.
Но...
- Думаешь, это решит проблему? - задумчиво протягивает она. - Все ведь повторится. Люди не меняются. Мы это знаем все. Да вот пример.. из моего ведомства...
На экран ожившего планшета выскакивает уведомление. Война косится краем глаза, хмыкает и закрывает.
Голубые глаза вспыхивают насмешливым, довольным блеском, и тут же гаснут.
Выбирает два коротких видео, поворачивает планшет так, чтобы видно было всем. Себя она готова обделить, ибо и без того просматривала это все уже десятки раз.
Казни, устраиваемые в дали веков Владом Цепешем - тем самым Дракулой... и современными террористами. С один в один схожей жестокостью.
- Найдите десять отличий, - скучающе предлагает она, нажимая на кнопку блокировки. - Так вот, к чему я. Раньше ведь мы тоже думали, что они одумаются и прочая. Но этого не произошло. Так почему они должны стать лучше в следующем Круге?
Со стуком ставит локти на стол, наклоняясь.
- Скучно, -  она вздергивает губу в кровожадной ухмылке. - Скучно. Верно. Но...
Вздыхает, откидываясь на спинку.
- Потом будет еще скучнее. - Жестко. - Мне - так уж точно. Лично я никакого эстетического удовольствия от дикарей, рубящих друг друга каменными топорами, не испытываю.
Молчание. Война слегка кивает, давая понять, что высказалась, и чуть прищуривается, готовая выслушать мнения других.
Но почти тут же бросает еще одну фразу. Шепотом, но достаточно громким для того, чтобы она была услышана всеми присутствующими:
- А вот на бой звездолетов я бы посмотрела...

+2

9

[NIC]Мор[/NIC][AVA]http://mazmanidi.ru/wp-content/uploads/2011/04/man.jpg[/AVA]
- Именно. Как в старые добрые времена. Помнишь крестовые походы? Эх, хорошо ведь было... все четверо... а теперь уже небось даже забыли, как работать вместе.
- Говоришь так, будто бы старики, а наше прошлое давно сочтено - улыбнулся он, одаряя Войну взглядом. В прошлые старые времена... Уф, черт, как же я устал.
Мужчина нетерпеливо выбил тихую дробь по столу, прикрыв глаза, откинулся на спинку своего кресла, расслабляясь. Внутренне, он перебил, зачем его позвали, зачем этот мелодичный звон снова созвал четырех. И его в том числе. О, он устал, смертельно устал.
Люди, люди, люди... Что люди? Нет, были, конечно, прекрасные личности, никто не оспаривает, но основная масса... Вернее, основная масса правящих - истинное утомление.
Вирусы, выводимые людьми самостоятельно, болезни, последствия загрязнения окружающей среды... Что мог сделать он, Мор? Показать людям, КАК надо убивать? Какие можно изобрести дальнейшие яды? Зачем? Они до всего дойдут сами...
- Мой бра-а-а-ат... И се-е-естры... - Мы братья, какие обличья не принимали. " - фыркнул Мор, отвлекаясь от рассуждений и переводя взгляд на Голод. Не изменился, верно? Как и сам Чума, почти не изменился. Одежку поменял.
К удивлению Мора Голод заключил в объятия Войну, что знатно успокоило белого. Он добродушно усмехнулся, подавив в себе смешок. Семья ли?
- По традиции Конец Света означает приход всех Четырех. Думаю, время пришло. Мир заслужил новый виток, с новой памятью, новыми ощущениями...  В любом случае, я намерена начать истребление человечества, будь я Четвертой или Первой по списку. Но было бы негоже не предупредить вас о начинающемся веселье и не подарить вам возможность начать свои празднества массового масштаба... - мимолетная радость утихла, Мор бросил взгляд на Смерть. Ленивым движением руки он скинул капюшон, представив братьям свой лик: черные короткие волосы мягко ложились на ярко выраженные скулы, отчетливо выделяясь на бледной коже. Он смотрел насмешливо, привычная отрада, но грустно, с отчаянием.
- Думаешь, это решит проблему? Все ведь повторится. Люди не меняются. Мы это знаем все. Да вот пример.. из моего ведомства... - Мор дальше не слушает. Война - Войной. Игривая, как и раньше. Ему пока не интересно, но она права, он это знает, поэтому все еще смотрит на Смерть, внимательно, со своей насмешкой.
Да взгляд Смерти ему совершенно не понравился. Черный взор встретился с голубым. Немного помедлив, рассматривая девушку перед ним (Это ли та Смерть?), он позволил себе открыть рот.
- Зачем? - мелодично протянул он, тихо смеясь. - Чтобы показать им, что они ничтожные слуги этого мира? Преклонить их перед "Отцом"? Зачем, Смерть? Устал от боли, страданий и страха? Это наша сила, это... - он фыркнул, усмехаясь, проводя рукой по щеке, шее, ероша собственные волосы, он закрыл глаза, не поднимая больше взгляда - Время еще не пришло, дорогой... Дорогая Сестра, Война опять же... права. Все повторяется. Круговорот жизни - бесконечен. Ад будет пройдет. Чистые души снова вернуться на Землю. Снова будет ущемление прав одних, недовольство других... Снова возникну я, принося людям боль и страдание, ожидая, когда люди сами начнут разрабатывать новые яды... новую отраву. Затем Война, ведь вечно есть те, кого ущемляют и те, кто недоволен... А из-за Войны придет Голод, что заставит всех.. А впрочем, сам.. а.. же знаешь. И потом... Придешь ты, неся избавление от наших мук, Смерть. - закончил наконец он.

+2

10

[NIC]Голод[/NIC]
[STA]Я тебя сожру;[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/a79Dy.jpg[/AVA]
Голод довольный зажмурился, когда Война обняла его в ответ. Почему-то именно ко второму всаднику он испытывал больше всего теплых чувств. Сложно сказать с чем это связано. Возможно, что именно во время войн люди больше всего страдают от голода, а войны так же могут разразиться из-за нехватки кому-то еды.

- Эх, хорошо ведь было... все четверо... а теперь уже небось даже забыли, как работать вместе.

Всадник часто часто закивал. Ему давно не хватало компании его родни, но они не особо желали собираться все вместе, если только дело не касалось очередного апокалипсиса. Третий всадник на какое-то мгновение замер устремив свой взгляд куда-то сквозь круглый стол. Со стороны могло показаться, что мужчина просто в пал какой-то ступор или его система перезагружалась. Это продлилось всего каких-то пару секунд. Всадник уже во всю снова глупо улыбался, медленно подходя к своему креслу, которое единственное было до сих пор не занято.

-  Хиникс пшеницы за динарий, и три хиникса ячменя за динарий; елея же и вина не повреждай...

Произнес Голод кладя какие-то монетки на одну чашу весов, а потом мешочек с зерном на другую. Он очень любил играться со своей мерой. Причем не думайте, что третий всадник только мог лишать людей пищи, хотя ему это определенно нравилось: наблюдать, как сквозь кожу все отчетливее становятся видны кости, а в глазах зарождается такая  тоска, что даже Голод готов прослезиться, но не в этой жизни.
Всадник еще любил наблюдать за богачами, о, эти огромные мешки сала, которые своими жирными ручонками запихивали новые кушанья в свои необъятные пасти, а несчастные наложницы задыхались под этой кучей потных складок, старательно отсасывая своему господину, чтобы тоже получить жалкую миску еды. Но это было не самым любимым зрелищем Голода, хотя, он был еще тем извращенцем. Господи, кого мы обманываем? Всадник любил наблюдать за всем. Он сам парой был не прочь устроить какую-нибудь дикую оргию, а потом кинуть её участникам еды, как жалким цепным псам.

В тёмных глазах Голода заплясали недобрые, он закусил губу, явно уже будучи далеко от собравшихся. Где-то в своих фантазиях. Но его выдернула оттуда Смерть. Грубо и без церемоний она начала свою речь. Третий зыркнул на неё, пытаясь сосредоточить своё внимание на её словах.

- Кто против?

Голод хохотнул. Взмахнул рукой, и вместо меры перед ним появился большой стакан с молочным коктейлем фиолетового цвета, который был щедро украшен взбитыми сливками, цветными карамельками, мармеладками и сиропом. Всадник молча слушал высказывания Войны и Мора, попивая свое лакомство.

- Мне все равно. Даже во время звездолетов будут жирные ублюдки и голодное отребье. А уж про дикарей и говорить нечего.

Неожиданно спокойным и здравым голосом произнес третий. Его лицо на миг озарилось былым рассудком, скулы зашевелились, а в глазах отразилась жестокость, но это длилось всего мгновение, как и ступор перед этим. Казалось, что он хотел напомнить своим сестрам и брату, что со счетов его списывать не надо.

0

11

"Семейная" идиллия убивала. К чему бы это. Я боковым зрением видела, как трогательно обнимались Война и Голод, но оставалась безучастной. Не интересно. Всё равно. Даже не шевельнулось ничего. На то ведь и Смерть, чтобы ничего не чувствовать, нет? Или я сам себе это придумал, когда-то. Образ безразличного палача. Вот только надоело.
"Не меняется."
И не поменяется никогда. Так чего бы было ради ждать? Но нет, Всадники внезапно цеплялись за этот мир. Смысл которого был повторять свои ошибки, постоянно, и вызывать чувство отвращения.
Кажется, я разучился радоваться жизни. Ах, пардон. Это не по моей части было.
- В таком случае, можем начинать игру "кто из всадников Апокалипсиса спасет грешную землю первым", - ничуть не изменившимся тоном произнесла я, выслушав каждого, кинув на каждого говорящего краткий взор и не задерживая ни на ком тот долго. Ибо без разницы. Проще говоря, у Смерти была явная депрессия. А депрессия убивается любимым делом, или делом, которое ты умеешь лучше всего.
Конец косы проскрипел по полу, как плохой мел по плохой доске. И синий взор поднялся от стола куда-то вперед.
- Я бы предпочла уничтожить того, кто запускает этот цикл вновь и вновь, но это же "не в вашей компетенции".
Раздражена и устала. Даже в голосе тянулись хриплые нотки бешенства и усталости. В таком состоянии... - Всего хорошего.
Их приглашали на пир, их звали на общее дело, а они делали вид, что не наигрались или им было наплевать, не слыша и не слушая. На моей памяти... Всадники никогда не поднимали руку друг на друга. И я не хотела. Не хотел.
Но состояние явно было не то, чтобы поступать по уму.
Я начала подниматься, опираясь на своё рабочий инструмент.
"Вечно так. Мы начнет а ты придешь, когда тебе скажут".
Кривая ухмылка тронула губы, а я развернулась и направилась в сторону своего коня.
"Не хотите - как хотите."
Зверь услужливо подошел ближе, а я была готова молча прыгнула в седло, оперившись рукоятью косы на холку. Сесть и убраться отсюда. Начать своё дело тогда уже одной. А прежде... может наглотаться таблеток, ибо состояние было совсем не к черту.

0


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Кладбище забытых и покинутых » they are coming [+18]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC