Naar. Dance on the verge

Объявление

Форум не является игровым.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Кладбище забытых и покинутых » Белая стрела;


Белая стрела;

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

белая стрелаили черная пуля - итог один

ДАТА И ВРЕМЯ: июль, разгар лета. Днем стоит жара под 25+, вечером под холодок высыпает множество звезд. Облаками с дождем и близко не пахнет.

МЕСТО: деревня в глубинке. Штук двадцать-двадцать пять дворов, маленький храм и разруха, как-то держащаяся на среднем уровне за счет сельского хозяйства.

УЧАСТНИКИ
Соул
Вальтер
Кассандр


https://pp.userapi.com/c848416/v848416774/26ed6/iyun_OG-DRw.jpg


ОПИСАНИЕ
От людей, которые действительно хотят кого-то найти, не спрятаться даже в самой дикой глуши. Даже если этот кто-то действительно хочет, чтобы его не нашли никогда. В ход идут все доступные средства и рычаги, тратится огромное количество времени и прочих ресурсов...
Но найти, как оказывается - еще полдела. Как насчет того, чтобы убедить сотрудничать?

Отредактировано Вальтер (2018-07-31 12:10:58)

0

2

С гривой возни было больше всего.
Я аккуратно стесал еще одну щепку. Критически наклонил голову, изучая результат, и снова взялся за стамеску. Здесь нужно взять глубже, чтобы была четко видна прядь, разобранная на отдельные волоски - так же четко, как и раздутые ноздри и поставленные торчком уши...
Когда-то я и подумать не мог, что всерьез займусь резьбой по дереву. А оно вон как, видишь. И люди говорят, неплохо получается. Тот же отец Алексей, для которого я сейчас и вырезал коня. Второй такой же, с раскинутыми крыльями и поднятыми в позе "на дыбы" копытами, лежал рядом, служа ориентиром для работы.
На воротные столбы в самый раз будут. Обработать еще пропиткой, чтобы не боялись дурной погоды, выкрасить...
Тунгус, сонно растянувшийся у моих ног, внезапно напрягся и заворчал.
- Чего такое? - я отложил инструмент и успокаивающе похлопал пса по гладкой рыжей холке. Но кобель успокоиться и не подумал, продолжая щериться и неотрывно смотря куда-то в сторону калитки.
Что на его собачьем языке могло означать только одно.
Чужой. Совсем чужой.
Может, кто-то просто прошел мимо, а мой хвостатый приятель всполошился?
Но нет - уверенный стук в ворота. Тунгус, как всегда, оказался прав.
Я встал с крыльца, бережно отложив недоделанного коня в сторону, к товарищу. Поднял с травы цепь и защелкнул карабин на ошейнике. Остроухая и всегда улыбающаяся морда Тунгуса могла обмануть любого - пес был милым с людьми только до тех пор, пока они не переступали границ его территории. Без моего разрешения, правда говоря, но рисковать все равно не стоило. Сунется еще человек, не подумавши, потом извиняйся перед ним за порванные джинсы или, не приведи Господь, погрызенную руку...
Кто же ко мне пришел, хотелось бы знать. И по делу или просто, полюбопытствовать, кто изукрасил резьбой калитку, воротные столбы-створки, ставни... на это я действительно не пожалел ни времени, ни рук. Будь моя воля, и сами бревна превратил б в ажурную узорчатую вязь, но со старым, едва живым деревом работать нет никакого смысла. Если только сносить мою скромную избушку и ставить новую. А на это у меня нет ни денег, ни сил. Молодой и то в одиночку дом вряд ли поставит, а уж сорокалетний, как я...
- Тунгус, на место, - скомандовал я, подойдя к калитке. Дверца была высокая, так что увидеть, что за ней творится, я мог, лишь выглянув в щель. Да и то не особо хорошо, проще сразу открыть. К тому же, не любят местные через дверь говорить, невежливо это. - Ну же.
Кобель недовольно заворчал, но под моим взглядом все же убрался в свою будку - новую, еще пахнущую деревом, с коньком в виде оскаленной песьей морды на крыше. С месяц назад я решил, что ему пора обзавестись собственным жильем, а не дрыхнуть под крыльцом или на веранде, как беспризорнику. Теперь было смешно - пес живет даже лучше меня.
Впрочем, я не жаловался.
Я все-таки на мгновение выглянул в зазор между петлями и створкой, убедился, что стоящего со стороны улицы человека я не знаю, и лязгнул запором. Одним-единственным и не особо прочным. Красть у меня нечего, да и народец здесь мирный. Есть, конечно, пара ребят, которые шалят периодически... но не серьезно и не со зла. Алкоголь ведь тоже болезнь, а на больных, как известно, не обижаются.
Краем глаза взглянул на все же высунувшего морду и передние лапы наружу кобеля, вздохнул - бесполезно, он вроде и слушается, а хоть ты хны, что-то да по-своему сделает, распахнул калитку. Смазанные петли поддались мягко, без шума. С одной стороны, обычная забота о своем имуществе... с другой - привычка к тишине, оставшейся с прошлой жизни.
Хотя, не было у меня никакой прошлой жизни.
Здесь живет только Андрей Петрович Легков. И его пес. Больше никого. А об Александре Львовиче Туманове по прозвищу Хорек здесь и вовсе никогда не слышали.
Посторонние люди последние лет пять меня напрягали. Я не мог быть уверен, что это не по мою душу. Что я не оставил следов, позволяющих выяснить, что я жив, а не закопан в виде обезображенного огнем трупа.
И все, что мог сделать здесь - молиться, чтобы прошлое, от которого я бежал, все-таки меня не догнало.
- День добрый, - я приложил руку "козырьком" ко лбу, защищаясь от солнца. Невысокий, темноволосый, загорелый. Добавить легкую щетину, потрепанную одежду, покрытые застарелыми мозолями руки  - получается обычный деревенский мужик. Точно такой же, какие живут в дворах по соседству. Я уверен в надежности этой маскировки, которая меня не подводила и, надеюсь, еще долго не подведет. - Надо чего?

+4

3

Янга легко поворачивала руль одной рукой, зорко оглядываясь по сторонам. На лице ее все шире расползалась недоверчивая презрительная ухмылка. Для того, чтобы найти его пришлось неплохо потрясти связями и архивами, загонять парочку человек, милых юношей, едва поступивших к ней на службу. Одного до нервного срыва - Хоггарт казалось, что он работал недостаточно эффективно, второго - до перелома лодыжки. Бедняга подскользнулся на лестнице, вины Янги в этом не было никакой. В общем-то на это ушло не так много времени, куда больше усилий, зато теперь она хорошо знала, к кому едет.

"И он выбрал это? Его мог принять любой крупный город, любая страна, никто и никогда не нашел бы его, но он выбрал захудалое село? Жизнь в окружении коров и куриц? Соседей-пьяниц? Неужели ему так необходимо было лечь на дно?"

Она скривилась еще больше. Радовало только одно - ее верный внедорожник, вечно имеющий кучу проблем с маневренностью и парковкой в условиях забитого под завязку машинами города сейчас с легкостью преодолевал деревенское бездорожье, лишь  изредка мягко потряхивая хозяйку. Нет, пару раз все-таки Янга клацнула зубами: при въезде на мост через реку и съезжая с него. Но, это, право, была такая ерунда, по сравнению с тем, как повела бы себя обычная машина.

Верный человечек шепнул, что бывший киллер не просто ушел на покой, но и посвятил себя творчеству. Еще он сказал, что дом  отставного убийцы Янга узнает сразу. Сказал и хихикнул. И, хоть Хоггарт никогда не любила решать загадки, даже ей не удалось больше вытянуть из информатора ни слова. Что же, Янга еще разберется с ним. А пока... Дом действительно был заметен издалека. Такая резная калитка была только у него, остальные избушки смотрелись жалко. Ну, разве, что церквушка еще была ничего, но религая, такая субстанция... Всегда найдет себе субсидии. Не в виде денег, так в виде бесплатных рук, которые будут готовы облизывать церковь в ущерб своему хозяйству.

Из окон выглядывали люди, но на улицу никто не осмелился выйти. Возможно, они коротали вечера за бандитскими сериалами и чутьем понимали, что когда в такую глушь въезжает такая машина лучше не высовываться. Янга вздохнула. Конспирация ни к черту, конечно, а впрочем, она найдет как выкрутиться. Кроме того, не факт, что у тех, кто будет искать заказчика и исполнителя такие связи, как у нее. Хотя, может быть очень и очень близко.

И еще очень хочется верить, что ее коня не разуют за время вынужденного отсутствия.

Женщина остановила машину чуть поодаль от дома того, кого искала. Щелкнула сигнализацией и, аккуратно переступая ногами в туфлях на высокой шпильке, направилась к калитке. Солнце палило вовсю, и Янга с тоской подумала о том, что зря надела строгие черные брюки и накинула пиджак на белоснежную блузку. В машине с кондиционером-то жара не чувствовалась совсем, зато здесь солнце с какой-то удвоенной ненавистью впивалось в шею, спину, руки, заставляя обливаться потом. Поджав губы, Хоггарт все же соизволила скинуть пиджак себе на руку. Сильно это не помогло. Однако, уподобляться в своем наряде деревенским... Она презрительно фыркнула и, достигнув калитки, решительно постучала три раза.

Калитка не скрипнула. Еще бы. Это же произведение искусства, уж неужели хозяин забыл бы смазать петли.
Выглядел кстати, мужчина совсем не опасным, этакий мужичок-простачок, обычный рубаха-парень. Если бы Янга не знала, чем он занимался большую часть жизни, подумала бы, что ошиблась домом. Но она ошибалась крайне редко, а архивы - и вовсе никогда.

- День добрый, - не видно взгляда под вскинутой для защиты от солнца рукой. Глаза мужчины в тени, но Янга понимала: увидь сейчас она его глаза, все сомнения рассеются. Взгляд: острый, наметанный - нельзя скрыть или подделать, он всегда выдаст своего владельца, - Надо чего?

- Добрый, - не дождавшись приглашения, Янга обогнула хозяина. Аккуратно, едва втиснувшись в щель между ним и забором, и однако, не задев ни мужчины, ни дерева даже краешком одежды. Окинула двор с почти оконченными скульптурами. Хм, а ведь неплохо, неплохо... И так же коротко ответила, - надо.

Взгляд остановился на собаке, наполовину высунувшейся из будки, скользнул по цепи. Губы снова презрительно поджались. Надо же, прямо идилия. Собачка, тесачок, стамесочка, домик, будка. Не хватает только домашней скотины. Хотя, ее резать надо, а этот господин видимо решил отойти от всякого убийства. Жаль было прерывать его размеренную спокойную жизнь, но, к сожалению, другого выхода у Янги не было.

Одним выверенным движением смахнув стружку с крыльца, Янга села и подняла взгляд на мужчину.

- Нам надо поговорить, - холодно сказала она, - так уж получилось, что я знаю вас, а вы меня нет. Но, этикет требует, чтобы вы сами представились. Меня же зовут Янга Хоггарт, и у меня есть к вам предложение, от которого вы будете долго отказываться, но в конце концов согласитесь. Милые игрушки, - заметила она, кивая на недоделанных лошадок.

+2

4

Женщина мне не слишком нравилась.
Типаж... если не убийцы, то безжалостной акулы. Способной положить все и всея ради достижения поставленной ею цели. Высокая, худощавая, черноволосая... подчиненных своих сто процентов держит железной хваткой за самое горлышко. Что подчиненные у нее есть, и много, сомневаться не приходилось - одета так, словно бы приехала прямо из офиса. Строгий, деловой стиль. Городской.
Уже одно это наводило на нехорошие мысли. А при взгляде на огромный внедорожник, словно выехавший из кадра типичного бандитского фильма, и вовсе становилось худо.
Господи... пронеси, а?
Впрочем, что-то внутри уже подсказывало: не пронесет.
- Добрый, - эвон какая бесцеремонность, ужом протиснулась между мной и забором, хотя внутрь ее звать никто и не думал... - надо.
Я пожал плечами и отступил, снова запирая калитку и цыкая на было начавшего снова ворчать Тунгуса. А что тут сделаешь. Не выгонять же гостью. Невежливо как минимум.
Прошел следом и остановился у крыльца, следя, как она усаживается. Совершенно осознанно скрестил руки на груди. Жест одновременно и закрытый, и деловой. Что-то подсказывало, что в людях незнакомка разбирается прекрасно, и возможности "читать" себя давать ей не стоит.
Я ждал, что она заговорит первой, и она заговорила.
- Нам надо поговорить, так уж получилось, что я знаю вас, а вы меня нет. Но, этикет требует, чтобы вы сами представились. Меня же зовут Янга Хоггарт, и у меня есть к вам предложение, от которого вы будете долго отказываться, но в конце концов согласитесь.
Знала бы она, сколько за мою жизнь ко мне приходило народу с такими "безотказными" предложениями. И скольким из них я отказал. Не имел привычки стрелять во все, что движется - сколько бы денег за это не предлагали. Жрать их не будешь. Смешно, но понимал я это только сейчас... после стольких лет.
И стольких событий.
- Милые игрушки.
Пожатие плечами. Я принял комплимент, пусть и небрежный, к сведению. Не более.
- Это что, так. Баловство одно.
Действительно. Работа эта была в удовольствие, особых усилий даже затрачивать не приходилось. По большому счету. Вот если что посложнее, с кучей узоров и завитушек...
Я выдернул топор из рубочной колоды, вогнал его в ближайший чурбак и уселся на освободившееся место. Шагах в десяти-пятнадцати от крыльца.
Топорик, к слову, вогнал неглубоко. Сделав это совершенно ненавязчиво, "случайно". Вряд ли я, конечно, буду им размахивать... но так спокойнее.
- Уж если вы так хотите, чтоб я представился... Легков я, - пока была хоть какая-то, пусть самая дохлая надежда, что эта самая Янга явилась сюда не по следам моих старых дел, я был намерен за нее цепляться. Прочувствовать, так сказать, есть ли дно под моими ногами. - Андрей Петрович.
Держаться привычной роли было несложно. Благо за последние годы я вжился в нее ох как хорошо. Даже разговаривать, кажется, с местным акцентом начал. Или, правильнее - говором. Более медленным, с едва ощутимым нажимом на гласную "о"...
- Вам, полагаю, что-то вроде этого нужно? - я тоже кинул взгляд на крылатых коней. - Сделаем, не вопрос. По цене тоже сойдемся, я дорого не беру.
Обычный деревенский мужичок, чуть удивленный тем, что к нему наведались аж с города. И не имеющий никакого желания ловить удачу за хвост и разводить гостью на солидные деньги, прикрываясь модным нынче термином "хэнд-мэйд".
Не наемный убийца. Не капитан, с позором уволенный из силовых структур и вынужденный зарабатывать на жизнь себе и семье тем, что умел делать лучше всего.
То есть, стрелять.
Я о многом жалел. Но больше всего - о том, что не попробовал взять в руки чурбак и стамеску тогда. Глядишь, и жизнь повернулась бы совершенно по-другому. Иначе. И не было бы ничего из того, что до сих пор частенько является во снах. Немым укором и вечным напоминанием.
Так что - нет. Что бы ты не предложила, Янга, и сколько бы ты не предложила.
Если тебе нужно что-то, вырезанное из дерева моими руками - сделаю. И сделаю на совесть.
Но к винтовке я больше не притронусь.
Хватит.

+3

5

Янга машинально отметила, что хозяин не слишком-то препятствовал ее проходу во двор. Ну, то есть не приглашал, и не посторонился конечно, но и загораживать собой вход не стал. Уже хорошо. Только вот почему? Растерялся? Нет. Такие не теряются, у Хоггарт было достаточно времени изучить его личное дело и все, что хоть как-то было с ним связано. Скорее, не хочет лишних глаз либо решил до конца играть роль дружелюбного деревенского мастера. Либо и то, и другое. Ну, да, а дружелюбного деревенского мастера, конечно же удивил визит городской, да и только. Может, она у него игрушку заказать захотела. Кстати, алиби неплохое. В искусстве Янга разбиралась как черт в райских яблоках, но ради прикрытия, почему бы и нет. Если он хочет играть роль мужичка-рукодельника, то она сыграет роль взбалмошной городской клиентки. Но только сильно попозже. После того, как они сойдутся в том, что нужно Янге.

- Это что, так. Баловство одно.

Хоггарт проследила взглядом за мужчиной и пренебрежительно фыркнула, когда тот показал клыки, помахав топором. Как будто невзначай огладила себя по бедру, приподняв край блузы, показывая, что там выдается бугорок, ему, наемному убийце, явно знакомый. Стрелять Янга умела, и делала это неплохо. С такого расстояния в глыбу с топором точно попасть сможет, пока он добежит. И Хоггарт показалось, что хозяину дома было бы уместно иметь это в виду.

Она шла к зверю. Коварному, опасному, недаром прозванному Хорьком. И подготовилась соответствующим образом.

После чего, Хоггарт тонко улыбнулась одними губами. Как же она ненавидела все эти реверансы. С самого детства у нее никогда не получалось казаться милой и она постаралась сделать все, чтобы от ее улыбки зависело как можно меньше. Ей это удалось. Она оказалась рядом с деньгами и властью, почти на вершине, и все-таки чуть-чуть не дотянулась. Дотянуться должен был помочь вот этот угрюмый резчик по дереву, и она знала, как можно его убедить.

- Уж если вы так хотите, чтоб я представился... Легков я, - Янга поморщилась. Такая ложь. Документ, кстати, был исправен, даже не на мертвяке висел, а на давным-давно пропавшем, но все-таки живом гражданине. Наверное, и у "Легкова" были связи, которые смогли сделать ему такой паспорт. Но связи - они не только связи, они еще и хвосты. Дернешь за веревочку и размотается клубочек имен, лиц, явок, паролей, взяток и мелких преступлений должностных лиц. Дергать веревочки Янга не умела, но у нее были люди, которые занимались этим с удовольствием и изрядным мастерством. Вообще, у нее было много людей, готовых выполнить то, с чем сама Хоггарт не могла справиться самостоятельно. "Легкову" предстояло стать одним из них, - Андрей Петрович.

Янга спокойно и молча выслушала его предложение по заказу деревянных игрушек. Он как будто прочем ее мысли, и она удовлетворенно кивнула, не мужчине, а скорее самой себе. Но говорила по-прежнему холодно, не сводя с хозяина дома колючего взгляда черных глаз.

- Приятно познакомиться, Андрей Петрович. И теперь, когда стадия знакомства, демонстрации силы и легких комплиментов пройдена, мне хотелось бы перейти непосредственно к делу. Дело я, кстати, ваше, запомнила наизусть, мне даже не придется заглянуть сюда, - Янга достала из кармана телефон, - и, тем не менее, мы сюда посмотрим вместе, чуть позже. Пока я хочу спросить, известно ли вам о некоем Александре Львовиче Туманове, по прозвищу Хорек?

Она буквально впилась взглядом в лицо мужчины, хищно, как волк, желающий почуять слабину в скорой жертве. Однако ее выдавал в этом лишь взгляд. На лице оставалось выражение расслабленного спокойствия, и даже некоего дружелюбия, если взять в расчет чуть приподнятые уголки губ.

- У него была такая сложная судьба... - вкрадчиво говорила Янга, - когда-то он летал если не высоко, то довольно быстро, но однажды застал свое начальство за чем-то отвратительным. Честь не позволила ему промолчать, он сражался, как лев, но проиграл, и даже чуть не угодил за решетку. С тех пор его характеристика была испорчена навсегда. Его не брали даже охранником на захудалый складишко. А времена были темные, тяжелые. И тогда Александр Львович решил: если не удалось восстановить справедливость на рабочем месте, пусть это станет его хобби. К тому же приносящим неплохие деньги.

Хотелось курить, но расслабляться было нельзя. Пока она полезет за зажигалкой, пока за сигаретами, в ее черепушке может крепко засесть топор. Хорек-то завязал, конечно, но сейчас, загнанный в угол, мог и вспомнить прошлое. И, Янга не сомневалась, что труп ее он спрячет профессионально. Ну, собаке часть скормит, например, остальное в лесу на четырех перекрестках разложит. Оставалось только продолжать пересохшими губами. Солнце вроде опускалось за горизонт, но палить от этого меньше не стало.

- Долго ли, коротко... Александр Львович задумался, а имеет ли он право покуситься на такую почетную роль, как восстановитель мировой справедливости? А может и засветился где-то. И решил лечь на дно, - Янга побарабанила пальцами по коленке, - но это только один герой нашей повести. А что же второй? Тот, который подрезал Хорьку крылья? - Хоггарт составило большого труда не поморщиться  от неуместности своих метафор. Нужно было сохранить лицо, - а он, узнав что кто-то стал очень красиво отстреливать высокопоставленных мерзавцев, поспешил скрыться за границей. Но, время шло, киллер исчез, и он, так и не сумев обзавестись нужными связями там, решил вернуться, ведь жизнь простого американского фермера его не прельщала. Здесь он быстро пошел в гору, уже в своем бизнесе, и решил заняться благотворительностью. А теперь, Александр Львович, я бы хотела, чтобы вы присели рядом со мной - топор оставьте, пожалуйста в чурке, он там гармоничнее смотрится, и кое-что посмотрели...

Янга сняла блокировку с экрана и, кивнув мужчине, чуть подвинулась, освобождая место рядом с собой. Видео уже давно было наготове, оставалось только включить проигрывание.

+3

6

Слушал я ее с откровенно каменным лицом.
Значит, так. Что же.
Играть в кошки-мышки мы могли б еще долго, но смысл? Затягивать дело я не желал. Вообще не хотел тратить времени хоть на минуту больше, чем потребуется для того, чтобы она изложила суть своего вопроса, получила мое твердое "нет" (в том числе и на попытки уговоров) и отогнала свой внедорожник на пятьдесят-сто километров от моих ворот.
Женщина говорила долго. С какими-то мягкими, вкрадчиво-кошачьими интонациями, словно бы маскирующимися под голос прошлого и воспоминаний. Который чем дальше, тем больше хотелось заткнуть.
Вы много обо мне знаете, Янга, - пробившаяся на губы кривая усмешка, когда она начала излагать предполагаемые причины моего ухода на дно и в отставку, - но вряд ли знаете главное.
Я просто устал. Потому что сколько бы ни отстреливал разную мразь - меньше ее не становилось. Напротив. На место одного ублюдка приходил другой, порой еще более худший. Разорвать эту цепочку получалось лишь в редких случаях. Которые я, если поднапрячь память, мог спокойно пересчитать по пальцам.
И чем чаще я брался за дело, тем больше утекало информации и обо мне самом, и о тех людях, что были мне дороги.
Что в итоге и сыграло свою роль.
- А теперь, Александр Львович, я бы хотела, чтобы вы присели рядом со мной - топор оставьте, пожалуйста в чурке, он там гармоничнее смотрится, и кое-что посмотрели...
За кого меня держат. Я профессионал, уж это-то она, раз явилась, должна была знать. Был им, по крайней мере...
Так вот, в, с позволения сказать, профессии, киллера главное не просто хлопнуть "объект" - с этим и гопота в подворотне справится. А не оставить при этом никаких следов, позволяющих выяснить а) кто это сделал и б) по чьей подкрепленной денежными знаками просьбе.
А в конкретно взятом случае... как я это проверну? Вон, соседская бабка, бродя по двору, уже нет-нет да и косится через забор. Уже свидетель. Не говоря уже о гордо замершем едва ли не посреди улицы внедорожнике. Его тоже по частям в лесу закапывать?
Хотя, оставь его на ночь-две в нашем захолустье без присмотра - и следов от протекторов шин не останется.
Но это так, рассуждения. Старые привычки, что ни говори, забываются редко. К моему глубочайшему сожалению
- Давайте в дом, - я прошел мимо нее, поднявшись по чуть скрипнувшим ступенькам. -  Нечего орать на всю улицу.
Пусть и я вряд ли задержусь здесь надолго. Уедет она - явятся другие. Не менее настойчивые. Значит, снова уходить, снова менять место, личность... снова на дно, с надеждой, что хоть на этот-то раз оставят в покое.
Может, просто появиться в больничке какого-нибудь из крупных городов, с амнезией? Кто такой, сколько лет, откуда - не помню, и все. Благо разыграть это как два пальца об асфальт.
С моим-то опытом.
В принципе, хорошая идея... и, наверное, единственная, которую я смогу реализовать спокойно. Ради новых документов придется поднимать старые связи. Которые, как оказалось, могут быть ненадежными от слова совсем.
Я не стал оборачиваться, проверяя, идет ли за мной эта Янга. Знал, что идет. Куда денется. Потраченный бензин надо же хоть как-то компенсировать.
Внутри у меня было, конечно, не ахти, но и не свинарник. Порядок я поддерживал, хотя от легкого и ощутимого, только если принюхаться, запаха плесени избавиться так и не смог. Хотя что только не перепробовал. Видимо, он просто уже въелся в дерево намертво.
Прошел на небольшую кухню и уселся за стол. С левой стороны от окна, перекинув занавеску через открытую створку. Янге остался стул напротив.
Пусть попробует поиграться со своим пистолетом, когда ее правая рука почти упирается в стенку. Если сия дама не левша, конечно... Что она начнет стрелять, я не опасался. Но и выкрутасов с приставленным ко лбу стволом в стиле "или едешь со мной, или остаешься здесь навечно" видеть не хотел.
- А теперь, если прелюдия окончена, то давайте к делу. Почему вам понадобился именно старый облезлый хорек?
Я знал несколько хороших ребят, вылетевших в те времена из органов незадолго или немногим позже меня. Тот же Тунгус... черт знает, почему он взял именно такой позывной - парень был рыжим, как сказочный Антошка. Еще был Змей, но его я знал не так хорошо. Зато о его делах был наслышан. По Авдееву, замминистра промышленности, он вообще сработал чисто, как родниковая вода. Не уверен, что смог бы так же.
И в выборе работы они были куда менее привередливы, что главное.

+3

7

Янга даже не рассчитывала на то, что ее рассказ хоть как-то заставит Хорька измениться в лице, вздыхать, ахать и вопрошать, откуда же она все это знает? Однако кажется основная цель, ради чего все и затевалось, была достигнута. Разумеется, пока невозможно было понять, согласится он или нет, но начало было положено. Александр Львович согласился хотя бы с тем, что он Александр Львович, а не пропавший без вести несколько лет назад несчастный Андрей Легков. Вместе с этим он автоматически признавал и то, что был весьма популярным киллером в свое время и что обладает отличными навыками. Это Хоггарт удовлетворило.

Что же касается согласия, у Янги был еще припрятан козырь в рукаве, точнее - в кармане, куда она снова убрала телефон, прежде чем подняться. Что же, нелюбезность за нелюбезность. Раскушенный Хорек перестал притворяться дружелюбным огородником и резчиком по дереву, и коротко приказал женщине ступать за ним. Пассаж про: "орать на всю улицу" Янга предпочла пропустить мимо ушей, ибо была уверена, что говорила максимально тихо. Тем более, она точно знала, что орать - это вообще не про нее.

Нельзя сказать, что сердце Хоггарт не дрогнуло, когда она поняла, что скоро останется с профессиональным убийцей один на один в замкнутом помещении. Однако, рассудила она, если ее убьют, ей же будет уже глубоко безразлично на начатое дело. А отступиться от него, пока она жива, Хоггарт не сможет, характер не тот. Ей удалось сохранить самообладание и не потянуться к пистолету, чтобы проверить, там он или нет. Во-первых, он совершенно точно был там, об этом напоминала тяжесть. Во-вторых, она знала: Хорек заметит ее колебания. И, наверняка, посмеется. Тем более, в доме оружие ей мало бы чем помогло, особенно, когда они будут слишком близко. А сблизиться придется, видео ждало своего часа и телефон будто прожигал карман брюк, утяжеляя его по другую сторону от пистолета.

Войдя в дом, Янга отметила, что он не сильно-то походил на обиталище старого холостяка, но и не был прибран "намертво". Обычная комнатка, в меру обжитая, но без излишнего хаоса. Кухня тоже чистенькая, и видно, что пользуются ей с умением и  любовью. Если бы Хоггарт умела умиляться, она бы умилилась. Но, вместо этого, женщина переставила стул, усаживаясь рядом с хозяином, в полоборота к нему. Вид из окна на ее взгляд был омерзительный, а потому больше туда Янга не смотрела. Она вытащила из кармана телефон, покрутила его в руках.

- Вопрос резонный, - вежливая, холодная улыбка, - мне показалось, что это будет справедливо. Вы ведь уже поняли, что тот, кого я хочу заказать имеет к вам непосредственное отношение. Не стану скрывать, я действую отнюдь не из благородных побуждений, думаю, это скорее по вашей части. Этому человеку принадлежит пятьдесят процентов акций одной крупной компании. Вторая половина моя. Мне бы хотелось иметь все. Если человека не станет, так оно и случится, ибо его наследник абсолютно неуправляемый подросток... И, если честно, у него могут быть на то свои причины. Акции перейдут к заместителю директора, но он уже видел это видео и полностью на моей стороне. Дело за малым, мне нужно, чтобы его не стало.

Она положила телефон на стол, подключила наушники, один протянула хозяину.

- Прежде, чем мы начнем, хотелось бы предупредить вас о двух вещах. Первая: какое бы решение вы не приняли, оно изменит вашу жизнь навсегда. Вторая: видео не из приятных.

Янга коснулась пальцем треугольничка на экране. В наушнике заиграла бравурная музыка, множество детей с шарами стояли в красивых костюмах и с обожанием смотрели на толстенького, низенького человечка, вещающего с трибуны.

- Дарить всегда приятнее, чем получать! - произносил восторженный голос. Хорек не мог не узнать его и мужчину, которому он принадлежал, - именно поэтому мы собрались здесь. В ваших комнатах вас ждут сюрпризы.

Янга барабанила пальцами по столу, видео было ей знакомо до последнего кадра.

- Новая одежда, игрушки, учебники и книги! В холле теперь есть телевизор, а к нему игровая приставка... не разбираюсь в моделях, вы молодые, вам лучше знать...

Дети весело рассмеялись.

- Но, в одном можете быть уверены точно, это вещь последнего поколения.

Толпа взвыла от радости, торжественная часть, снятая в цвете оборвалась. Янга поставила видео на паузу.

- Дальше не интересно, там будет банкет и тому подобное. Поэтому мы склеили видео, и это был единственный монтаж, к которому мы прибегли.

Черно-белые кадры камеры слежения. Достаточного качества. Запись звука. Янга настаивала чтобы надо всем этим поработали профессионалы, они, под видом ремонтников проникли в комнату отличницы и установили необходимую технику. Хоггарт знала, что он не будет скрываться. Жирный довольный ублюдок, полностью уверенный в своей безнаказанности.

Дверь открылась, в комнату вошли двое. Оратор с трибуны и подросток.

- Алиса Рохлева, шестнадцать лет, - скучным голосом поведала Янга.

- Я знаю, что ты хорошо училась, - дверь плотно закрылась, - и мне интересно, хорошо ли ты себя вела? Для отличников у меня приготовлен особый сюрприз, но если ты огорчала воспитателей, я тебе его не дам.

- Ну, не знаю... - помявшись, ответила девочка, - может и было что-то...

- А скажи, как с тобой здесь обращаются? Не бьют? - озабоченно спросил мужчина.

Алиса отрицательно помотала головой.

- А давай мы с тобой проверим и твое поведение и то, как тебе тут хорошо живется? Ты будешь хорошей девочкой, разденешься и дашь мне на себя посмотреть. А я отдам тебе подарок.

- Эй... - в голосе подростка послышалась паника, - вы чего? Михаил Эдуардович, вы чего! Не надо! Я кричать буду!

- Не будешь, - уверенно возразил мужчина, - иначе квартиры тебе после выпуска не видать, жизнь твою я превращу в ад, можешь не сомневаться, - он резко вскинул руку и схватил девочку за плечо, пихнув ее на кровать. Та, брыкнувшись, попала Михаилу в живот ногами. Сдавленно засопев, он прижал ее к матрасу всем телом, - да что ты ломаешься, я знаю, вы тут давно не целки!

Дальнейшее содержание видео комментариев не требовало, и Янга отвернулась к окну. Вид там все-таки был лучше, чем то, что происходило на экране. Когда видео завершилось, тем же скучным голосом женщина сказала:

- Алиса никогда ничего никому не расскажет. Ей не поверят, ведь Михаил благодетель для этого детского дома. И она очень боится остаться без квартиры. Кроме того, в пятнадцать лет ее уже изнасиловал один парень, можно сказать, ничего нового она не пережила. Есть информация, что Алиса не первая жертва Михаила. Кто-то был намного младше ее, тоже отличницы, а бывало, и отличники. Всем Михаил предлагает себя в качестве подарка. Он полностью уверен в своей безнаказанности.

Безумно хотелось курить, однако Янга передавила это желание.

- А теперь немного о будущем. В будущем компания будет расти, количество облагодетельствованных дет. домов шириться, у Михаила появится много пространства для охоты. За успехи в обучении дети будут продолжать получать подарки. Точнее один, какой - вы видели.

Отредактировано Sulmeldir (2018-07-13 22:27:12)

+3

8

Нервничает. Я чувствовал это всей своей шкурой. Пусть и превосходно держит марку.
Зря. Я, конечно, кое-что могу и в ближнем бою... но специализация у меня совсем другая. Снайпер. Один выстрел с заранее подготовленной позиции. Никаких масок, пистолетов с глушителем и трупов, отдавших концы в собственных бассейнах. Если требовалось достать какую-то гадину в ее укрепленном гнезде, здесь я ничем помочь не мог.
Такая работа была для Тунгуса. Проникнуть за периметр, обойти охрану (причем так, что та, как впоследствии оказывалось, и не видела ничего), отрубить видеокамеры и красиво пустить "объекту" пулю в голову. Вторую - в грудь. Фирменная двоечка, мой некогда лучший друг любил рисануться. Может, и любит до сих пор... если он еще не в могиле и не в камере.
Впрочем, я не уверен, что хочу знать о его судьбе. Просто потому, что Серега до сих пор для меня много значил. Мы были одногодками, служили в одном отряде, по его милости меня когда-то прозвали Хорьком... смешная, кстати, история, но не для этой ситуации.
И именно он предложил мне заняться тем же, чем я занимался и раньше - только за большие деньги и без одобрения государства.
Усаживаться напротив, как ей было предложено, Янга не стала. Передвинула стул и разместилась рядом. Я не возражал: помнил, что она хотела что-то там показать.
Так пусть попробует.
Но она решила сначала все же ответить на мой вопрос.
- Вопрос резонный, мне показалось, что это будет справедливо.
Какое благородство. Я не сдержал усмешки, проискочившей по губам. Куприянов насолил не мне одному. И желающих лично вогнать пулю ему в грудь было ох как достаточно...
Три человека из нашего с грохотом расформированного отряда так точно. Моя бессменная напарница Ласка, Тунгус... я сам когда-то. Теперь же мне это казалось бессмысленным. Мне не станет лучше, если я пристрелю эту падаль. Прошлое не отмотать назад. И не вернуть ровным счетом ни-че-го. Не поднять из могил людей, не скинуть с плеч десяток с лишним лет...
- Не стану скрывать, я действую отнюдь не из благородных побуждений, думаю, это скорее по вашей части...
Не сказать, чтобы я впечатлился, но пару очков это ей все же добавило. Мало кто напрямую признается, что ему просто-напросто мешает конкурент, не юля и не изыскивая оправданий.
На это я мог бы сказать много всякого разного, тем более, что на языке крутилось приличное количество вариантов... но не стал. Пусть человек изложит, что хотел, спокойно. В конце концов, он так долго сюда добирался...
- Акции перейдут к заместителю директора, но он уже видел это видео и полностью на моей стороне. Дело за малым, мне нужно, чтобы его не стало.
А вот это уже напомнило мне банальный маркетинговый ход. "Десять человек уже купило наш товар и они остались довольны, выбор за вами!"
Хотя, такая аналогия здесь не слишком уместна.
Телефон, который Янга до этого крутила в руках, ложится на стол. Приличных размеров, из числа тех, что ехидно называют "лопатами". Вставила в разъем наушники; один оставила себе, мне протянула второй. Я принял, впрочем, не спеша вставлять в ухо.
- Прежде, чем мы начнем, хотелось бы предупредить вас о двух вещах. Первая: какое бы решение вы не приняли, оно изменит вашу жизнь навсегда. Вторая: видео не из приятных.
Интересно, что это - намек на то, что в случае отказа я отправлюсь на ближайшее кладбище? Ну так сказала бы об этом прямо. Подобный пафос уже начинал если не раздражать, но вызывать легкое, но прекрасно ощутимое отвращение. Мишура, за которой скрывается все та же грязь. Вполне себе прозаическая.
На предупреждение я лишь кивнул, принимая к сведению. И невольно прикидывая, что же там у нее такого. Удивить меня было сложно.
Я был в Чечне. Пусть и недолго, несколько месяцев, но видеть довелось всякое. Что остается от пацана, наступившего на "лягушку" и не успевшего даже это заметить. В каком состоянии возвращаются из плена наши ребята. Во что превращаются те, кто не возвращается...
Янга нажимает на воспроизведение, и наушник отправляется на предназначенное ему место. Хотя я почему-то уверен, что преспокойно мог бы обойтись и без звукового сопровождения. Смысл вряд ли бы сильно изменился.
Знакомые все лица. Точнее, харя. "Лицо" еще в те года было словом слишком громким.
А разжирел он. Разжирел. Точно боров. Полысевший, но по-прежнему бодрый боров. Даже интонации у него остались точно такими же, как я их помнил. Снисходительные, эдакий добрый дядечка, говорящий с несмышленышами.
Помню, меня все интересовало, как он общается с вышестоящими...
В остальном же я не испытывал ничего, кроме холодного равнодушия. Перегорело, причем давным-давно. Сейчас я даже патрон бы на него пожалел, в то время как раньше с удовольствием пустил бы эту обвисшую, в жирных складках кожу на ремни.
Пауза, затем следует пояснение от "киномеханика":
- Дальше не интересно, там будет банкет и тому подобное. Поэтому мы склеили видео, и это был единственный монтаж, к которому мы прибегли.
- Учту.
По правде говоря, мне было все равно.
Кадры видеонаблюдения, в классическом черно-белом варианте. Комната, судя по обстановке, принадлежащая подростку. А вот и хозяйка. В компании едва не лучащегося Мишико.
В душе шевельнулось смутное подозрение, но делать поспешные выводы я не привык.
- Алиса Рохлева, шестнадцать лет.
Как моей Оле... Но ей, в отличие от этой девочки, шестнадцать будет всегда.
А дальше я смотрел с каменным лицом, не отводя взгляда. До тех пор, пока видео не оборвалось, предлагая прокрутить его снова.
Я вытащил наушник. Медленно и аккуратно положил на стол.
Сплел освободившиеся пальцы... чувствуя, что они отчаянно желают что-нибудь раздавить. В идеале - кадык одного конкретно взятого человека. Если до него еще можно добраться через несколько подбородков.
Я откинулся на стуле, не смотря на Янгу. Пальцы автоматически выбивали дробь по столешнице. Резкую и немелодичную... разве что иногда неосознанно сбивавшуюся на имперский марш.
Пожалуй, впервые я действительно не знал, что мне делать.
Чертова винтовка не принесла мне ничего хорошего. И если я возьмусь за нее снова, не принесет. Истории про наемных убийц кончаются хорошо исключительно в дурных сериалах.
Либо тюрьма, либо земля, одно из двух. Черта с два кто-то даст старому хорю дожить свой век спокойно.
Но смогу ли я жить спокойно, зная, что творит этот ублюдок?
Нет.
- "Белая Стрела", якобы вершащая справедливость за гранью закона - легенда, - вполголоса, сам себе, произнес я, смотря в окно, когда гостья закончила свою речь. - Не было ее никогда. Хотя... иногда мне кажется, что командование создало ее в нашем лице. Спецов, вышвырнутых на улицу в свободное плавание.
А что? Очень удобно. Крайне. Никто и никогда не свяжет наши действия с их интересами. Об этом я задумывался не раз и не два.
Но какого черта говорю все это сейчас?
А пес его знает. Просто не получается молчать. Наверное, слишком долго у меня не было собеседника, знавшего, кто я такой, чем жил... перед которым если и нужно играть, то лишь самую малость.
- И, кажется, эта идея действительно работает. Но за все время я понял лишь одно. Мразоты, даже если денно и нощно ее вычищать, в нашем мире меньше не становится. Свободные экологические ниши долго не пустуют.
Не говоря уже о том, что этот, с позволения сказать, "вид" только эволюционирует. Становясь все жаднее, изощреннее...
Я взялся за стоящую у окна двухлитровую банку, снял лежащую донцем кверху крышку. Налил воды в кружку, отхлебнул. Свежая, буквально час назад накачанная со скважины. Правда, уже согревшаяся до комнатной температуры.
Поставил банку (не кружку же, из которой только что пил, предлагать) перед Янгой в качестве жеста вежливости и продолжил:
- А что будет потом, когда сей господин отправится на свидание с чертями? Его место займете вы? Нет, я верю, что вы не будете насиловать подростков, - спокойно и вполне серьезно, - уже что-то. И я не спорю с тем, что эта сука давно уже выбила себе билет на экспресс в ад. Меня интересует, к чему приведет его отправка туда.
Но я не тороплюсь стать тем проводником, что покажет ему его верхнюю полку у туалета и выдаст постельное. Нужно подумать, как бы цинично это ни звучало. Да, даже мое собственное нутро упорно против этого протестует... но так будет лучше. И правильнее.
Нужно решить, что для меня ценнее. И понять, чего в самом деле хотят от меня наверху. Пять лет назад я посчитал, что мне недвусмысленно сказали "хватит", взяв полную цену за мои похождения. Но теперь...
- И еще один вопрос. Почему вы не слили запись в интернет? Менты бы не смогли остаться в стороне, особенно если поднимется шум... И наш общий знакомый, - называть его по имени не было никакого желания, - был бы даже хуже, чем мертв. Не верю, что вас настолько заботит репутация девочки.
Когда в деле замешаны миллионы рублей (хотя скорее - долларов), никому не будет дела до какой-то девчонки из детдома. Она уже послужила расходным материалом: я был уверен, что камеру поставили люди Янги, прекрасно зная, что произойдет под ее прицелом. Какой смысл им был щадить ее дальше?
Никакого.

+4

9

На усмешку мужчины, Янга ответила улыбкой. Этот неразговорчивый убийца становился ей симпатичным. Не в том смысле, в котором, обычно, маленькие девочки влюбляются в плохих и опасных парней, а как исполнительный, честный человек, который наверняка держит свое слово. Такие люди были самими удобными с точки зрения Хоггарт, и именно такими она старалась окружать себя. Им главное было дать благородную цель и никогда не обманывать их доверия. С остальными - Янга называла их крысами и змеями, можно было вести сколь угодно коварные игры, подсиживать их, обманывать, плести интриги и для всех это было в порядке нормы, такова жизнь, не ты, так тебя. Но таким, как Александр Львович врать было крайне вредно для последующих отношений и, в редких случаях, для жизни. Такие люди - волки, легко подсаживались на крючок благородства, но всегда имели какие-то свои принципы, которые были для них превыше всего, и отстаивали их до последнего, не смотря ни на что. Заведешь волка в своем зверинце - можешь быть уверен, что он будет предан, но лишь до первого твоего предательства.

А еще это были очень редкие кадры. За всю жизнь Хоггарт встречались человека три. Один сейчас сидел рядом. Вот еще одна причина, по которой Янга обратилась именно к Хорьку. К остальным такого доверия не было, за ее спиной они вполне могли бы сыграть в какую-то свою игру, либо поднять ставки, либо съехать в самый неподходящий момент, банально забрав задаток и исчезнув с горизонта. Об этом Хоггарт, конечно, Хорьку не скажет - зачем перед ним чернить память старых друзей? Да и не нуждается Александр в лести.

А видео-то попало в точку, кажется. Краем глаза, еще до того, как отвернуться к окну, Янга наблюдала за мужчиной. Тень узнавания мелькнула в его глазах и все же, он оставался равнодушным. До кульминации. До того момента, ради чего все это и было затеяно. Конечно же опять - никаких внешних признаков, кроме, разве что пальцев, выбивающих по столу какой-то рваный ритм, иногда сбивающийся на что-то более мелодичное, и все же абсолютно незнакомое.

И когда Хорек заговорил, Янге показалось, что он уже согласен, хотя речь шла о весьма далеких от заказа вещах. Откровенность. Надо же. Желания пуститься в воспоминания, пусть весьма краткие, почти ничего не сказав толком, Хоггарт не предугадала. Она не думала, что Алексей выйдет с ней на диалог. Но, слушала внимательно. Хотелось чем-то заглушить крики, недавно раздававшиеся в наушниках.

- Как говорила моя знакомая, - произнесла Янга, со свойственным ей безразличием. Она даже не пыталась изобразить какую-то теплоту в голосе, знала, что это все равно не получится, и будет звучать фальшиво. Так фальшиво, что даже дурак поймет, а уж Хорек тем более, - она правда сумасшедшая кошатница, поэтому не думаю, что ее слова имеют какой-то вес. Так вот, она говорила: всем не помочь, но помоги кому можешь.

Голос Янги чуть дрогнул, но отнюдь не от чувственности произнесенной фразы, а просто потому, что ей подумалось, что несет она полную чушь. Господи, неужели где-то в мире еще остались люди, которые действительно в это верят? Которым не наплевать? Которые готовы жертвовать собой? Почему они еще не вымерли, ведь, очевидно, что это тупиковое звено эволюции в мире, где сильный ест слабого?

- Эта же экологическая ниша точно останется не занятой, - подумав, Янга добавила, - пока я стою у руля компании. Дальше поручиться не могу. Спасибо, - чопорно сказала она, то ли на предложение банки с водой, то ли на выказанную веру в то, что ее не интересуют юные тела детдомовских воспитанников. Воды она, сама не ожидая, отхлебнула через край. Пить хотелось, но это можно было перетерпеть. Куда хуже был мерзкий привкус, почему-то появившийся во рту после просмотра видео. Хотя рот, казалось бы, вообще никакого отношения к этому не имел.

Вода была теплая, но вкусная, и хорошо утоляла жажду. Только потом к женщине пришло запоздалое понимание того, что она не кипяченая, и вообще, не понятно, как давно мыли эту банку и каким образом? Может, с песком потерли, в деревне, кажется, так принято? Фыркнув от злости на себя - с какой стати она вообще начала творить эти глупости, Хоггарт отставила воду, возможно, стукнув донышком банки по столу чуть сильнее, чем ей хотелось. Сплетя пальцы и положив руки перед собой, она вдохнула. Наконец-то закончен разговор о морали и можно перейти на деловой тон, говорить о материальных вещах, которые ей, Янге, понятны куда больше, чем человеческие отношения и которые, обычно, имеют куда больший вес.

- Итак.  Что касается вас, Александр Львович, то есть два пути развития событий. Я бы очень хотела предложить вам должность начальника службы безопасности в моей компании с хорошим окладом. Тот человек, который работает сейчас, скоро уйдет на пенсию. Есть пара достойных ребят, но они все-таки дуболомы, не способны к тонкой мыслительной работе. О вас я почитала, вы достаточно умны и, не стану скрывать, принципиальны, а это всегда было мне приятно. Таким образом, вот первый вариант. Второй - вы остаетесь здесь или, если не доверяете мне, уезжаете в любое другое место, денег у вас на это будет достаточно. Дальше занимаетесь поделками - как я уже говорила, они весьма неплохи, и я больше никогда вас не трогаю. В обоих вариантах вы получите хорошую сумму денег. В моих силах так же уничтожить лист вашей характеристики и поднять ваши оригинальные документы так, что к ним комар носа не подточит. Сможете выйти на любую работу в любой должности, если заскучаете здесь и захотите переехать в город. Сумму оглашу после вашего непосредственного согласия.

В горле снова пересохло. Слишком много приходилось говорить, обычно, Янга отделывалась рубленными короткими фразами или, даже, отдельными словами. Еще уютный деревенский пейзажик, обстановка домика навевали на нее раздражающую тоску. Ее мир был миром высоких небоскребов, суеты, пробок, а деревни. Они тоже должны вымереть, прогресс не остановим. Романтики, считающие иначе, просто не переросли юношеского максимализма.

- Думаю, судьба компании вас вряд ли интересует. Единственное, что замечу, второй дет. дом будет взять под опеку, как и последующие и будет получать помощь. Что касается девочки, Алисы, ей будет проще жить, зная, что преступник мертв. По крайней мере, она больше не станет бояться его визитов. С ней сейчас очень аккуратно работает психолог. Не бюджетный, нанятый мной. Он, к сожалению, по понятным причинам не может дословно объяснить ей, почему заинтересовался девочкой, но, скоро, думаю, она сама все расскажет и они начнут плотно прорабатывать эту проблему.

Янга развела руками:

- Я буду отслеживать ее судьбу. Или вы, если поступите ко мне на работу. Из деревни, понимаете, это будет делать сложно.

Ей хотелось напомнить, что у Александра была дочь, ровестница Алисы, но она не стала этого делать. Не хотелось пережимать, так крепко давить на воспоминания. Казалось, что Хорек может окрыситься, снова замкнуться, решить, что им не просто манипулируют, а манипулируют нагло, не гнушаясь даже памятью его ребенка. И еще одно Янга не сказала. Не сказала, потому что подтверждений этому не было, так слухи и сплетни, и потому что не хотела, чтобы Александр это знал, и потому что поняла, что тот вряд ли поверит, хотя после такого видео... Но, поговаривали, что когда он пригласил начальника в гости на какой-то праздник, тот пытался распускать руки с его дочерью. Спугнул кто-то из гостей, проходящий мимо.

- Вы задаете хорошие вопросы. Так дела решаются, но не в таком масштабе, хотя я рассматривала этот вариант. Во-первых, связи Куприянова может и не столь сильны, как мои, но весьма близки к этому. Меня вряд ли вычислят, но люди возле меня, которые помогли с этой записью, могут пострадать. А они мне еще будут полезны... - она пожала плечами, как бы извиняясь за свой цинизм, - если же голова умрет, туловище шевелиться не будет, ни ко мне, ни к Куприянову никто не испытывает нежных чувств и никто не станет жалеть. Даже его сын. Думаю, вы понимаете, почему. Во-вторых, он легко отмажется. Подкупит суд, экспертов. Денег у него хватит. В-третьих, вы ошибаетесь, - она надавила на последнее слово, - судьба девочки меня интересует. Вы, наверное, думаете, что я так легко пожертвовала ей? Возможно. Но, вы бы мне не поверили без записи, это раз. Два, что я должна была сделать? Ворваться как рыцарь и сказать: ай-яй, Куприянов? Попросить полицию устроить засаду? Да ладно, они все равно не смогли бы дернуться без факта непосредственного проникновения, иначе отмазки: шел, подскользнулся, упал на кровать, случайно хер воткнул. Девочка пострадала, но не пострадают другие, хотя бы. Пусть знает, что ее обидчик мертв. Пусть знает, что других жертв не будет.

Янга поймала себя на том, что тяжело дышит и сжимает пальцы в кулаки. Она расслабилась. Распрямила ладони. И снова сказала, холодно и спокойно.

- Как вы понимаете, другого выхода не было.

Отредактировано Sulmeldir (2018-07-15 22:45:27)

+3

10

Янга не стала морщиться и сразу же возвращать разговор в исключительно деловое русло. Чем, признаться, меня удивила. Я и не думал, что ее интересует хоть что-то, кроме.. как бы тавтологично не звучало, собственных интересов.
- Как говорила моя знакомая... она правда сумасшедшая кошатница, поэтому не думаю, что ее слова имеют какой-то вес. Так вот, она говорила: всем не помочь, но помоги кому можешь.
- Подчас у кошатниц бывает больше ума, чем у крупных ученых, - усмехнулся я, не удержавшись от легкой шпильки. Пусть и в последний момент заменив "бизнесменов" на "ученых". Ну не верит же она в то, что говорит. Ни капли. И для кого это? Для меня?
Нет. Скорее, просто для такого зверя, как "поддержание разговора".
- Эта же экологическая ниша точно останется не занятой... пока я стою у руля компании. Дальше поручиться не могу. Спасибо.
Смешно, но эта честность уже начинает подкупать. Я и впрямь ценил, когда со мной и на моих принципах не пытались играть... хоть в каком-то отношении. Ибо несколько возможных подвохов в свой мысленный блокнот я уже записал, будучи не против прояснить ситуацию. И подвохов таких серьезных... жирных.
Банку Янга, как ни странно, взяла. Даже отпила. Правда, уже через секунду на ее лице мелькнуло такое выражение, словно б такого поведения от себя не ожидала даже она сама. Или попросту усомнилась в чистоте посуды.
- Простерилизованная, - на всякий случай заметил я, не упоминая, что простерилизована эта банка была прошлой осенью, когда соседка - Зинаида Ильинична, закатывала туда варенье. Вкусное было, кстати, смородина...
Варианты оплаты моих наемничьих услуг я выслушал спокойно, позволив себе лишь горькую усмешку. Деньги, деньги... кого мне содержать на эти деньги? Себя? Мне не надо было многого, и Янга должна была это понимать. Такая аскетичная жизнь меня устраивала, иначе б я избрал иные условия для существования. Благо моих накоплений - точнее, того, что от них осталось после перевода большей их части на счета нуждающихся в срочном и сложном лечении людей - хватило бы и на квартирку где-нибудь на городской окраине.
Не купил я ее только потому, что понимал - сдохну совсем уж без дела. И быстро.
А может, все-таки вернуться в город, найти какую-нибудь тихую работку... купить хорька, как в старые добрые.
Я невольно улыбнулся, вспомнив "подарочек" Тунгуса. Серега тогда невесть где раздобыл здоровенного, красивого хоря, которого пытался втюхать всем сослуживцам, мотивируя это тем, что животину нужно срочно пристроить. Согласился только я... не зная, что дожидаться меня с работы зверь и не подумает, а выберется из шкафчика и пойдет бродить по всей базе.
Ловили тогда его часа три точно. А когда доведенный до ручки командир грозно задал вопрос "чья зверюга?", Тунгус невинно ткнул пальцем в меня...
Станешь ли тут кем-то, кроме Хорька?
Но размышлять я буду потом, а сейчас моего внимания требовала госпожа Хоггарт. Которая перешла от материальных плюшек к моральным.
- ...С ней сейчас очень аккуратно работает психолог. Не бюджетный, нанятый мной. Он, к сожалению, по понятным причинам не может дословно объяснить ей, почему заинтересовался девочкой, но, скоро, думаю, она сама все расскажет и они начнут плотно прорабатывать эту проблему.
Угу... мы сделали все, чтобы она заработала моральную травму, а сейчас сделаем все, чтобы ее вылечить. Просто прекрасно.
Во рту возник отчетливый привкус желчи. По правде говоря, было противно.
Понять - одно, принять - совершенно другое.
Но гостья продолжала меня удивлять. Сколько еще сюрпризов спрятано в этой женщине?
Скажи мне кто-нибудь раньше, что она умеет изъясняться простым человеческим языком - я б не поверил. Тем более с такими интонациями... словно б оправдываясь за принятое ею решение и его последствия.
Игра это, или под бесстрастной личиной все-таки скрывается человек?
Сжатые в кулаки красивые, ухоженные пальцы расслабляются. А затем следует по-прежнему холодное:
- Как вы понимаете, другого выхода не было.
Медленно кивнул и ненадолго задумался. Резко, отрывисто щелкнул пальцами.
Переведем тему разговора.
Я не был намерен давать ей и дальше давить на себя, тем более что точки она нащупала ох как хорошо. Нечего. Включаем режим циничного наемника и ломаем сложившийся светлый образ.
Тем более, что ее ответы меня и впрямь интересовали. Не потому, что мне так уж дорога собственная шкура... просто. Хотелось бы знать все детали.
Я облокотился на стол.
- А теперь о моем видении событий.
Не менее жестко, чем до этого говорила Янга.
Пальцы складываются в домик, темные глаза чуть щурятся, не отрываясь от ее лица.
- Опущу часть с видео и вашими мотивами, она у меня сомнений не вызывает. Поговорим о том, почему именно я. Профи? Да, но есть люди, работающие лучше. Не кину? В нашем деле кидают только мелкие авантюрные сошки, которым не дорога своя жизнь.
В принципе, кое-какие фортели мог выкинуть и я сам. Но если только потребует выполнение задания. Не больше. Поэтому такое случалось крайне редко.
- Итак, почему именно старый хорек, который уже мог и забыть, как правильно держать винтовку? - вопрос, на который я сам же и давал сейчас ответ. - Я, говоря простым языком, неучтенка. Капитан Туманов мертв, а его обгорелые останки мирно лежат на кладбище. Заведенные дела, конечно, еще находятся в производстве... но в качестве глухарей. Еще лет пять-семь - и по ним истекает срок давности. К тому же, я в них никак не фигурирую. Если только в качестве подозреваемого.
Задумчивый взгляд в окно. Надо будет все-таки скосить эти заросли, раскинувшиеся под самым забором, эстетики внешнему виду они не добавляют.
- Крайне удобно, не правда ли? Можно сдать ожившего Хорька ментам. Которые не станут искать заказчика, учитывая, что у этого самого Хорька есть личные мотивы для расправы. А в тюрьме... как знать, что может произойти в тюрьме? Да даже и в СИЗО.
Нам ли обоим не знать, как там делаются дела. Можно грубо - в петельку, а потом дать охране по шее за неизъятые шнурки от ботинок. Можно чуть мягче - посадить в камеру к туберкулезникам... или в ту же пресс-хату закинуть, на свидание к мускулистым и агрессивным профессиональным уголовникам.
- Или второй вариант. Сразу в деревянный костюм. Даже удобнее. Никто не хватится. И сам киллер никому и никогда уже ничего не расскажет.
Я чуть кивнул сам себе, словно подтверждая - высказал все, что хотел, и рывком разомкнул пальцы. Снова взглянул на Янгу, дожидаясь ее реакции.
- Что до заказа. Мне надо подумать, - коротко сказал я, не оставляя пространства для возражений, и поднялся. Крыша дома давила, и из-под нее хотелось выбраться. - Полагаю, время у вас есть, раз уж вы явились сюда лично.

+2

11

Колкость про кошатниц Янга приняла спокойно, даже чуть улыбнувшись и пожав плечами. Что поделать, она такая, кто-то другой. И не ему, пускай благородному, но все-таки убийце, судить о ее моральном облике. Но, все это было уже далеко от дела. Хоггарт, почувствовав, что начинает эмоционально откликаться на слова Александра, живо обрубила это нездоровое тяготение. Она пришла разговаривать о деле, ехала в эту чертову даль, терпела эти провинциальные пейзажи не для того, чтобы обсуждать моральную сторону вопроса. По крайней мере, за пределами рамок, которые были необходимы, чтобы убедить Хорька. И так подобрались к этим рамкам слишком близко.

- Простерилизованная, - Янга вздохнула. Она была готова ко многому, понимала, что Александр профессионал. Но черт, неужели за годы своей жизни ей так и не удалось контролировать свои эмоции настолько, чтобы их не могли прочитать вот так, с первого раза. Может, опять виновата чертова деревня? Под ярким светом ламп, на приемах, переговорах, обычно никто не мог понять, что чувствует или о чем думает эта женщина, и Хоггарт это всегда было на руку. Теперь же ее читают как открытую книгу, да еще и подкалывают. Янга задавила секундную злость, не хватало, чтобы Хорек и это заметил. Внутренне усмехнулась.

"Спокойнее, спокойнее..." - заметила она про себя, - "Александр Львович не прост, но ведь так даже интереснее".

Давно ей не встречались такие проницательные люди. Янга уже представила, как он будет смотреться на посту начальника службы безопасности и удовлетворенно улыбнулась. Если согласится, конечно. Жаль пропадать такому таланту в этой глуши, хотя, - она вспомнила поделки во дворе, - Хорек, конечно, удивительно многогранная личность.

Щелчок пальцев как сигнал к вниманию. Александр боролся с собой в мыслях и теперь, наверняка, пришел к какому-то решению. Время отбросить эмоции, отбросить все, что было до этого и ответить на вопросы. А вопросов, Янга заметила это сразу, у Хорька наверняка накопилось немало.

- А теперь о моем видении событий.

Какой жесткий тон. Он нравился Хоггарт куда больше, чем простодушное дружелюбие. Таким тоном уже можно обсуждать серьезные вещи.

- Опущу часть с видео и вашими мотивами, она у меня сомнений не вызывает.

Янга коротко кивнула. Это было приятно, даже не смотря на то, что дальше, наверняка, последует целый ворох сомнений. Что же, она была готова развеять их все, ибо была полностью уверена в себе, в своих планах и... в Хорьке, как ни странно? Если возьмется за работу, доведет ее до конца. У нее было достаточно времени, чтобы изучить этого человека заочно и теперь, воочию, она видела, что не ошибалась. Что впрочем, не являлось для Янги новостью.

- Интересное видение ситуации, имеющее право на жизнь, конечно же, - дождавшись, пока Хорек закончит, протянула Янга, - но, ваше представление о моем коварстве, - черт, Хоггарт никогда бы не подумала, что скажет это, - сильно завышено. Я предпочитаю не делать людям подстав, если ситуация того не требует. И именно поэтому я выбрала вас, Александр Львович. С вашими коллегами, боюсь, мне пришлось бы обезопасить себя подобным образом. Извините, я не слишком высокого о них мнения. Благородство, которое, как вы думаете, я ни в грош не ставлю, здесь играет высокую роль. Проще говоря, я уверена, что вы меня не раскроете за бОльшую сумму денег или за какие-то другие выгоды, чего нельзя сказать о ваших коллегах. Неразборчивые в работе люди обычно неразборчивы во всем. Я, конечно, могла бы взять человека со стороны, который вообще ни в чем не заинтересован, и не имеет ни к вам, ни к вашим друзьям никакого отношения. Здесь уже вопрос, который я поднимала ранее. Мне показалось, что это будет справедливо, - она положила руки перед собой, - ваша жизнь может измениться к худшему только в случае отказа. Ибо тогда, мало ли, вы захотите раскрыть мой замысел по каким-то своим мотивам. Если же вы согласитесь, то работа будет производиться на условиях, описанных ранее. Мне куда больше хочется видеть вас начальником СБ, чем трупом или зеком. Но, даже если вас это не устроит, в любом случае, ваша жизнь останется спокойной.

Янга правильно истолковала жест хозяина. Поднялась, поставила стул на место, в глубине души радуясь, что скоро вернется к цивилизации. Кусочком цивилизации можно было считать ее внедорожник, в котором она уже совсем скоро окажется.

- Думайте, конечно, - сказала она, направляясь к дверям, - у вас будет две недели. Я подъеду. Только хочу сказать, что через три недели будет церемония взятия шефства над новым дет. домом. Мне бы не хотелось еще одной Алисы.

Она вышла из дома. Уже вечерело и даже Янга должна была признать, что закат в деревне - это красиво. Она остановилась у дверей, чтобы дождаться хозяина, вытащила сигареты. Телефон жег карман и, выудив его, Янга удалила запись. Копии хранились в более надежном месте, чем ее гаджет. Огляделась, на наличие легковоспламеняющихся объектов и приняла решение закурить уже за воротами.

+2

12

Уголки губ чуть, но все же дергаются. Не совсем усмешка, скорее ее тень... но эмоции все те же.
Ненавязчивая, но все-таки угроза. Под "изменением к худшему" может подразумеваться ох как многое. Спектр широк. От проблем с документами и жильем, до визита полиции и пули в голову. Кошка на мгновение показала острые когти, и тут же вновь спрятала их в подушечках лап.
Заверениям, что мои подозрения преувеличенны, я поверил не слишком. Я не знал этого человека. Не знал, как она ведет дела. А адекватное представление о ком-либо, кого ты знаешь от силы час с небольшим... составить ох как сложно. Даже если кажется, что есть почти вся картина, за исключением разве что пары штрихов.
На заявление о "необходимости подумать" она отреагировала неожиданно спокойно.
- Думайте, конечно, у вас будет две недели. Я подъеду.
Что-то долго.
Не боится, что за эти две недели я вновь без вести растворюсь на просторах нашей необъятной родины? Тем более что это я могу сделать запросто.
- Только хочу сказать, что через три недели будет церемония взятия шефства над новым дет. домом. Мне бы не хотелось еще одной Алисы.
Как же не напомнить об этом.
Мне бы тоже ее не хотелось. Но я... не могу принять решение в одиночку.
Я вышел, пропустив Янгу вперед. Дверь закрывать на ключ не стал, просто захлопнул. Внедорожник перед воротами отпугивает желающих залезть без спросу даже лучше пса, и эффект этот развеется еще не скоро. По крайней мере, куда медленнее пыли, поднимаемой колесами этого монстра.
- Сторожи, Тунгус, - я взъерошил шерсть на макушке кобеля, попутно отстегивая цепь. - Приду через часок.
Не раньше, так что кобель остается тут за главного. Больше некому.
Одно успокаивает - за ворота он не сунется, хотя бы в этом на него можно рассчитывать. Поэтому и доверяю, давая бегать без железного довеска.
Сидеть в доме я не собирался. Определенно требовалось пройтись, размять ноги и скинуть напряжение, изредка едва ли не проскакивающее по позвоночнику электрическими разрядами. Да и думалось на свежем воздухе гораздо лучше, чем в четырех стенах. А думать придется, и много...
Захлопнул калитку, бросив взгляд на Янгу. Слегка пожал плечами - не очень люблю, когда женщины курят, но не мое это дело. Пусть дымит, если ей так хочется, главное чтоб окурки где ни попадя не бросала. Тем более незатушенные.
- Хорошей дороги, - я прислонился спиной к нагретому солнцем дереву одного из столбов и прикрыл глаза. Сначала убежусь, что она действительно уехала, а потом... может, пройду на реку, к старому мосту. Может, чуть дальше, в поля. Без разницы. Главное, чтобы там никого не было. И, следовательно, не было жужжания над ухом.
Может, в храм.
Я никогда не был истово верующим. Не стал им и сейчас. Просто приходил иногда и оставался на полчаса, в уютной тишине и запахе оплывших свеч. Не общаясь ни с кем. Отец Алексей конечно, неплохой человек - деятельный, умный, и к религии относится без фанатизма, действительно считая это служением, а не привелегией, но... это лишь между мной и Ним. Без посредников.
Мое наказание и мой крест.
Я пытался изменить свою жизнь и себя, но так и не стал кем-то иным. Я по-прежнему Хорек. Который без жалости нажимал на спусковой крючок, поймав в прицел того, кого считал не имеющей права жить сволочью. И одновременно - тот, что стоял на пороге разгромленной квартиры, ощущая лишь пустоту вместо желания отомстить.
Господи, чего ты хочешь от меня на этот раз? Чего?
От внутреннего диалога меня отвлекли на редкость бесцеремонно.
Что-то теплое ужом протиснулось мимо мной и калиткой, глухо ворча. Затем клацнули когти.
Я открыл глаза и выругался. Не знаю, каким чудом - цензурно. Относительно.
- Ах ты ж зараза!..
Тунгус, припав на передние лапы, с рычанием жевал переднюю шину автомобиля Янги. И, кажется, получал нешуточное удовольствие. Хотелось смеяться - камеру внедорожника мой кобель не прокусит в жизни - и одновременно всыпать балбесу по первое число. Я-то думал, что хорошо его выдрессировал. А он... позорище.
А не пытался ли я, как он сейчас - жевать шину, прекрасно зная, что она не по моим зубам?
Похоже, что так оно и было. Все эти пять лет.
Пса пришлось оттаскивать за ошейник. И то подчинился он рывка с четвертого, уже откровенно резкого. Прижал уши и плюхнулся мне на ноги, глухо скуля и не смотря в глаза.
- Перед ней извиняйся, чертяка, - я отпихнул пытающуюся смущенно лизать пальцы морду. - Нашел игрушку.
Пес заскулил еще громче. Наверное, чуял мое состояние... и боялся, что я брошу его здесь одного. Вот и привлек внимание таким незатейливым способом.
Хорошо хоть крыло не пометил, на это ума хватило.
Я пару секунд еще смотрел на закатное небо, а затем резко вскинул голову.
Я тот, кто я есть. И больше не буду от этого отказываться.
И если Всевышний привел к моему порогу эту женщину... может, этого он от меня и хотел?
И плевать, что для меня самого это может плохо кончиться - я давно не ценю своей шкуры.
- Янга, - приглушенно сказал я. Чисто затем, чтобы привлечь внимание. По правде говоря, с большим удовольствием обращался б к ней "по всей форме", еще и по батюшке... но раз уж она не назвала отчества, то логично - не хотела его слышать.
- Если уж на то пошло, то у меня тоже есть несколько условий.
Их у меня, по правде говоря, было немного. В основном - стандартные, которые я выдвигал каждому "работодателю". Ну и пара добавочных, которые в тягость никому не встанут...
Одна рука обхватывает грудь, другая по-прежнему лежит на голове пса.
Я принял решение. И был намерен ему следовать.

+2

13

[nick]Янга Хоггарт[/nick][status]по льдинке в глаз, в язык и в сердце[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845419/v845419651/a9dc7/naM9Ro3EcJc.jpg[/icon][sign]а мы не ангелы парень, нет мы не ангелы
темные твари и сорваны планки нам. [/sign]

Чуть пошатавшись у дверей в ожидании хозяина, и не дождавшись его, Янга вышла за ворота. Курить уже хотелось просто нестерпимо, особенно, почему-то здесь, на чистом воздухе. В городе грязь, дым... Неотъемлемая часть цивилизации, конечно, но и вкус и запах табака как-то теряются. Тут же совсем другое дело. Вцепившись в сигарету зубами, расщелкнув две кнопки в фильтре, женщина поднесла зажигалку и, раскурив огонек, глубоко затянулась. Так глубоко, чтобы точно достало до самых уголков легких, словно с помощью ядовитого дыма можно было выкурить тяжесть с сердца, заглушить мерзкий привкус во рту, прогнать ярость из мышц, бессильную ярость, когда хочется врезать хоть кому-нибудь или чему-нибудь, но становится абсолютно ясно, что первое не выйдет исходя из соображений имиджа, а второе не приведет ни к чему, кроме увечий, да еще и смогут посчитать странной.

Янга ласково посмотрела на внедорожник. Огромный черный приветливый друг. Скоро он отвезет ее домой, в стеклянную новостройку. Дома Янга достанет из холодильника ужин, разогреет его, потом дождется полночи и спустится в зал на первом этаже. Там она, пока никто не видит, с лихвой отведет душу на огромной боксерской груше, измотает себя до бессознательности тренажерами, вернется домой и завалится спать. Может даже не сходив в душ. Может даже в уличной одежде. Завтра выходной. Завтра будет ранний подъем - Янга всегда вставала рано - и, нахохлившись, словно промокший под дождем ворон, женщина будет пить горький утренний кофе с галетами под новости из социальных сетей.

Погруженная в свои мысли, Янга не забывала следить за тем, чтобы искорки, падающие с сигареты, вовремя гасли. Был у нее такой пунктик. Особенно теперь, когда стояла такая засуха. Увлеченная этими наблюдениями, она и не заметила, как Александр вышел за калитку, и не услышала его голоса, когда он говорил что-то своей собаке. Обратила она на мужчину внимание только тогда, когда он обратился непосредственно к ней.

- Хорошей дороги, - и встал неподалеку, закрыв глаза. Янга поглядывала на него с интересом, все равно осталось еще больше половины сигареты. Интересно, о чем он сейчас думал? О чем вообще думают люди перед тем, как убить другого человека? Причем, убить не в запале, а расчетливо, по плану, имея кучу времени чтобы все обдумать или отказаться? Чем они оправдывают себя в момент нажатия на курок? Лишь пару раз Янге приходилось встречаться с убийцами, но то были отморозки, и вряд ли они вообще могли думать. Александр на отморозка не походил. Значит, убийства бывают разные? Разные мысли, разные цели. И никто не застрахован от того, чтобы лишить жизни себе подобного: ни благородный бывший оперативник, ни мразь, которая обычно находится по другую сторону от сотрудников правопорядка...

Янга пожала плечами. Ох уж этот деревенский воздух, неторопливая жизнь, провинциальный уклад. Так и тянет на философию. Скорее бы уехать в город, где в суете нет времени на долгие мысли ни о чем. Только обдуманные решения, взвешенные поступки, холод, приказы. Женщина вздохнула и тут же коротко зашипела от боли. Сигарета, догорев до самого фильтра, обожгла пальцы. Затушив ее о придорожный камень, Янга пошла к внедорожнику. Выкинет бычок в пепельницу - не совсем же она свинья, в конце концов...

И, в этот момент, резво обогнав Янгу, на дорогу выскочило, а может даже и выкатилось нечто, бодро промчавшись к внедорожнику. Не успела Хоггарт сообразить в чем дело, как послышалось увлеченное чавканье перемежающееся сопением. Пес... Как его там звали? С удовольствием грыз шину автомобиля. Янга стиснула зубы и, поборов желание гаркнуть на собаку, повернулась к ее хозяину.

- Уберите пса, пожалуйста, - чеканя каждое слово, произнесла она. И если кому-то могло показаться, что до этого она говорила холодно, то сейчас от голоса и вовсе повеяло арктической стужей, казалось, способной сбить воробья на лету. На собаку это, конечно, никакого влияния не возымело, да и не мудрено, не к ней же обращались.
Проследив за затянувшейся борьбой со зверем и полностью пропустив разговор с ним Александра, Янга с неудовольствием оглядела обслюнявленную шину. Ясно было, что прокусить ее пес не в состоянии, но женщине вообще не хотелось чтобы ее обожаемый транспорт кто-то трогал. Особенно, собака. На довольно грязном, после езды по проселочным дорогам, колесе, теперь появился еще и четкий мокрый след. Хоггарт посмотрела на собаку: морда той была вымазана в земле. Передернув плечами, она открыла дверь и закинула, в конце концов, многострадальный бычок в пепельницу. Вставила ключ и уже повернулась к Александру, чтобы попрощаться, но тот, внезапно, окликнул ее...

"Не стоит извинений," - уже готова была в голове женщины фраза, но Александр вовсе не спешил раскаиваться в грехах своей собаки.

- Если уж на то пошло, то у меня тоже есть несколько условий.

Янга удивленно вскинула брови и спустилась с подножки. Встала напротив Хорька и вдруг, почему-то, подумала, что ей совершенно некуда девать руки. Обычно одна была опущена вдоль тела, вторая лежала на сумке, а теперь сумки с собой не было. Ну, не пихать же в карманы. Прищелкнув пальцами, она сложила их за спиной, на манер конвоируемых заключенных.

- Слушаю.

"Принял решение? Так быстро?"

Что же, послушать про условия было интересно.

Отредактировано Sulmeldir (2018-07-21 23:10:12)

+1

14

Я чуть сощурил глаза, отметив позу, принятую Янгой. Попутно подумал, что зря обыватели связывают заложенные за спину руки исключительно с зэками. Не раз замечал, что такое положение верхних конечностей излюбленно и для нашего брата - силовиков, то есть. Вкупе с расставленными на ширину плеч ногами. Уверенность и владение ситуацией, дескать - "мне даже нет нужды применять руки, если что".
Правда, в данном случае это как раз скорее говорило о доминировании, чем о чем-то в стиле "вынужден слушать и никуда не денусь".
Но в сторону лирику. Вернемся к прозе.
Некоторые пункты, подозреваю, Хоггарт очень не понравятся. Хотя, это не мои проблемы. Отказываться хоть от чего-то из своего и без того краткого списка (пусть даже и по гайдаевскому принципу - заявить какую-нибудь дичь и со скрипом отложить ее в сторону, чтобы прошло все остальное) я не собирался. Если я что-то озвучил - значит, это действительно мне нужно. И точка.
- Первое. Оружие предоставляете вы. То, которое потребую. Даете место, где можно спокойно с ним поработать, и время для этого. В идеале недели две, не меньше. С навыков тоже требуется счищать ржавчину.
В первую очередь, согнать мозоли с рук. Для стрелка подвижные, чуткие, пальцы важны не меньше, чем для шулера. Правда, доходить до крайности и сдирать папиллярные узоры наждачкой я не собирался.
Физическую форму тоже нужно привести в порядок. Совсем без нагрузок я эти годы, конечно, не обходился... деревня все-таки, и топором махать приходится, и тяжести таскать. Но это лишь часть от того, что необходимо, причем малая. Бегать, например, не бегал уже давно...
Наверное, это был самый сложный пункт. Я давно не щенок с нетронутыми резервами организма. И хоть и не старик, но времени вкупе с силами придется угробить порядочно.
На работу с оружием в том числе. Специально под меня его вряд ли кто-то сделает, значит, требуется приспосабливаться и пристреливать. Даже если "сотрудничество" с ним продлится всего один выстрел. У каждой винтовки есть свой характер, который нужно понять и с которым нужно научиться ладить. Как и с машиной, большинство автовладельцев поймет.
В принципе, винтовка - тоже "машинка", если вспомнить родной жаргон.
- Второе. Жилье тоже с вас. И какие-никакие временные документы.
В случае с квартирой это особенно актуально. Безвылазно сидеть в четырех стенах я не намеревался. Даже если буду на полном обеспечении. Плюс - выбираться оттуда все равно потребуется, на те же стрельбы. И лучше иметь какую-никакую подстраховку. Мало ли, остановит гаишник... а у них рейд, согласно условиям которого они имеют право проверять документы у всех, включая пассажиров.
Быть узнанным я не опасался. Мало кто знал меня в лицо. Да и - мало ли на свете похожих людей?
- И третье. Этого охламона я беру с собой. За поведение ручаюсь. Будет безобразничать - пристрелю лично, - пониженным, почти рычащим голосом, чтобы угроза дошла в первую очередь до Тунгуса. - Поводок есть, не гадить, где попало, приучен. Держать при себе не требую, можно поселить в собачью гостиницу.
"Любишь хозяина - люби и его собаку", не правда ли? Правда, в данной ситуации "любишь" следовало заменить на "терпишь", так-то оно правдоподобнее звучать будет.
- Оплату которой и моральный ущерб за пожеванную шину можете вычесть из моей "заработной платы".
Если дом я еще мог оставить относительно спокойно, то пса - нет. Кобель прожил со мной три с половиной года, будучи едва ли не единственным полноценным собеседником... и кинуть его здесь на произвол судьбы было бы верхом предательства. К тому же, не уверен, что эта рыжая зараза не отыщет меня везде, сколько бы километров не пришлось прошагать ради этого. Так что даже не оставить его никому - и из ошейника вылезет, и цепь порвет.
Я чуть помедлил, давая переварить сказанное, и буднично окончил:
- Если вас все устраивает - остальное обсуждаем по дороге.
Нет - так ищите другого. Надеюсь, она истолкует последовавшее за этим молчание именно так. Не то чтобы я и в самом деле был настроен столь решительно, но дать понять это Янге стоило. Отказа хоть в чем-то из этого слышать не хотелось, торгов - тоже.
Уехать я и впрямь готов был хоть сейчас. Ничего не держало. Дом хозяина найдет, благо в хорошем состоянии, а не развалюха. Разве что только кони... но отец Алексей поймет. Оставлю ему записку, что приехала сестра из города, в семье проблемы, а потому я вряд ли вернусь. И все. Все вопросы решены.
Имущества, которое требовалось собирать, тоже не было. Так что всего делов - прихватить пару памятных еще с прошлой жизни вещей и переодеться. Лучше не выделяться лишний раз своим внешним видом, тем более что городскую одежду я сохранил. Наверняка не в лучшем состоянии, после нескольких лет в шкафу... но лучше, чем ничего.
Сомнения, конечно, по-прежнему продолжали грызть, пусть и куда менее активно... но я все-таки сделал усилие и запихал их назад, на задворки сознания. Как бы то ни было. Я не беру данного слова назад. И не отменяю принятых решений.
Как бы тяжело они мне не дались.

+1

15

[nick]Янга Хоггарт[/nick][status]по льдинке в глаз, в язык и в сердце[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845419/v845419651/a9dc7/naM9Ro3EcJc.jpg[/icon][sign]а мы не ангелы парень, нет мы не ангелы
темные твари и сорваны планки нам. [/sign]

Янга ожидала каких-то совсем невыполнимых требований, ну, вроде, миллион долларов и яхта с позолотой, хотя и понимала, что Хорьку это, скорее всего, ни к чему. И все-таки, слова про условия были сказаны таким тоном, что женщина внутренне напряглась. Тем приятнее было расслабиться, когда было озвучено первое условие, вполне себе корректное. Единственное, что сама Янга помочь с этим Александру не могла, зато знала человека, который сможет. Кроме того, она подумала, что этот человек хорошо сойдется с Хорьком, хотя бы на почве прежней службы. Правда, ее нынешний начальник службы безопасности и не одобрял методов своего шефа, но именно он накидал ей кандидатов и именно он посоветовал присмотреться к Хорьку. Был ли он знаком с ним в прошлом или просто наслышан - неважно. Как и не важно то, откуда он узнал про инсценировку смерти и нынешнее место обитания киллера. Вот познакомит их Хоггарт - и пусть разговаривает, лишь бы не перебили друг друга. Хоть у Янги и было очень мало от женского чутья, кое в чем она была уверена: пока мальчики ведут диалог, девочки должны стоять в сторонке. Особенно, если речь идет о подготовке к убийству.

- Это не проблема, - благосклонно кивнула Хоггарт, - один звонок и у вас будет все, что захотите. Единственное, модель оружия можете не называть мне, я все равно в этом не разбираюсь, - она пожала плечами, - мой нынешний начальник СБ поможет вам со всем необходимым.

Второе требование тоже было весьма в пределах разумного. Янга и сама понимала, что киллеру нужно будет где-то жить, и вряд ли он сможет делать это в своей старой квартире, если она вообще у него осталась. Жильем для Хорька она занималась сама и уже присмотрела один вариант. Присмотрела... Потому что знала, что Александр согласится? Да нет, просто знала, что согласится хоть кто-нибудь.

- Тоже не сложно, - кивнула женщина, - хоромы не обещаю, да и подозрительно будет. Насчет контактов с соседями понимаете, лучше по минимуму. Кстати, хочу предупредить, соседи там не очень. Пара алкашей, пенсионерка, нелегалы. Не сливки общества, зато им или бессмысленно или не выгодно встречаться потом с полицией, даже если они хоть как-то доберутся до квартиры.

Янга умолчала еще об одном: в таких квартирах очень удобно инсценировать чью-то смерть. Живут себе пропитые людишки в старых халупах и самовозгораются порой. Ну, спят там с сигаретами или газ забывают перекрыть. Хоггарт не соврала Хорьку когда сказала, что от его друзей предпочла бы все-таки избавиться. И жилье потенциальному киллеру подбирала с заделом на будущее.

И, наконец, третье требование:

- Ручаетесь? - Янга фыркнула, вспомнив, сколько продлилась последняя битва хозяина с питомцем и как хорошо тот его слушался, но тут же одернула себя, хотя все-таки не смогла убрать из голоса лишнюю сухость, - значит так, Александр, мне абсолютно безразлично, кто будет жить с вами, хоть проституток возьмите. Лишь бы не мешало работе. Хотите, поместите в квартиру, хотите - отдайте в приют, но если мы договариваемся на ваши обязательства, их необходимо будет выполнить, -  и Янга, брезгливо поморщившись, посмотрела на собаку. Она не понимала, что люди находят в домашних питомцах? Они шумные, шерстлявые, требуют ухода и абсолютно не нужны городу. Она бы и голубей всех с воробьями выселила подальше, чтобы не путались под ногами и не разносили заразу. А уж держать кого-то в квартире... Единственные, к кому женщина относилась лояльно, были рыбки в ее офисе, и то, потому что они не требовали непосредственного ухода.

- Сочтемся, - фыркнула она на предложение вычесть расходы на гостиницу из "зарплаты". Моральный ущерб она даже не рассматривала. Хоггарт и мораль - две вещи несовместные, а значит и ущерб наносить нечему.

- Если вас все устраивает - остальное обсуждаем по дороге, - закончил Александр, и только сейчас Янга поняла, чем ей грозит согласие на то, чтобы Хорек забрал с собой собаку. На долю секунды на ее лице появилось выражение какой-то странной растерянности, она недоуменно посмотрела на мужчину.

- Хотите ехать сейчас? С ним? - она ткнула пальцем в собаку, - в моей машине?

Что-то глубоко внутри Хоггарт, отвечавшее за человеческие эмоции проснулось и отправило в мозг непередаваемую смесь импульсов, такую мощную, что у женщины даже заболела голова, что случалось с ней крайне редко. Она сдавила пальцами виски, отчаянно думая, что делать? Вызывать такси? Долго, далеко, лишний свидетель, да и не каждая машина проедет здесь. Доставить сначала в город самого киллера, а потом его собаку на фирменном грузовичке? Но, Александр выражал собой полнейшую непреклонность, похоже, он всерьез не собирался расставаться со псом даже на сутки.

Янга сжала губы так, что они превратились в тонкую нитку.

- Пожалуйста, - сказала она голосом, не соответствующим просьбе, - сделайте так, чтобы ваша собака не попортила мои сиденья. Лапы ей там вымойте перед транспортировкой, накиньте что-то. Я, извините, хлама с собой не вожу. Садитесь на заднее сиденье вместе и держите его крепче.

Отредактировано Sulmeldir (2018-07-22 22:11:07)

+2

16

Комментарии Янги, если честно, были излишни.
Я и сам все прекрасно понимал. Опыт позволял. Действительно, было бы странно ожидать, что бизнес-леди будет лично монторить черный рынок на предмет подходящего винта для наемника. Так только в дурных романах бывает да в аналогичных по качеству сериалах.
Зато вот жилье меня не слишком устраивало. По целому ряду причин. Но время для ответа было уже упущено, так что выскажусь немного позже.
А вот на упоминании рыжей морды, как я и ожидал, терпение Хоггарт дало трещину.
Сменились не то что интонации - лексика, став едва ли не просторечной. И это почему-то доставило внезапное удовольствие. А мне-то казалось, я давно разучился испытывать столь яркие и, что самое смешное - позитивные - эмоции.
За это не грех было пропустить мимо ушей пассаж про девиц по вызову и двойное напоминание о правиле "pacta sunt servanda", которое я не нарушал за всю свою карьеру. Ни разу.
- Хотите ехать сейчас? С ним? В моей машине?
Бесстрастный лед раскололся окончательно.
Честно сказать, такая Янга мне нравилась куда больше. Хотя - я резко себя одернул - она не доллар и нравиться мне вовсе не обязана. Впрочем... к долларам я тоже большой любви не испытывал. Хоть и признавал, что это, несомненно, более твердая валюта, нежели родной "деревянный".
- Ехать - сейчас. Полагаю, у меня не так много времени, чтобы тратить его на ожидание вашего повторного визита.
Две недели в пустоту - действительно, непростительное расточительство. И без того придется утрамбовывать все, что необходимо сделать, в сильно ограниченный временной промежуток. Так что я бы, наверное, даже лишним часом не побрезговал.
Требования к транспортировке "хвостатого имущества" я выслушал спокойно. Разумно, вполне. Я б и сам не отпустил пса в свободное брожение по салону. Во-первых, шерсть потом с чехлов счищать намучаешься, даже несмотря на то, что она у Тунгуса короткая, чуть длиннее, чем у добермана. А во-вторых - ткнет тебя любопытная морда под локоть, руль дернется, и... привет, кювет. А если не повезет - то и камаз.
- Это все само собой разумеется. Если что, он прекрасно доедет и в багажнике.
Там даже лучше, наверное. Для того же морального спокойствия Янги. Вытряхнул потом коврик, вот и все дела. Ну, может, выдраил, чтобы собачий запах точно не чудился. Все проще, чем проводить все те же процедуры в отношении салона. И дешевле тоже.
- И да. - Я чуть было не забыл об этом сказать, а потому недовольно поморщился, возвращаясь назад. На пару шагов, на которые уже успел отойти. - По поводу жилья. Предпочел бы проживание в непосредственной близости от места, где можно поработать с оружием. Чтобы тратить меньше времени на дорогу. Хотя бы на первые две недели.
Не намерен по два часа просто тащиться куда-нибудь за город и обратно. Предложенное прикрытие, конечно, идеально - народец там сменяется часто, никто никого не помнит. Но идеально для другого. Для того, например, чтобы побродить по городу, пройдясь по всем маршрутам "объекта", отмечая точки, откуда можно вести стрельбу и попасть, прикидывая пути отхода...
- Плюс. Мне нужна будет вся информация, что у вас есть по "объекту". Маршруты передвижения, время, привычки. Вплоть до мелочей.
Надо же от чего-то отталкиваться. Игра вслепую, бесспорно, увлекательна, но это не про меня.
Я свистнул пса и вернулся во двор, оставив калитку открытой. Поднялся по крыльцу и прошел внутрь дома.
Снял с гвоздя на веранде поводок - прочный автоматный ремень с пришитым к нему карабином, защелкнул на собачьем ошейнике и направился в комнаты, предварительно отдав приказ "сидеть" тоном, не терпящим возражений.
Вытащил с верхней полки расшатанного шкафа темные джинсы с однотонной серой футболкой, натянул, чуть морщась от пропитавшего ткань запаха пыли. Впрочем, усмешку вызвало совсем другое. Схуданул я, похоже, за эти годы. Благо не сильно, вешалкой даже в этом тусклом исцарапанном зеркале не выгляжу.
С возвращением, капитан Туманов.
Ремень на место, патронную гильзу на шнурке - тоже. Старый талисман, еще с чеченских времен, точно не помешает. Деревянная фигурка хорька - еще того, шкодливого питомца, сделанная по памяти, отправляется в карман уже на автомате. Чтобы не оставлять никаких следов, позволяющих вычислить, кто именно здесь проживал.
Вроде бы ничего не забыл...
Ах, да.
Черканул пару строк - как и собирался, о проблемах в семье и внезапно понадобившемся там господине Легкове... у которого и впрямь была сестра, как я помнил, пусть и пропитая алкоголичка - сложил и оставил на столе, рядом с ключом.
Собрал в стопку старое шерстяное одеяло и еще пару больших тряпок, в отношении которых уже не мог вспомнить, чем они когда-то были.
Все?
Все.
К воротам я шел не оглядываясь.
- Все, - повторил уже для Янги, закрывая калитку за собой. Хлопнул по резному столбу и решительно оттолкнулся, поворачиваясь к внедорожнику.
Пес, взятый на поводок, тихонько заскулил, наклонив голову и уставившись на Янгу умильными глазами. Хвост и вовсе мел землю получше веника. Я только хмыкнул. Вряд ли сработает, брат. Эта женщина выплавлена из стали, и так просто ее не пронять. Лучше тапочки выучись носить... и то вряд ли прокатит.
Ой вряд ли.

+2

17

[nick]Янга Хоггарт[/nick][status]по льдинке в глаз, в язык и в сердце[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845419/v845419651/a9dc7/naM9Ro3EcJc.jpg[/icon][sign]а мы не ангелы парень, нет мы не ангелы
темные твари и сорваны планки нам. [/sign]
Янга кивнула, подтверждая, что времени действительно не так много, хотя она понятия не имела, сколько нужно киллеру для того, чтобы подготовиться к заказу. И в чем эти приготовления заключаются. По крайней мере не знала всех тонкостей, кроме тех, о которых поведал ей Хорек. А так как Хоггарт терпеть не могла чего-то не знать, она уже мечтала о том миге, когда свалит Александра на плечи начальнику безопасности, который в этих делах разбирался куда больше: как-никак побывал в горячих точках, да и служба обязывала.

"Отлично, - думала женщина, замечая за собой, что в последнее время уж слишком часто раздражается. Уже и не сосчитать который раз за несколько минут, - поработаю таксистом".

- Садитесь на заднее, - с максимальным безразличием в голосе сказала Хоггарт. Ее, по сути, мало волновало, багажник или заднее сиденье, все равно то, что огромная грязная деревенская собака коснется лапами ее внедорожника заставляла содрогаться от брезгливости. А вот уж какой именно части машины - дело десятое. Ведь суть была в самом факте присутствия, а не в том, что он потенциально сможет испортить. Единственное, на что Янга еще могла надеяться, так это на то, что от собаки хотя бы не воняет псиной. Хотя, учитывая его происхождение и образ жизни, надежда была совсем слабенькой.

А что касалось нового требования Хорька...

- Извините, но это малореально, - пришлось возразить женщине, хотя еще минуту назад ей казалось, что ничего менее вероятного, чем поездка собаки на ее машине, в принципе быть не может, - я могу попросить своих людей сопровождать вас на полигон, но он находится в пустынном месте, там рядом нет никакого жилья. Если только вы не хотите ночевать в вагончике без нужника, - Хоггарт не могла удержаться от колкости. Не смотря на то, что ее дело удалось и все сложилось крайне удачно, мысль о собаке никак ее не покидала. Второй раз за день она сдавила пальцами виски, вознося молитвы о том, чтобы все это поскорее закончилось Богу, в которого не верила, - с информацией частью смогу помочь я, частью Игорь Никитич, это наш начальник безопасности. Поговорим по дороге.

Пока хозяин собирался, женщина фыркала, как рассерженный еж, что по сути являлось самой высшей для нее формой проявления недовольства. Устав фыркать, достала еще одну сигарету, очень жалея, что поблизости нет кофе. Только колодезная вода из "простерилизованной" банки. Янга нервно сломала сигарету в пальцах, открыла дверцу машины, сунула ее в пепельницу и, достав тряпку, принялась яростно натирать зеркала, думая о том, сколько же можно собираться, хотя на самом деле - она следила по часам - прошло очень мало времени. Просто ей сейчас хотелось на что-нибудь разозлиться.

Короткое: "все" за спиной заставило ее обернуться. На самом деле, Янга давно услышала шаги Александра, но специально не придавала им значения. Мало ли, может он сейчас плачет, прощаясь с домом, нельзя же смотреть на людей в такие интимные моменты. Она окинула убийцу взглядом. Выглядел тот куда цивильнее, и, для Янги - даже уютнее, чем раньше. Одетый в джинсы и футболку походил пусть и не на солидного господина, но на мелкого ипшника, собирающегося на работу. Только взгляд выдавал, острый, совсем не гражданский взгляд.

Пес сидел рядом и из-за всех сил вилял хвостом. Не сказав ни слова, Янга открыла заднюю дверь. Подождала пока Хорек уложит на сиденье тряпки, взятые, по всей видимости из дома. Придирчиво проследила за тем, чтобы подстилка закрыла все покрытие, не оставив ни уголочка для грязных собачьих лап. Нет, сама она вытаскивать это хламье не станет, даже двумя пальцами к нему не притронется. Пусть ребята из мойки работают.

По команде хозяина собака забралась в машину и Янга захлопнула дверцу, окончательно смирившись с тем, что пес там и ближайшую сотню километров никуда оттуда не денется.

- Садитесь, - сухо кивнула она Александру, - и пристегивайтесь. В моей машине принято пристегиваться.

Дождавшись, пока мужчина устроится рядом со псом, Янга уселась на водительское место и завела машину. Привычное сытое урчание мотора ее немного расслабило, а когда внедорожник мягко тронулся с места, Хоггарт и вовсе почувствовала себя почти дома. Благо пес сидел тихо, никак себя не проявляя, и хотя Янга знала, что он все еще там, ей удалось загнать эту мысль на задворки своего сознания. А еще очень радовало пустое место рядом. Хоггарт терпеть не могла, когда кто-то дышал ей в ухо во время вождения.

Потянулась проселочная дорога. Домики очень быстро закончились, их сменили луга. Перед уже знакомым мостиком Янга еще немного скинула скорость и на этот раз их лишь слегка тряхнуло. Снова желтая дорога с выбоинами от колес, редкая рощица за лесом. В машине было тихо, если не считать дыхания двух людей и собаки, и Хоггарт включила радио, убавив сразу громкость почти до минимума. Тихое бормотание диктора на заднем плане должно было немного развлечь Александра и отвлечь ее, Янгу.

С мягким шуршанием, машина наконец вырулила на кольцевую трассу и Хоггарт прибавила скорости. Стрелка спидометра медленно поползла вверх. Не будь здесь Хорька, она бы разогналась на полную, конечно, но уж очень не хотелось быть остановленной каким-нибудь гаишником. Когда начнется расследование, это может стать дополнительной ниточкой.

- Надеюсь, вашу собаку не укачивает, - хмыкнула женщина, понимая, что вряд ли у Александра была возможность проверить это ранее.

"И о погоде. Завтра ожидается ясный солнечный день, к вечеру небольшая облачность..."

Дверца впереди едущей машины раскрылась на полном ходу, и из нее вылетело что-то маленькое и черное, упало на дорогу.

"Мусор?" - спросила саму себя Янга, и тут же поняла, что точно нет, потому что мусор не бегает так растерянно, и не вжимается в землю, и не разевает в беззвучном крике розовый рот.

- Держитесь! - заорала Янга, до отказа вжимая в пол педаль тормоза и одновременно разворачивая машину. Громкий взвиз тормозов. С шипением вырвалась подушка безопасности, сзади кто-то истерично забибикал. Отбившись от подушки, отстегнув ремень, Янга вылетела на проезжую часть.

- Рот закрой, ссукин сын! - крикнула она, обращаясь ко всем водителям, - я тебе, блядь, щас так бибикну, что ты сука хер в жопу засунешь!

Одним прыжком она обогнула машину, зашарила рукой под колесами, потом неловко опустилась на колени. Кожу засаднило, кто-то, остановившийся чуть впереди, неприлично заржал, видимо радуясь, открывшемуся виду. Но Хоггарт это не интересовало. Впихнувшись под внедорожник чуть ли не полностью, нещадно теряя пуговицы на блузе, она извлекла из под машины нечто перепуганное беспрестанно орущее, оказавшееся черным котенком.

- Ублюдки! Сволочи! Ебланы! - не переставая, ругалась Янга, хромая до машины, - держите собаку.

Это Александру. Янга положила котенка на сиденье рядом с собой, и, не говоря больше ни слова, съехала на обочину. Движение возобновилось, кто-то показал женщине фак, она немедленно сделала в ответ то же самое, после чего скинула туфли. Один каблук был безнадежно сломан.

- Перекурю,  - хрипло сказала она, выходя из машины прямо так, босиком. Адреналин отступал, мелко затряслись коленки, потянуло в животе. Сплюнув на обочину, Хоггарт оглядела себя. Колени подраны, костюм в утиль. Дрожащими руками она воткнула сигарету в зубы и глубоко затянулась, глядя в вечернее небо.

Отредактировано Sulmeldir (2018-07-23 18:36:18)

+2

18

Вариант с багажником Янге, судя по вежливо распахнутой дверце, не понравился. Что же.
На заднее, так на заднее. Мне было непринципиально. В отличие от некоторых "мужиков", считавших зазорным не то что ехать с женщиной за рулем — назад сесть, при наличии иных свободных мест. Напротив — там можно было спокойно вздремнуть... если, конечно, это дадут сделать роящиеся в голове мысли.
Долго уговаривать пса забраться внутрь не потребовалось. Кобель решил быть послушным и тихо-мирно устроился на сиденье. Вознамерился было с интересом обнюхать "окрестности", но получил щелчок по носу и угомонился.
Сухой щелчок ремня безопасности, и остроухая морда ложится мне на колени. Я пристроил ладонь у Тунгуса на холке и слегка взъерошил шерсть, добираясь до уютного ровного тепла собачьего тела.
Так-то, приятель. Привыкай, теперь все будет меняться куда чаще.
Глаза я прикрыл практически сразу же. Не то чтобы открывавшиеся из окна виды были таким ужасными... Просто не было желания на них смотреть. Вообще, хотелось просто поднять веки и обнаружить, что мы уже на месте.
Но, увы — придется вытерпеть несколько часов дороги. Благо не девятка все-таки, внедорожник. Поездка будет обставлена с максимальным комфортом.
Тряхнуло — мостик. Пес было дернул ушами, но скулежа не последовало. Спартанец. С учетом того, что до сего момента на машине его никто не катал.
Хотя, скорее — просто понимает, что при первом замечании его поводок просто привяжут к фаркопу. И успевай, как хочешь.
Ворчащее бормотание радио, прорезающееся сквозь тишину, игнорирую. Сделать это несложно, диктор вещает буквально на самом краю уха, создавая приятный фон, совершенно не мешающий думать.
С жильем поближе к полигону, значит, облом. Что же. Хотя... посмотрим еще. Вагончик меня не пугал от слова совсем — в деревенском доме удобства были аналогичные. Потерпеть для дела можно.
Что до информации... упоминание СБшника мне не очень понравилось. Я не любил впутывать в свои дела дополнительных людей, и если и делал это, то крайне неохотно. И даже самая собачья преданность аргументом не была.
Впрочем, ладно. Нужно больше информации. Обо всем. В том числе и о том, что произошло за это время в стране... да и мире тоже. А там уже можно и делать выводы.
- Надеюсь, вашу собаку не укачивает.
Да вроде нормально, — я переглянулся с кобелем и снова прикрыл веки. — Таблетки с леденцами пока не требуются.
Что-то много я стал иронизировать. Аж самому непривычно. Неужели...
- Держитесь!
Я едва успел среагировать на предупреждение. И едва не приложился головой, когда внедорожник под взвизг тормозов резко занесло, а затем так же резко остановило.
Что произошло, спрашивать было бесполезно. Да и не у кого. Хоггарт лязгнула ремнем и, отделавшись от заботливо подсунутой внедорожником подушки безопасности, выскочила на проезжую часть.
Тунгус истерично рвал глотку, на редкость громко и резко — явно матерясь на своем собачьем языке, причем забористо. Хотя переплюнуть Янгу ему все равно вряд ли бы удалось. Словарный запас у нее был неплохой.
Затем она резко исчезла из моего поля зрения — словно бы опустилась на колени и полезла под колеса.
Что-то начало проясняться, когда она вернулась за руль, а на соседнее с ней сиденье бережно лег черный комок меха.
Котенок. Вот тебе на.
Я едва не рассмеялся. Нервно, от чувства диссонанса, который вызывала эта ситуация. Дорога. Котенок. И Янга, рванувшая его спасать.
Сколько раз эта женщина еще меня удивит?
Тунгус, как ни странно, заткнулся самостоятельно, пусть и продолжая взбудораженно дрожать. И заскулил, пытаясь просунуть нос между сиденьем и дверцей — только бы понять, что за новый пассажир появился впереди.
Внедорожник съехал на обочину и замолчал, прекратив рокотать мотором.
- Перекурю.
Да уж, немудрено.
Янга выбралась наружу. Я помедлил, отстегнул ремень и последовал ее примеру — благо детского замка, блокирующего задние двери, здесь не стояло.
Тунгус выпрыгнул из машины следом.
Я открыл переднюю дверцу, взяв котеныша в руки. Счастливчик мелко трясся и буквально плакал, моментально вцепившись в футболку всеми десятью коготками — не оторвать. И не обращая никакого внимания на то, что пляшущий у моих ног кобель упорно пытался до него дотянуться, поскуливая и размахивая пушистым хвостом.
Падлы, — с чувством, адресуя в пустоту. Я не видел, что именно произошло, но котенок не мог оказаться здесь сам — слишком далеко от жилья. Значит, кто-то привез и вышвырнул. Прекрасно зная, что шансы выжить у того стремятся к нулю.
Легко издеваться над слабыми, срывать на них злость, смеяться. А вот когда сами окажутся на их месте — петь будут совсем по-другому...
Я обошел машину, перейдя на сторону Янги. Скользнул по ней взглядом, отметив внешний вид, но ничего не сказал. Да и стоило ли?
Сел на корточки у колеса, по-прежнему держа мелкого. Было отпихнул любопытную морду кобеля... который сдаваться не собирался и крутился настойчивым ужом.
Ладно, пусть смотрит. Успею оттолкнуть, если что.
Но Тунгус агрессии не появлял. Внимательно обнюхал чужой мех. Затем осторожно лизнул котенка в макушку, вынудив того запищать еще громче.
Ну, раз кричит — жить точно будет. Молчание было бы страшнее.
Кстати...
Я не умел особо обращаться с животными. Но моих скудных навыков вполне хватило на то, чтобы понять, что котенок больше испуган. Травм вроде не было. Если только ушибы и царапины где-нибудь в глубине густой шерсти.
Вроде бы ничего серьезного. Но в ветеринарку бы надо.
Господи, не смешно ли? Я, который спокойно убивал людей, беспокоюсь за судьбу дрожащего комка меха. Почему?
Потому, что он жертва. И не был виноват в том, что едва не попал под колеса.
И потому, что животные чаще добрее людей.

+2

19

[nick]Янга Хоггарт[/nick][status]по льдинке в глаз, в язык и в сердце[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845419/v845419651/a9dc7/naM9Ro3EcJc.jpg[/icon][sign]а мы не ангелы парень, нет мы не ангелы
темные твари и сорваны планки нам. [/sign]

Сигарета заканчивалась как-то слишком быстро. Янга проследила взглядом за Александром и крикнула, перекрывая звук едущих машин.

- Как он там?! - впрочем, вроде бы, когда она брала котенка в руки, было нормально, но все произошло так быстро, что женщина даже не успела как следует прощупать маленькое тельце. Что же, уже одно хорошо - что его не раскатало колесами в тонкий блин. Тогда, нырнув под машину, Хоггарт не думала о том, что может там увидеть. Сейчас до нее постепенно стало доходить и дрожь в коленках усилилась. Презрительно фыркнув на себя, она прислонилась к дереву, затушила окурок, достала вторую. Янга знала себя слишком хорошо, чтобы понимать, что в таком состоянии за руль пока садиться нельзя. Мелькнула шальная мысль доверить управление Александру, если он умеет, конечно, но потом женщина ее отбросила. Во-первых, прав у Хорька точно не было, во-вторых, тогда пришлось бы сесть рядом со псом, который, кстати, тут как тут, с интересом обнюхивает котенка в руках Александра. Янга внутренне напряглась. О животных она и их повадках она имела крайне смутные представления, и только из детства сохранились воспоминания о том, что кошки с собаками не ладят. Но, пока, все вроде бы было спокойно и она позволила себе немного расслабиться.

- Ничего, - обратилась она к мужчине, зловеще ухмыльнувшись, - у меня есть запись с видеорегистратора , - а это означало, что меньше чем через сутки женщина будет знать про любителей выкидывать котят на дорогу все. А что случится с ними дальше, она придумает позднее, - вы не ушиблись?

— Вроде бы ничего серьезного. Но в ветеринарку бы надо.

Янга задумчиво кивнула, достала из кармана телефон. Ближайшая круглосуточная ветеринарка была не так уж и далеко, чуть за въездом в город. Круглосуточная нужна была потому, что на месте они будут только часа через два, а время уже подходило к девяти.

"Говорят, не повезет, если черный кот на трассу попадет..." - внезапно подумала Хоггарт, осматривая котенка. По любопытству она была вторая в очереди после собаки, тот вообще старался сунуться к мелкому как можно ближе, Янга же наблюдала издалека. Котенок, насколько она могла судить отсюда, был действительно абсолютно черным, без единого пятнышка. Интересно, его выкинули на дорогу по религиозным соображениям или потому что он просто не пришелся ко двору?

- Возвращайтесь в машину, - сказала она Александру, отмеряя на глаз расстояние от огонька до фильтра. Затяжки три, как раз хватит, чтобы все успели устроиться на своих местах.

Докурив, Янга подошла к багажнику, открыла его и достала оттуда пару замшевых туфель на плоской подошве, которыми обычно пользовалась когда предстояли совсем дальние поездки. Нажимать на педали голыми ногами ей совсем не улыбалось, как и туфлей-инвалидом без каблука. Нацепив обувь, она открыла дверь и уселась за рулем. Трясучка отпустила, это хорошо. Она кое-как впихнула подушку безопасности на место. Придется еще и заехать в сервис, чтобы там все поправили. Как именно это поправляется, Янга не знала. Данный вопрос выходил за пределы ее компетенции.

- Пристегнулись? - кинула она через плечо, - тогда поехали, - и пристроила в держателе телефон с выстроенным до вет. клиники маршрутом.

- Значит так, - почти весело хмыкнула Янга, - сегодня я вас заселить в найденное жилище не успею, переночуете у меня. Один блоховоз в коридоре, - она кивнула на собаку, - второй в туалете, во избежание ненужных пересечений. Вы на диване.

Насвистывая что-то веселенькое, Хоггарт чуть прибавила скорости. Насколько она успела посмотреть, рядом с круглосуточной ветеринаркой был точно такой же зоомагазин. Придется кое-что прикупить для животных, и она очень надеялась на то, что Александр знает об этом больше.

- Как его, кстати, зовут? - спросила она, снова кивнув на собаку.

Отредактировано Sulmeldir (2018-07-24 09:02:03)

+2

20

Указание на видеорегистратор означало, что котенка все-таки выкинули из машины. Ублюдки. Самих бы так вышвырнуть на жесткий асфальт, на полной скорости. Думаю, подонкам сильно б повезло, отделайся они лишь ссадинами и синяками.
Впрочем, я и без того им не завидовал. Судя по тону, Янга была настроена решительно. А, значит, "котометатели" скоро сильно пожалеют о своем отношении к меньшим братьям.
Добро пожаловать в "Белую стрелу", госпожа Хоггарт.
Правда, высказывать это вслух я почему-то не стал.
- Возвращайтесь в машину.
Янга явно пришла в себя и была готова вернуться за руль. Все равно - поразительная у нее выдержка, другая б на ее месте тряслась в истерике и всхлипывала, если не ревела в три ручья. Еще и машину б разбила. А эта - кремень. Не лишенный человечности... но все-таки кремень.
Своих услуг водителя я предлагать не стал. Водить-то, конечно, умел... но было это, как говорится, сто лет назад. Да и машина у меня была совсем другая, внедорожнику в подметки не годится. Совершенно иные и мощность, и габариты. Садиться за руль внедорожника после нее было все равно, что с "Оки" пересесть на "БелАз".
Прежде чем вновь разместиться на заднем сиденье, я, подумав, открыл переднюю пассажирскую дверцу и пристроил извлеченного из кармана деревянного хоря на панель под лобовым стеклом. Фигурка заинтересованного зверька смотрелась уютно, словно всегда там и была. И внешний вид не особо портила, в отличие от аляпистых перьевых мини-ловцов снов. И уж тем более огромных иконок, которые, по народному раздолбайскому мнению, должны "спасти и сохранить" тебя, даже если ты плюешь на ПДД и людей с высокой ели.
- На память о приключениях. Кота, к сожалению, при себе нет.
Все равно девать некуда. В кармане только мешается, деревяшка все-таки, пусть и небольшая.
Закрыть дверь - с ровным щелчком, привычки хлопать я не имел, завернуть котенка в футболку, открыть другую дверцу, уже заднюю. Кобель без проблем запрыгнул внутрь, словно всю жизнь так ездил. И паинькой устроился на подстилке, разместившись так, чтобы носом почти упираться в ткань, отделяющую его от мелкого.
Тот кричать прекратил, разве что изредка попискивал, словно жалуясь на нелегкую кошачью долю. Да, доля и впрямь была нелегкая. Но теперь-то все пойдет на лад, не правда ли?
В том, что Янга оставит кота... котенка, я даже не удосужился посмотреть, кот это или кошка, себе, я сомневался. Она показала себя слишком чистоплотной для того, чтобы держать дома агрегат по производству шерсти, царапин на обоях и мебели и раскиданных костей. Но пристроить пристроит, и в хорошее место.
Накинуть ремень можно было и на ходу, но раз Хоггарт предоставила для этого время, то им следовало воспользоваться. Ее машина - ее правила.
Думал уже, на этом все разговоры закончатся, но...
- Значит так, сегодня я вас заселить в найденное жилище не успею, переночуете у меня. Один блоховоз в коридоре, второй в туалете, во избежание ненужных пересечений. Вы на диване.
Хорошо хоть не на коврике в обнимку с кобелем.
Основной смысл фразы дошел до меня секундой позднее.
Серьезно?
То в дом ко мне заходить... не то чтобы боится, но опасается, а то готова впустить в собственную квартиру. Конечно, меры безопасности там совершенно иные, камеры кругом, да и охрана... но все равно, странно. Я привык, что люди подобного склада и положения склонны к перестраховкам, не допуская даже вероятности возникновения угрозы. Жизни ли своей, безопасности, имуществу...
Впрочем, ладно еще я. Человек. А вот кот, да еще и в компании с шерстяным шиногрызом?
Ну и что на это отвечать? Не отделываться же стандартными "не стоит" и "спасибо, проблем не доставим". Тем более что я и сам не знал, к какому из двух вариантов склоняюсь больше.
- Как его, кстати, зовут?
Слышала, наверное, уже сотню раз. Ну да может, внимания не обращала, так что ответить не грех.
- Тунгус.
Наверное, это была дурацкая идея - назвать пса позывным лучшего друга. Но заманчивая, поэтому я все-таки не удержался от ее реализации. Пусть впоследствии и выяснилось, что по характеру они не слишком-то и похожи. Нет, были, конечно, кое-какие черты...
В любом случае, переименовывать кобеля к тому времени было уже поздно.
Радио снова принялось бормотать - так, что слова были едва различимы. Я было вернулся к рассмотрению "предложения" Янги, краем уха пассивно воспринимая льющиеся из динамиков звуки... но напряженно вскинулся.
- Прибавьте, -  возможно, прозвучало слишком резко и отрывисто. Но мне показалось, что я различил нечто важное.
И не хотел опоздать, успев ровным счетом к тому моменту, когда новостная сводка сменится очередной попсой типа "я тебя любила, во блин круто было".

+2

21

[nick]Янга Хоггарт[/nick][status]по льдинке в глаз, в язык и в сердце[/status][icon]https://pp.userapi.com/c845419/v845419651/a9dc7/naM9Ro3EcJc.jpg[/icon][sign]а мы не ангелы парень, нет мы не ангелы
темные твари и сорваны планки нам. [/sign]
Янга проследила за движениями Хорька и неодобрительно поморщилась. То, что произошло на трассе никак не давало ему права декорировать ее машину, особенно деревянными фигурками а-ля провинциальное творчество, идущими в разрез с понятием города и цивилизованности. Однако зверек был забавным, и Янга решила, что ничего страшного, в том, что он доедет до города на приборной панели, не будет:

- Забрать не забудьте потом, - сказала она Александру, плавно трогая машину с места. Кинула быстрый взгляд в зеркало. Александр устроился на заднем сиденье с уютно закутанным в рубашку черным котенком, пес... Тунгус, кажется? Сидел рядом, выражая любопытство к новому пассажиру, но особо не усердствуя. Хоггарт никак не могла отследить момент, в который весь этот зоопарк появился в ее машине, и что самое интересное: скоро он должен был обосноваться у нее дома, хотя и ненадолго. Что делать с котенком, Янга пока не представляла, но не спихивать же знакомой кошатнице, у нее своих полно. Может отдаст в приют и будет следить за ним, финансируя содержание, может кинет клич на работе. Хотя тогда надо будет придумать откуда этот блохастый взялся, не говорить же правду. Кстати, о правде... Янга снова посмотрела на Александра в зеркальном отражении.

- Возможно, вам в будущем придется тесно общаться с моим коллективом. Позаботьтесь пожалуйста о том, чтобы никто никогда не узнал о событиях этого вечера.

Лишние разговоры, особенно о таком женщине вовсе были ни к чему. Еще начнут думать, что она добрая, а это крайне вредно в отношениях с вышколенными "приносить тапочки" по первому зову подчиненными. Станут опаздывать на работу, отпрашиваться за детьми в детские сады, прогуливать, пытаться занять нерабочее время Хоггарт фотографиями своих детей, питомцев, историями о личной жизни, в общем, чем там еще занимается коллектив, в котором поддерживаются теплые отношения с начальством? Неважно. Главное, чтобы в компании Хоггарт этого никогда не было.

Компания Хоггарт. Женщина удовлетворенно улыбнулась. Да, в конце концов, каждый получит то, чего он заслуживает. Насильник маленьких детей умрет, Алиса психотерапевта и квартиру, да не от государства, а нормальную, с нормальными соседями, и возможно - если изъявит желание, небольшую должность в компании Хоггарт, а там, как пойдет. Котенок найдет дом, Янга будет безраздельно властвовать одной из самых крупных корпораций страны, а Александр... Чего бы он не хотел, он это тоже получит.

Негромко бормотало радио, плавно поворачивался руль. Вечерний поток машин на трассе, вопреки обыкновению, был довольно слабенький, и даже на светофорах, казалось, стояли меньше, чем обычно, без пробок, мата и истеричных взвизгов гудков. Поля и рощи за ограждением сменились редкими панельными домиками, впереди показались огни вечернего города. Голос навигатора подсказал очередной поворот, и Янга крутанула руль. Скоро они уже доедут до ветеринарной клиники. Мда, вечер и ночка выдадутся не из легких, но самое главное - все будет как надо.

Из приятных мыслей Янгу вырвал голос Александра, который до этого сидел тихо в обнимку с котенком. Женщина недоуменно пожала плечом, но ручку на панели повернула.

"Куприянов... Подробности его убийства сейчас выясняют"

Хоггарт вздрогнула, вцепилась в руль, чтобы не упустить управление. Костяшки крепко сжатых пальцев побелели:

"Чьего убийства?"

"нашли... во дворе... десять ножевых ранений"

Голос диктора на пару секунд перекрыл навигатор:

"Поверните налево"

Янга повернула машину. Диктор уже говорил о чем-то другом:

"Ориентировка разослана по всем отделениям. Пропавшая Алиса Рохлева, возраст шестнадцать лет вчера совершила побег..."

"Как о преступнице", - подумалось Янге. И еще она подумала о том, что очень вовремя свернула с главной трассы на дороги поменьше. Голос диктора впивался в сознание, затмевая все другие мысли, в том числе и о правилах пдд.

"До сих пор ничего не известно о местоположении".

"Вы приехали".

"Да уж, приехали", - подумала Янга и остановила машину. Пошарилась в кармане, достала телефон, набрала номер, который когда-то ее заставили вызубрить наизусть и знать даже при нахождении в полубессознательном состоянии.

- Да, Игорь. Да, слышала. Приеду... Не знаю, примерно часа через два. Приеду не одна, а... - она оглянулась на Александра и сама удивилась, какой просящий  у нее стал голос, - слушай, Игорь, а как ты относишься к котам и собакам? Хорошо. Тогда будь на квартире.

Янга нажала на кнопку отбоя, повернулась к Александру.

- Весело. Давайте-ка по-быстрому.

Коротко пискнула сигнализация. Янга решительно вошла в ветеринарку. Там никого не было, как она и предполагала в столь поздний час.

- Кто у вас? - мило улыбнувшись, спросила девушка-регистратор, не скрывшая удивления внешним видом клиентки. Янга отошла в сторону, выпуская вперед Александра с котенком и молчаливо предоставив ему возможность объяснять ситуацию. Сама она абсолютно бездумно ходила туда-сюда вдоль рекламных стендов с брошюрами про кости для чистки собачьих зубов и правильный корм для кошек старше восьми лет.

Отредактировано Sulmeldir (2018-07-28 16:08:31)

+2

22

На "просьбу" никому не рассказывать о сегодняшнем небольшом инциденте я отреагировал коротким "само собой".
Репутация. Понимаю. Это актуально для всех, кто наделен властью. Бизнесменов, политиков... да даже простых оперов, "держащих" свой район. Лучше показывать как можно меньше мест, за которые можно укусить. Жить так спокойнее.
Не факт, что теплее и уютнее, но спокойнее.
Янга все-таки прибавила радио. Без лишних вопросов, чем изрядно меня порадовала.
Громкость возросла не сильно, но и милый женский голос диктора стал произносить слова намного разборчивей.
"Куприянов... Подробности его убийства сейчас выясняют следственные органы. Как нам стало известно..."
Крайняя степень удивления. Если говорить максимально приближенно к моему реальному состоянию и без мата.
И облегчение одновременно.
Меня опередили.
Но кто?
Кто-то из моих старых знакомых, новички?..
"нашли... во дворе собственного дома. Убийца нанес десять ножевых ранений, три из которых оказались смертельными..."
А вот это меня насторожило.
Настоящий киллер не уголовная шестерка, редко пользуется ножом. Да и то - один удар тонким клинком в толкучке транспорта-улицы, и все - можно шить деревянное одеяние. Профессионал не станет бить десять раз; просто потому, что ему достаточно ударить единожды. Если только затем, чтобы списать дело своих рук на какого-нибудь дилетанта...
Ведущая новостей тем временем перешла к следующему событию сего богатого на них дня:
"Ориентировка разослана по всем отделениям. Пропавшая Алиса Рохлева, возраст шестнадцать лет, вчера совершила побег..."
А вот здесь я уже выматерился.
С чувством, толком и расстановкой. Благо словарный запас был неплохой. Правда, сомневаюсь, что Янга почерпнула для себя что-то новое.
Сложить два и два было так же просто, как и - извините за тавтологию - два пальца об асфальт.
Впрочем... я резко себя одернул. Не нужно делать поспешных выводов. Истина не всегда лежит на поверхности, только и ожидая, что ее возьмут и аккуратно подошьют к материалам уголовного дела.
Не исключено, что девочку просто похитили. И сейчас подставляют. Ибо мотив у нее есть, и веский...
Хоггарт остановила машину. Вытащила телефон и принялась набирать номер - пальцы бегали по экрану, это вам не пара касаний, достаточных для выбора нужного контакта из списка.
Значит, звонит кому-то, кого светить совсем не желательно.
Короткий разговор (точнее, ту его половину, что пришлась на долю Янги), я выслушал внимательно, но глубоко анализировать не стал. Если сопоставить с тем, что я слышал ранее - на сцене появляется начальник службы безопасности Хоггарт. Вполне логичное решение, подозрений не вызывало.
- Весело. Давайте-ка по-быстрому.
Кто б спорил.
- Как понимаю, в моих услугах вы больше не нуждаетесь, - буднично заметил я.
Что дальше? Скорее всего, опять старая добрая деревня. Только придется сменить ту, в которой я имею недвижимое имущество, на другую. Аналогичную. Документы, в идеале, тоже...
Впрочем. Подумаю об этом позже. Все равно я сейчас в городе и никуда отсюда не денусь. Да и с мелочью делать что-то надо...
В общем, я дождался реакции и хлопнул дверцей, вынося кота и выводя Тунгуса. Оставить пса одного в салоне не решился.
Писк сигнализации, стеклянная дверь ветеринарки, улыбка девушки-регистратора. Такая белозубая, словно б она стояла на рецепшене дорогого отеля, а не ветклиники.
- Кто у вас?
Четко и по делу. Девушка, вы уже начинаете мне нравиться.
- У нас кот, - я отогнул завернутый край футболки, показывая торчащую оттуда растрепанную мордаху. - Черный, которому, как и в песне, не очень повезло. Хотелось бы узнать степень этого невезения.
Я, когда хотел, мог быть обаятельным. Знал, что с улыбчивыми доброжелательными людьми разговаривают охотнее. И внимание на них обращают куда реже, чем на мрачных бритоголовых типов... даже если они задают странные для обывателя вопросы.
Другой вопрос, что хотел редко.
- Вам к нашему дежурному доктору, вторая дверь по коридору. Не беспокойтесь, Анна Егоровна специалист высшего класса и как раз специализируется на фелинологии. Вашей супруге пока могу предложить...
Я не сдержал ухмылки, но пропустил щебет регистратора мимо ушей. Право ответа принадлежало Янге, и отбирать его в мои планы не входило.
- Собаку, кстати, у вас можно оставить?
Получив утвердительный ответ, скомандовал псу лежать, накинув поводок на подлокотник кушетки в холле. Проследил, что дергаться Тунгус не думает, и шагнул к указанной двери. Попутно прикидывая, что в теории может понадобиться коту для комфортной жизни.
Кто ж его знает, конечно. В собаках я разбирался лучше, но "упаковывать" Тунгуса за счет Янги совесть бы не позволила.
На мой взгляд, в "кошачий" перечень входили пара мисок (для еды и воды), ошейник от блох, зоошампунь и корм в пакетах-банках (сторонником такого питания я не был, но куда деваться). Может, врач подкинет что-то еще. Мало ли, в кошачьих болезнях я откровенно не шарил.
К тому же, мысли упорно возвращались к смерти старого недруга, так что сосредоточиться было сложно.
Что-то мне в этой истории упорно не нравилось. Не клеилось. Казалось, что торчат белые нитки.
Впрочем, кто его знает. Может, это всего лишь инсценировка - любит Следственный комитет таким баловаться, да и иные следственные органы тоже.
А, может, "объект" в самом деле мертв.
И, мало того - все действительно так, как мне кажется.

+1

23

- Как понимаю, в моих услугах вы больше не нуждаетесь, - заметил несостоявшийся киллер. Янга неоднозначно хмыкнула.

- Поговорим об этом позже.

Ей и в самом деле надо было подумать над тем, выпускать ли сейчас Хорька из цепких пальцев. С одной стороны, его услуги как убийцы, Хоггарт действительно больше не требовались. С другой стороны...

Чем черт не шутит, может быть, Александр еще будет чем-то полезен. Во-первых, должность начальника СБ все еще была вакантна, нынешний уже давно просился отойти от дел, ко внукам и огурцам на даче, и Янга не могла его за это винить - они вместе работали больше двадцати лет, причем он попал к ней уже матерым специалистом, когда сама Хоггарт была еще беспомощным вороненком, едва вставшим на крыло. Его время теперь подходило к концу: новость о том, что Куприянов был насильником несовершеннолетних детей, сильно подкосила Игоря, Янга заметила это. В конце концов, он ведь и с Михаилом проработал достаточно долго. Время же Янги только начиналось, и ей нужен был новый помощник - преданный и умный, который возьмет на себя вопросы безопасности компании. Пока Хоггарт видела в Хорьке хорошую кандидатуру.

И еще. Не все чисто было с Алисой, а это могло бы стать неплохим тестовым заданием для Хорька, если тот согласится...

Из раздумий ее вывел звонкий девичий голосок. Янга подняла на регистратора холодный взгляд черных глаз и положив правую руку на стойку, процедила сквозь зубы:

- Поосторожнее с выводами, - она посмотрела на бейджик, - Мария.

Девушка тут же сконфузившись, переключила внимание на Александра, а Янга, которой абсолютно нечего было делать, и слоняться возле изученных стендов надоело, действительно последовала совету регистратора и уселась на одну из скамеек. Мягкий угол бы погрызен - видимо, один из нетерпеливых пациентов постарался. Пахло тут как и во всякой больнице: лекарствами и каким-то дезинфицирующим средством. Но, запах был ненавязчивый и особых неприятностей не доставлял.

Оставив собаку возле Янги, Александр скрылся в дверях кабинета вместе с котенком. Янга закопалась в телефон, изредка кидая взгляд на Тунгуса, который лежал необыкновенно смирно, и совсем был не похож на того пса, который грыз колеса ее машины. Женщина уставилась в экран, но перед этим вполголоса, заметила:

- Маша, не надо сверлить меня взглядом. Вернитесь к своим обязанностям.

Ей показалось, или регистратор презрительно фыркнула? Быстро брошенный взгляд не позволил различить на лице Марии ничего, кроме дежурной улыбки. Так-то было лучше.

Рабочий чат буквально взрывался сообщениями. Каждый строил свои невероятные догадки, которые, порой, даже задевали и Хоггарт. Это легко было объяснить: хоть Янга и была в списках участников, она еще ни разу там не появлялась, и о ней просто-напросто забыли, выказывая самые смелые предположения. Она заметила время - почти полночь. Быстро набрала сообщение:

"Все, кто завтра опоздают, будут лишены премии. Спокойной ночи".

Чат затих, словно никого и не было в нем. Женщина удовлетворенно кивнула.

Заняться больше было решительно нечем, и она с любопытством посмотрела на Тунгуса.

Собаки никогда не любили Хоггарт. В детстве она часто становилась жертвой их зубов, порой ее кусали даже самые смирные псы, чьи хозяева потом рассыпались в извинениях и говорили, что их собака никогда-никогда, и все в таком духе. Янга угрюмо выслушивала их и шла на очередную порцию профилактических уколов от бешенства. Потом ситуация выровнялась, частью от того, что больше Хоггарт не пыталась приближаться к чужим питомцам, а своими не обзавелась. Этот кусать ее не стал. Зато вдоволь погрыз шины ее машины.

- Вкусно было? - не удержалась Янга от язвительного замечания, - ммм, грязь проселочных дорог, реагенты... Деликатес?

Пес заинтересованно склонил голову набок, явно не понимая, чего от него хотят.

- Не нравлюсь я тебе? - вполголоса продолжила Хоггарт, - знаю, что не нравлюсь. Я никому не нравлюсь.

Она говорила это только потому, что Мария ушла в подсобку, и не могла слышать вдохновенного монолога.

- Но, пес, в этом мире устроено по-другому, немного. Не важно, кто кому симпатизирует, важно, чтобы деньги платились, много и вовремя. Ты даже не представляешь, что человек может сделать за деньги... Я вот представляю.

Она еле слышно вздохнула:

- Твой хозяин - необыкновенный человек. Береги его.

Она замолчала. Мысли, которые она так тщательно старалась отогнать, упрямо возвращались. Десять ножевых. Янга не была сильна в способах убийства, но действовал, наверняка, дилетант. И пропажа Алисы в тот же день. Совпадение? Не могла же глупая девчонка сбежать из интерната, чтобы зарезать своего насильника? Есть же у нее мозги, могла она понять, что никогда не доберется до хорошо охраняемого Куприянова? Но кто-то добрался. Кто-то добрался и сделал в нем много дырок. Сделал то, что казалось бы невозможно, конечно не среди белого дня, но учитывая важность персоны и степень охраны, можно считать и так. Это, конечно, облегчило женщине жизнь... Но и усложнило тоже. Ей почему-то казалось, что между пропажей Алисы и убийством Куприянова есть связь. Невероятная, но есть...

Ладно. Надо ждать до Игоря. Он разберется. Он профессионал.

С котенком вернулся Александр. Янга поднялась ему навстречу:

- Что-нибудь есть серьезное? - спросила она, оглядывая котенка. Нет, все-таки тот выглядел абсолютно здоровым, - ну, что? В магазин теперь?

+1

24

Осмотр кота занял от силы минут десять. Большую половину которых я просто кивал на замечания доктора. Все равно проверить справедливость ее выводов возможности не было - как уже говорил, в котах я не разбираюсь. Но что-то при взгляде на уверенные, спокойные движения женщины подсказывало - зверей она действительно любит и пудрить мозги их хозяевам не станет.
Мелочь и впрямь оказалась везучей - абсолютно здоров, не считая испуга и пары мелких царапин, опасности не представлявших. Хотя почему "здоров"... здорова. В дополнение ко всему выяснилось, что это - кошечка. В принципе, это было видно и без разворачивания зверька хвостом - более изящная и узкая мордочка, чем обычно бывает у котов. Но тогда мне было не до того, чтобы определять половую принадлежность зверька. Янге - тем более.
Хоггарт поднялась с кушетки навстречу. Тунгус благовоспитанно остался лежать.
- Что-нибудь есть серьезное?
- Все нормально. Везучая морда.
- Ну, что? В магазин теперь?
В принципе, пока можно было обойтись подручными средствами. Что-то мне подсказывало, что от человеческой еды котишка носа воротить не будет - стрескает все, что дашь, за милую душу. Да и подстилку соорудить...
Впрочем, не стоит забывать, что в случае Янги вряд ли стоит рассчитывать хоть на что-то из этого.
Плюс пока уже находимся здесь... потом явно не до кошки будет. И не до мотаний по зоомагазинам. При любом сценарии развития событий.
- Наверное, - я пожал плечами, подбирая поводок Тунгуса. Кобель поднялся неохотно - поездка в машине его явно вымотала. - Как минимум кормить ее чем-то нужно.
Рыбы, курятины или супа, как понимаю, в доме у этой женщины не найти. Что-то подсказывало, что питается она либо вне дома, либо доставкой из ресторана. Так что придется кошке перейти на какой-нибудь вискас. Проблема в том, конечно, что потом ее хрен от оного вискаса отучишь - один из моих друзей порядком намучился, пытаясь перевести своего усатого-хвостатого на здоровое питание.
По моему мнению, лучше было б купить кильки или еще каких консервов, но не останавливаться же в каждом магазине, попадающемся по дороге.
Зоотовары были расположены по соседству с клиникой - я приметил вывеску еще в машине. Наверняка принадлежали той же клинике... грех не подзаработать на сопутствующих товарах. Главное, чтобы цены находились на адекватном уровне, а не были задраны до небес.
Я вышел на улицу, не дожидаясь, пока Янга решит вопрос насчет оплаты услуг ветеринара. Хотелось "поздороваться" с городом. Без посредников в лице тонированного автомобильного стекла.
Давно мы с тобой не виделись, неспящий, не правда ли?
Я не любил свой родной город, шумный и суетный, хоть и не мог не признать, что у него есть своя сила. Притягательная, обещающая многое... и чаще всего сжигающая крылья мотыльков, прилетевших на это пламя. И своя красота - металла, стекла и асфальта.
И множества огней, за которыми было совершенно не видно звезд, к которым я успел привыкнуть...
По правде говоря, я бы сейчас повернулся и ушел. Назад, в тишину и неторопливое течение жизни. Хорек действительно был стар - не физически, но морально. И утратил тягу к жизни и ее удовольствиям.
Но слишком многое не позволяло поступить именно так.
Мертвец, который мне посчастливилось не взять на свой счет... точнее, не он, а Алиса. Кошка, вновь пригревшаяся в футболке...
Янга, в конце концов. Которая знала обо мне слишком многое.
Я пропустил ее вперед и толкнул дверь магазина следом.
Обилие товаров внутри заставило лишь тяжело вздохнуть. Я мог ходить здесь до вечера, не зная, что из этого в самом деле нужно, а что - банальное излишество для обеспеченного клиента.
На счастье, сотрудники в этом магазине не спали.
- Девушка, а посоветуйте что-нибудь для этой красавицы, - я ответил на приветствие и показал котенка. - Для комфортной жизни и здорового развития, так сказать.
Дальше оставалось только слушать, не забывая фильтровать. Иначе опомниться не успеешь, как станешь счастливым обладателем совершенно не нужных тебе шлейки, многоярусного домика с когтеточкой в комплекте и звенящего игрушечного шарика.
Консультанты во всех магазинах одинаковы.

+1

25

С котенком, похоже, действительно было все хорошо - это подтвердилось и тем, что Александр провел в кабинете совсем немного времени, и словами самого Хорька. Что же, хоть для кого-то все складывалось хорошо и без проблем. Сейчас он еще немного подремлет в машине, потом поест от пуза и будет устраивать свою жизнь. Пока ему, кажется, было совсем неплохо в рубашке, только серые глаза, еще не успевшие поменять свой цвет, сонно поблескивали. Настоящий черный кот. Ну, надо же.

Расплатившись с Марией, Янга вышла следом за мужчиной. Задерживаться в клинике ей больше не хотелось, хотя она не без удовлетворения отметила, что руки девушки чуть задрожали, когда оплата по терминалу прошла не с первого раза. Наверное, боялась того, что сейчас техника совсем откажет и она останется один на один с этой мерзкой высокомерной женщиной и ее негодованием. Возможно, уже прикидывала штраф за бесплатный прием. В любом случае, Янга точно могла ручаться за то, что кто-то сейчас очень рад ее уходу.

Обычно так оно и бывало. Уходу радовались, появлению - не очень.

Следом за Александром, женщина зашла в зоомагазин, и едва не удержалась от того, чтобы по мальчишески присвистнуть. Похоже, эта индустрия получила хорошее развитие, разнообразие товаров и количество умиления, которое они должны были вызвать, могло поспорить только с "Детским Миром", который Янга посещала недавно, чтобы купить подарок на день рождения сына подруги. И все блестело, переливалось и обещало прекрасную жизнь.

Разглядывая игрушки, женщина краем уха слышала разговор Александра с продавщицей. Ее все вполне устраивало, и добавить было нечего, кроме одного:

- Нам нужен хороший корм, - она обернулась к девушке. Уже почти привыкла к взглядам, которые вызывала ее порванная блузка и разодранные колени.

Янга не была уверена в том, что знает, что попадает под определение "хороший", но от знакомой кошатницы слышала, что все, что продается в продуктовых магазинах является убийцей кошачьих почек, желудка и печени, и вообще не содержит в себе мяса. Кормить чем попало котенка женщина не собиралась, в конце концов, он попал в руки, располагающие достаточными средствами, и может себе позволить пищу высокого класса.

Дальше были миски. Янга хмыкнула, и с широкой руки приобрела керамические, рассудив, что они явно будут лучше пластиковых, и даже нержавеек. Подумала и прихватила еще парочку, намного больших размеров. Пояснила Александру:

- Собаку все равно придется покормить сейчас. Захотите - заберете с собой, нет - отдам в приют.

Встал вопрос об актуальности собачьего корма. Решив, что Тунгусу негде было познакомиться с сухим, Янга взяла две большие банки консервов. Присмотрела подстилку, насыщенно-зеленого цвета, палочку с перышком и мячик, с бубенчиком внутри.

Вообще, было похоже на то, что женщина серьезно увлеклась. Она никогда не думала, что поход по зоомагазинам может стать таким интересным занятием, и не обращала внимания на благоговейный взгляд продавца, который наверняка уже подсчитал содержимое корзинки. Решив, что сумма получается неровной, Янга добавила к покупкам косточку для собаки из говяжьих жил, шампунь против блох, чтобы выкупать котенка, витаминки, прочный кожаный ошейник и еще такой же плетеный поводок. Выдохнув, она направилась на кассу и уверенной рукой поставила перед собой корзинку. Продавец принялась отбивать товар.

- Тут будет хорошая сумма, если приобретете скидочную карту, она накопительная... - предложила девушка, огласив конечную стоимость товаров.

- Да, давайте, - Янга подумала, что подарит карту своей знакомой, пусть покупает для своих кошек еду со скидкой. На Александра ей смотреть не хотелось, что-то подсказывало женщине, что бывший киллер сейчас находится в культурном шоке.

Забросив все приобретения в багажник и чувствуя какое-то глубокое внутреннее удовлетворение, Янга, присвистывая, уселась за руль и дождалась, уже привычно, своих пассажиров, среди которых был еще и кот. В магазине ей удалось отвлечься от мрачных мыслей, и теперь она надеялась на то, что хорошего настроения ей хватит, чтобы доехать до Игоря, где придется решать уже серьезные вопросы.

Даже не испытав никакого сожаления по поводу того, что в ее машине опять оказалась собака, Янга тронула внедорожник.

- Едем к Игорю, - пояснила она Александру, на тот случай, если он еще не понял.

Ночные дороги были пусты, поэтому удалось быстро добраться до центра, а потом - и во дворик новостройки, где проживал начальник СБ. Там Янга припарковала машину и внезапно подумала, что вряд ли они отсюда куда-нибудь уедут до утра.

- Кажется, конечная, - хмыкнула она, наблюдая за тем, как выгружается весь балаган. Потом сняла видеорегистратор с крепления. Она еще не забыла, как именно в ее машине оказался черный котенок, и собиралась заняться этим делом тоже, не смотря на смерть Куприянова.

Подойдя к домофону, Янга прижала ключ к замку. Он был у нее на случай форсмажоров.

Веселая компания загрузилась в лифт, доехала до нужного этажа, и Янга позвонила в хорошо знакомую дверь, с усмешкой представляя, как ее вид понравится аккуратному и педантичному Игорю.

+2

26

С каждым предметом, оказывающимся в руках Янги, мои глаза раскрывались все шире и шире. Не говоря уже о стремящейся вниз челюсти, удерживать которую на месте удавалось исключительно усилием воли.
Суровая женщина, без особого пиетета относящаяся к людям... с азартом "упаковывает" бездомного кота, подобранного на трассе.
Причем в этот набор каким-то чудом затесались и собачьи принадлежности. По всей логике, предназначавшиеся Тунгусу. Я спорить и лезть с гордым "сам своему псу все куплю" не стал — когда еще такое увидишь, зачем сбивать человеку настрой... но про себя решил, что стоимость Янге компенсирую. Сколько бы это все ни стоило и при любом повороте событий.
Более-менее "отвис" я только за порогом. Реальность, по крайней мере, начала ощущаться острее... и это было приятно. Я любил чувствовать мир напрямую, через все органы чувств — а не через тонкую стеклянную стенку. Удивления ли, усталости, горя...
Впрочем, не время для рефлексии. Слишком часто что-то я стал во все это лезть. Пора завязывать.
Снова машина, заднее сиденье, привычное тепло Тунгуса.
- Едем к Игорю.
Я понял, спасибо. Мне вообще редко требовалось повторять что-то дважды.
Но раздражения это почему-то не вызывало.
Я бросил взгляд на часы внедорожника. Время на них горело позднее. Прямо сказать — глубокая ночь. В обычное время я давно бы спал; выработанный за годы жизни в деревне режим заставлял отправляться на боковую максимум в одиннадцать. Но на сей раз на встречу с подушкой не тянуло. Организм получил приличную дозу адреналина и находился в рабочем, приподнятом состоянии.
Интересно, безопасник Янги тоже настроен на деловой лад, или клюет носом в чашку крепкого кофе?
Впрочем, увидим.
Ночные улицы были полупусты. В центре, конечно, имелось какое-никакое оживление... но все не так, как днем. Днем пятиста метров без стояния в пробке не проедешь. А здесь внедорожник пробирался почти свободно, лишь изредка замирая на светофорах. Так что до места назначения наша гоп-компания добралась быстро. По меркам столицы, конечно.
Я уже в который раз за день вышел из машины, выводы пса. Пакеты взял на себя — без спроса Янги, решив, что она потаскала их достаточно. Чуть присвистнул — тяжелые. Интересно, Тунгус потом не будет требовать у меня трюфелей и массажа задних лап?
Дом был неплохой. Для проживания. С точки зрения наемного убийцы он был отвратителен. Слишком высокий. Остекленные лоджии. Черного хода наверняка нет, внизу консьерж. То есть, никаких путей отхода... даже если ты каким-то чудом найдешь подходящую для стрельбы позицию.
Именно поэтому я больше любил дома старой постройки. Выход на чердак, балконы, водосточные трубы... да даже если и смотреть с точки зрения обывателя — уютнее они как-то были. Несмотря на то, что в них не имелось тех же удобств, что в современных высотках.
В подъезде все вполне соответствовало фасаду. Чисто, уютно. Мягкие цвета, растения в кадках, светло... ни граффити, ни характерного запаха. Ладно, очко в пользу нового. В этом отношении в нынешние времена действительно строили лучше.
Лифт был таким же чистым и светлым. Даже неудобно было в него заходить с псом... хотя, его грязные лапы были ничем не лучше моих.
Несколько этажей вверх, мягкий сигнал, возвещающий о прибытии, услужливо раскрывшиеся двери.
Я по привычке пропустил Янгу вперед. Не мне, в конце концов, начинать общение с ее человеком. Невежливо, да и неосмотрительно тоже.
Меньше говорить, больше слушать. Вот чем я должен быть занят сейчас. "Слушать" в данном случае не тождественно "запоминать". Мне не нужны лишние проблемы.
Их и без того, как я понимаю... хватает.

+1

27

Игорь Никитич Воронцов, заметно седеющий мужчина в возрасте далеко за пятьдесят, тихонько сидел в уютном кожаном кресле за столом посередине обширного светлого зала-студии и методично листал каналы телеэфира. Футбол, что-то о готовке... новости... Новости. Повтор криминальной сводки - смотреть именно это хотелось меньше всего, а всё же было необходимо. Но - ничего особенного. Они просто повторяли один и тот же выпуск.
Воронцов глядел в экран телевизора застывшими, стеклянными глазами. Он вспоминал. Снова и снова прокручивал в голове последние события. Пытался анализировать.

Нужно было остановиться, продумать всё снова. Разобраться точнее. Очевидно, на Мишу Куприянова имела зуб не одна только несчастная девочка - но это стало ясно уже давно, намного ранее, когда он, Воронцов, только начал распутывать внезапно всплывшую отвратительную, жуткую историю... И что же теперь?..
Игорь Никитич с трудом заставил себя собраться с мыслями. Поднял несколько человек - проверить сводки о гибели Куприянова. И тут - звонок от Янги. Встретилась с Хорьком, выдвигаются... Да. Пусть едет. Прямо сюда, на квартиру, немедленно. И даже со зверями... Главное - немедленно.
С Игорем давно не случалось ничего подобного. Он был, пожалуй, замечательным безопасником, особенно теперь, на нынешнем посту. Колоссальный опыт работы. Отменные навыки. Примерная... как это теперь зовётся... стрессоустойчивость. В его-то годы - точно примерная.

Воронцов поднялся с кресла, вырубил телевизор и принялся мерить шагами комнату. Перед глазами постоянно дёргалась какая-то полупрозрачная дымка, словно поле зрения искажалось, стремилось сузиться... стоп. Этого не хватало. Мужчина поймал себя на том, что очень тяжело дышит и вновь уставился куда-то в одну точку. Он схватился отчего-то вдруг посеревшей рукой за стол, замер, встряхнул головой. Нет. Так нельзя. Но... слишком много всего случилось, и всё за самое последнее время.

Прежде всего, конечно, Миша. Старый товарищ. Игорь Никитич знал, разумеется, знал, чем он занимался на гражданке - прекрасное начинание в целом и идеальный вариант, чтобы переменить образ жизни. Куприянов основал солидную организацию, заделался уважаемым человеком... Да что там, Игорь сам порою к нему хаживал!.. Культурные мероприятия, щедрые празднества... За многое Михаил брался. От благотворительных концертов и финансирования медучреждений до, вот, поддержки детских домов. Как говорится - ничто не предвещало. Да он-то, он-то, Игорь Никитич Воронцов, не смог бы разве заметить перемены во нраве Михаила!.. Огонь, воду и медные трубы вместе прошли, пафосно выражаясь. И это не считая гражданки, когда Игорь только главой безопасников у Янги две дюжины годов работал.
Двадцать четыре года только в СБ. Игорь был старым волчарой, ничего не сказать. Не слишком ли старым?.. Порой он ловил себя на мысли, что с него хватит. Отвоевался, так сказать. Воронцову теперь хотелось пожить для себя да для семьи - тихо, мирно, спокойно. Он же уж дедушкой стать успел. И внуки были в сознательном возрасте... Только видел он их, в основном, в выходные. Ну, хоть выходных было достаточно... Янга отнюдь не загоняла начальника СБ, а он, в свою очередь, мог организовать Службу достаточно автономной, чтобы можно было отлучиться на денёк-другой. Или денёк-другой сверх нормы... самую капельку сверх. Чуть-чуть. Это в Никитиче говорил уже не прожжёный спец, а находчивый дед, малость чудаковатый, но повидавший в жизни достаточно, чтоб баек хватило на все оставшиеся годы. Любимец внуков и любитель дачи.

Внуки... Одной четырнадцать, другому девять. Укатили с родителями на ту самую дачу. Ждали и его, Никитича. Огорчились.
Он был отнюдь не святой, Игорь Никитич. Работа безопасника частенько грязная. Но... С совестью своей Игорь никогда не воевал. А когда увидел впервые ту запись - ту, которую теперь Янга забрала с собой, показывать убийце...
Девочка теперь пропала. Сколько их ещё было, таких девочек, никто не скажет... Воронцов винил именно себя в том, что происходило. Может быть, это уже типичная стариковская реакция - не углядел, не предупредил... Но, с другой стороны, он-то знал Мишу давно. Должен был всё понять... Почему-то Игорь думал так. Он отдавал себе отчёт, что уловить перемены в человеческой душе крайне сложно даже родному, даже если видишь человека всё время, прямо перед собой... И всё же.

Единственное, что Игорь Никитич мог сделать - это исправить ещё исправимое. Поэтому он и согласился на услуги убийцы. Теперь нужно было поскорее с ним встретиться, обсудить необходимые детали. В идеале: киллер придёт, Игорь даст ему, что нужно для дела, после заберёт и все разойдутся. Киллер нужен был аккуратный и исполнительный, и лучше бы он не задавал ненужных вопросов. Воронцов нашёл такого. Нашёл даже лучшего, чем рассчитывал. Отставной военный, как и сам Игорь. Бывал в горячих точках. Имеет спецподготовку. Как и сам Игорь. А в киллеры подался после того, как... разочаровался в силовых структурах, тактично выражаясь. И - главное, такой шанс один на миллион! - Александр Туманов, перед тем как стать Андреем Легковым, схватился с тем самым Куприяновым, которого теперь должен был убить. А ещё поговаривали, что и он был в курсе нездорового интереса Куприянова к маленьким девочкам.
Психологический портрет для предстоящего дела был идеальным во всех отношениях. А пункт "не женат, детей нет" не требовался - Воронцов не собирался убивать наёмника. Да, он хотел, чтобы киллер испарился, как только сделает необходимое, но до тех пор намеревался всемерно оказывать ему поддержку.

В то, что девочка - как её звали?.. Алиса... - убила Куприянова, Игорь не верил. Ему, можно сказать, недоставало способности допускать невероятное, верить в то, что теоретически невозможно... При всей ненависти, при всём праведном гневе на Куприянова, сколько бы его ни переполняло душу, Алиса не сумела бы пройти через системы безопасности корпорации Михаила. Тот никогда не относился к безопасности наплевательски. С точки зрения Игоря Никитича, только опытному специалисту было под силу организовать покушение, не говоря о том, чтобы достичь успеха...
К дьяволу. Михаил был мёртв. А Игорь... Игорь испытывал по этому поводу столько разных чувств одновременно, что едва держался в норме. Одно точно знал: в отставку рано. Он закончит своё последнее дело, разберётся в судьбе этой девочки, Алисы - и вот только тогда, коль всё удастся, уйдёт на покой. А всё должно было удаться. И прежде прочего Игорь собирался найти девочку.

Звонок в дверь. Безопасник всё ещё пошатывался, однако разом принял подобающий вид. На нём давно был безупречный костюм из чёрных брюк, пиджака и белоснежной рубашки, отличные лаковые туфли и галстук. Который Игорь, к слову, всегда завязывал собственноручно... Ладно. Пора было действовать. Игорь вдруг словно пришёл в себя: когда стало необходимо отогнать дурные мысли, одномоментно собраться, заставить себя снова работать, тогда он оказался в своей тарелке, в привычной среде. Ритм теперь был жестковат, но Никитич пока справлялся.
Мельком взглянул в видеофон на косяке. Пожилой мужчина - очевидно, убийца, - и Янга. Всё хорошо. Стало бы плохо, так в квартире было чем защититься... Шеф СБ отлично приготовился, несмотря на то, что душевно был совсем разбит.
Открыл дверь. Оглядел Хоггарт с нескрываемым любопытством, чуть склонил голову, словно разглядывая... Криво усмехнулся и отошёл в сторону.
Пёс. Здоровый. Которого едва ли мыли перед поездкой... Игорь не опасался собак, тем более что пёс этот вёл себя вполне дружелюбно, но вот паркет, замечательный паркет из белого дуба, тщательно полированный и покрытый дорогим лаком... Клац-клац-клац. Крупный пёс. Массивный... Ушастый. Игорю он приглянулся, но...
- Приветствую. Прошу, аккуратнее, - прозвучало, наверное, грубовато. Безопасник говорил быстро, в самом деле опасаясь, что если помедлит, то квартира будет нуждаться в тщательной чистке. К чести пса, тот не спешил её громить. Повёл себя вполне порядочно... Игорь Никитич мысленно похвалил вышколенное животное и жестом пригласил гостей вглубь обширного зала. Здесь всё было отделано дорогим белым и тёмным деревом, по стенам висело несколько зеркал в резных рамах, а посередине располагался длинный овальный стол. В дальней части зала, в стороне - кухня, уголок истинного хай-тека. Игорь Никитич, в отличие от иных своих ровесников, был фанатом современной электронной техники. Плоские экраны, сенсорные панели... всё это не только привлекало его функциональностью, но и просто было занятно. Потому в гостиной имелся громадных размеров угловой диван, против которого на стене висел сопоставимых габаритов телевизор. В кухне был высоченный холодильник, совмещённый с витриной для вин, и напитков там содержалось великое множество.
Было ещё несколько кресел разных размеров и форм. На любой вкус. Возле каждого - собственный светильник, подходящий по стилю. Освещение можно было настроить... буквально как угодно. И даже на каждую зону этой огромной гостиной приходилось по собственному пульту освещения.

- Прошу располагаться... как будет угодно, - Игорь Никитич сделал гостям приглашающий жест. - Я только надеюсь, что звери... не придадут и всему этому жилищу вид вашего одеяния, - вот тут хозяин широко улыбнулся. Шутка, вероятно, была не самая приятная, да и остроумием не блистала, но в обществе Янги Воронцову немного полегчало. Он сильно сдавал в последнее время. А так - хоть одна знакомая душа.
Интересно, это с Хоггарт сделали кот или пёс?.. Игорь Никитич продолжал улыбаться, теперь едва заметно, но всё же. Он никогда, никогда бы не позволил себе явиться в гости в подобном растрёпанном виде. Уж лучше б немедленно купил новый костюм. Само собой, его собственная тройка выглядела так, будто вчера, да что там, сегодня сошла с иголки.
Игорь Никитич не обделил вниманием и киллера, только внимание это было очень напряжённым, настороженным. Что скрывать, он прекрасно понимал, на что способен профессиональный убийца. В жизни бывало всякое, и далеко не всё из этого он мог вспомнить с гордостью. Но что необходимо, то необходимо. Порой... приходится идти на крайние меры, как говорят. Он внимательно посмотрел на пожилого мужчину, отмечая манеру держать себя, стараясь уловить общий настрой... Да, Игорь не прибегнул бы к его услугам, будь иной выбор. Но что необходимо, то необходимо, и к киллеру теперь стоило относиться просто как ко внештатному специалисту СБ. Нет, скорее... он был даже кем-то большим, чем просто внештатным спецом. Поэтому после небольшой паузы безопасник всё же подошёл и протянул руку.
- Игорь Никитич Воронцов, - представился он.

Отредактировано Кассандр (2018-08-02 04:00:02)

+1

28

Дверь отворилась очень быстро, да иначе и быть не могло. Янга не сомневалась, что с момента ее звонка, Игорь Никитич собрался за секунды и теперь ждал ее прихода. Хоггарт, как и безопасник, с сожалением посмотрела на паркет, по которому процокали собачьи когти. Ладно, даже если пол будет испорчен, Янга с Игорем смогут договориться, но в принципе чувства Воронцова были ей понятны. Что-то подобное, правда, наверное, в более негативном ключе, испытывала она сама, когда Тунгус первый раз залез в ее машину. Правда, она не знала, дойдет ли Игорь до ее нынешнего состояния пофигистичности.

"Как здорово, что все мы здесь, сегодня собрались", - мелькнуло в голове у Янги. А потом строчка из еще одной, совсем уже детской песенки, - "тра-та-та, мы везем с собой кота... Чижика-собаку..." Дальше женщина продолжать не стала даже в мыслях, не дай Бог, они материализуются. Да, шанс крайне мал, но собака-то с котом уже есть?

- Здравствуйте, - поздоровалась она с Игорем. Она прекрасно поняла, почему безопасник, с которым Янга на короткой ноге, стал вдруг предельно вежлив. Посторонние рядом, как-никак - извините, что поздно, извините, что с зоопарком, извините, что в таком виде. Кстати, насчет вида и зоопарка. Тут для ваших стажеров дело есть, - она передала видеорегистратор в руки Игоря, - скажите, если хорошо поработают, получат премию.

Янга скинула обувь. Рядом с блистающим безопасником она теперь выглядела еще более жалко, но поделать с этим все равно ничего не могла, а значит, придется оставить все, как есть.

- Это Александр, - она указала рукой на киллера, - но вы, наверное, уже знакомы?

Даже если Игорь не был знаком с убийцей лично, он все равно досконально изучал его дело, а потому, можно сказать, был знаком с ним заочно даже лучше, чем очно.

- И еще, вы не против, если я кота запру у вас в ванной? Собаку оставим в коридоре, ущерб возмещу, если что.

Янга не могла досконально знать, с чем сталкивался Игорь Никитич в своей жизни, но она была готова дать руку на отсечение, что еще ни разу к нему в квартиру не заваливалась такая колоритная компанию. Вытащив все животные принадлежности из пакета, она обернулась к Александру:

- Спасибо, - и в самом деле, было за что благодарить. В конце концов, киллер галантно донес мешки до квартиры, да еще и, - чему Хоггарт была рада еще больше, - не выражал особого сопротивления во время ее прогулки по магазину, да и сейчас не говорил об этом ни слова, хотя Янга была уверена, к этому разговору они еще вернутся.

На то, чтобы расположить зверей, ушло еще некоторое время, причем котенком занялась Янга, а Тунгуса предоставила его хозяину. Это должно было дать ей некоторое время на то, чтобы выскользнуть в комнату, незаметно кивнув безопаснику, чтобы тот последовал за ней.

- Все хорошо, Игорь, - шепнула она мужчине, - можно на "ты", - и подмигнула.

Дождавшись появления Хорька из коридора, после того, как все удобно устроились, Янга принялась мерить шагами комнату. Она никогда не могла усидеть на месте во время размышлений.

- Итак, господа, - начала она, - я крайне рада, что не пришлось прибегнуть к вашим услугам, Александр, но возможно мне еще потребуется ваша помощь. В данный момент нас интересует сразу несколько вещей. Первая: действительно ли Куприянов умер? Он мог что-то узнать и инсценировать свою смерть. В таком случае меня могут ждать большие неприятности, а то и смертельная угроза. Вряд ли он не захочет сделать шаг в ответ. Вторая: исчезновение Алисы. Девочку нужно найти, оказать ей помощь, и, не стану скрывать, допросить. Шанс того, что именно она порешала Мишу крайней мал, но он есть. Третья - мое алиби на случай допросов, которые обязательно будут. У меня есть видеорегистратор, там зафиксировано, что во время убийства я была очень далеко от места преступления. Звонок безопаснику потом - ну, что же, разумеется, я перепугалась, что какой-то маньяк решил начать охоту на глав нашей корпорации и попросила усилить охрану. Мой ночной визит тоже не случаен - мало ли на что способна истеричная, слабая, - она усмехнулась, - женщина. Запаниковала, бросилась в крепкие мужские объятия. Но, нужно подумать, что делать с Александром, - Янга кивнула на Хорька, - к сожалению, у полиции будут поводы покопать под него. Незнакомый мужчина, привезенный мной с собой на личный, как должно было быть, разговор с начальником СБ - это подозрительно. Игорь, у тебя есть идеи?

+2

29

Безопасник Янги оказался примерно таким, каким я его себе представлял. Пожилой матерый волк. На первый взгляд, порядком усталый и замотанный... но острозубый и способный оттяпать руку любому, кто протянет ее туда, куда не надо бы. На раз-два.
Подобный тип людей я уважал, хоть и старался с ними особо тесно не контактировать. Понятия чести и прочих моральных вещей у них обычно отличались от моих. Пусть и несильно... но даже малейшая разница порой способна сыграть роль примы-балерины.
Тонкий это был лед. Крайне.
Так что и идти по нему требовалось осторожно.
Тунгуса я оставил почти возле самого порога - хватило одного взгляда на дорогой паркет, которым был застелен пол. Пусть сидит здесь. А то если искарябает все своими когтями, я вовек не расплачусь.
- Это Александр, но вы, наверное, уже знакомы, - представила меня Янга.
Не сомневаюсь в этом. Более того - уверен, что мое личное дело изучено этим человеком вдоль и поперек. Вплоть до того, что он знает обо мне такие вещи, каких не помню и я сам. Например, в каком году маленький Саша заболел ветрянкой и как звали хомяка, который жил у него в пять лет.
- Игорь Никитич Воронцов.
Я не стал чиниться и протянутую руку пожал. Личной неприязни между нами не стояло. Заочной, как я понял - тоже. Что же, тем лучше. Может, и найдем еще язык, доступный для понимания обоих.
- Можно просто по имени, - спокойно дополнил я то, что минуту назад произнесла Янга.
Короче будет. Да и устал я, если честно, от официальности. И если хоть в чем-то можно было обойтись без нее...
На благодарность Хоггарт я отреагировал коротким "пожалуйста", удержавшись от недоуменного пожатия плечами. В первую очередь потому, что не понял, за что именно благодарят. Но останавливаться на вопросе и выяснять подробнее не стал. Не хотелось тратить время на подобные мелочи, да и...
Забыл, по правде говоря, тут же.
Янга, разбирающая пакеты, выглядела странно. Домашней - иное слово я подобрать не мог, пусть конкретно это не очень-то подходило.
Впрочем, пялиться отнюдь не стоило, а потому я передал ей котенка, с некоторым усилием отцепив его коготки от своей одежды. Малышка явно не желала расставаться с насиженным и нагретым местом. Ничего, привыкнет. Освоится... еще будет носиться везде, как бешеный вертолет.
Сам ушел обустраивать Тунгуса.
Пес даже не поднял морды с лап, вяло вильнув хвостом. Среагировал только на воду, поставленную перед его носом, жадно залакав. Консервы в соседнюю миску я выкладывать не стал: все равно есть он сейчас не будет, еда заветрится только. Проголодается - даст знать, накормлю.
Потрепав кобеля за ушами, я прошел в комнату, где расположилась основная часть нашего дворянского собрания. Опустился в одно из кресел, сложив руки на подлокотники... и только сейчас понял, что смертельно устал. Хотелось как минимум плеснуть на лицо и руки прохладной воды. Как максимум - нормально поесть и подремать хоть с часок.
Но пока нужно держать глаза открытыми, а мозги бодрыми.
Заседание ожидаемо открыла Янга, принявшаяся расхаживать по помещению в такт своим словам. Я чуть поморщился: не любил подобное мельтешение, которое мне только мешало. Впрочем, приходилось терпеть и приспосабливаться.
- ... я крайне рада, что не пришлось прибегнуть к вашим услугам, Александр, но возможно мне еще потребуется ваша помощь...
Я тоже рад. В определенном отношении. Только вот не представляю, чем еще могу быть полезен. Кошачьей нянькой поработать?
Предположение было настолько нелепым, что я не удержался от легкой улыбки. Тут же спрятанной.
Остальное Янга разложила как по полочкам, четко. Лично мне добавить на это было нечего. По большому счету.
А вот по малому...
- Заранее прошу прощения за высказывание вне очереди. Насчет ночного визита к Игорю Никитичу, - я бросил короткий взгляд на нашего гостеприимного хозяина, - я бы тоже еще подумал. Тот, кто хорошо вас знает, госпожа Хоггарт, в жизни не поверит, что вас настолько испугало это происшествие.
Да чего там - я сам, после полудня знакомства, расхохотался б в лицо тому, кто высказал бы мне такое предположение. Если Янга и могла запаниковать - причем до такой степени, то только в параллельной вселенной.
Говорил я медленно и вдумчиво, не торопясь. Взвешивая каждое слово, подбирая более подходящее к ситуации. Не то чтобы был намерен произвести хорошее впечатление, просто не хотелось наживать врагов поспешными высказываниями и выводами.
Которых в голове, честно - крутилось немало.
- Хотя, по правде говоря - я здесь и придумывать ничего бы не стал. Кому нужно, додумают сами. В мире есть очень много нетелефонных разговоров, и думается мне, что беседа по поводу смерти нашего общего знакомого входит в их число.
Называть его по имени я по-прежнему не желал. Как будто бы зная, что от этого покойник (или все-таки еще нет?) приобретет человеческие черты.
Что по поводу моей персоны...
Это и впрямь был сложный вопрос. С кондачка на такой не ответишь. Вариант "подобрала на трассе автостопом" я отмел сразу. Трижды "ха". Даже для дилетанта, не то что для тех, кто имеет хоть какое-то представление о том, что за человек Янга Хоггарт.
Проще всего, конечно, было оставить эту проблему безопаснику - благо ему высказывание и было адресовано - но делать это я не спешил. Одна голова хорошо, бесспорно, но две получше будут. Может, и придет какая-нибудь дельная идея.
Так что я продолжал напрягать мозг, перебирая варианты.
Телохранитель, найденный безопасником для Янги? Но какого черта он приехал в машине этой самой Янги, да еще в собачьей компании?
Или просто сотрудник ее службы безопасности, который вытащил еще какую-то информацию по делу, но в силу специальных знаний может адекватно донести ее только лично?
За документальное оформление какого бы то ни было варианта я не беспокоился. Знал, что все точно будет на высшем уровне. Другое сейчас важно... другое.
Впрочем, пусть сначала выскажется Игорь Никитич. А я там уже посмотрю, стоит ли озвучивать хоть одно из пришедших сейчас в голову предложений.

Отредактировано Вальтер (2018-07-31 12:58:38)

+2

30

В общем-то, пока что всё складывалось неплохо. Да и к гостям Игорь Никитич претензий не имел. Пёс был смирный, а котёнок... а котёнок выглядел каким-то побитым, и его просто было жалко.
Разумеется, безопасник уже знал Александра. Только фото у него были не первой свежести. А так - он знал и Александра, и имя каждого члена его семьи, из тех, кто был связан документально; адреса прописки и недвижимой собственности; наконец,какой на кого зарегистрирован транспорт; и некоторые иные вещи, которые могли бы помочь разыскать киллера под новым именем, вроде номеров официально купленных сим-карт.

Что касается вражды... Разумеется, начальник службы безопасности одной из крупнейших корпораций в стране не жаловал наёмных убийц.
Но с Александром получился иной случай. Сама работа киллера, а особенно избирательность в целях, уже давала понять, что с ним всё не так однозначно, как даже с иными наёмниками сходного "уровня". Когда же Игорь Никитич раскрыл настоящую личность Хорька, то... понял его, пожалуй. В каком-то смысле. От принятия и одобрения тут было очень и очень далеко, но в некотором сочувствии безопасник мог расписаться. Хотя бы касаемо первичных намерений. Поэтому он и остановил выбор именно на этом человеке.
А сейчас и вовсе уже собирался снабдить убийцу всеми средствами для работы. Фактически, Игорь преследовал ту же цель, что и капитан Туманов много лет назад. И работать решил с ним вместе. Так какая уж тут враждебность...

Котёнка Янга унесла в ванную. Вообще-то Игорь ничего не имел против котёнка, мог бы даже оставить его прямо в общей комнате, но, с другой стороны, требовалось полностью сосредоточиться. А всё лишнее, чем бы оно ни было, этому мешало. Пока гости разбирались каждый со своим питомцем, Игорь "по воздуху" сбросил запись регистратора Янги в домашнее файловое хранилище. Передаст оперативникам, коли необходимо. Времени просматривать память устройства сейчас не было, к тому же все присутствующие окончательно, если можно так выразиться, собрались в гостиной. Явно начиналось основное действо.
Ну, и... На ты так на ты. Никаких проблем. Самому безопаснику так было комфортнее, привычнее.

Игорь Никитич опустился в кресло подле Александра. Сидел молча, очень прямо, практически замерев. По сути-то он был расслаблен, просто сказывалась привычка держать себя. Он рассеянно глядел, как Хоггарт расхаживает по комнате, а меж тем прокручивал в голове возможные варианты действий... Когда женщина смолкла, а Александр вставил своё замечание - только тогда заговорил безопасник.

- Кому надо, тот додумает, - возразил он Александру, - и додумает так, как сочтёт нужным. Не ответим определённо на один вопрос, будут другие. Этого нам не надо. - Действительно. Полицейские оперативники любят точные сводки и ясные показания, а иначе могут начать копать глубже. Разумеется, никаких прямых связей между Янгой и убийством Куприянова полиция не нашла бы, потому как их просто нет. Да и алиби тут - железное. Но Александр - новый человек в окружении Янги, который появился именно тогда, когда убили Куприянова. Этот факт сам по себе даёт полиции повод присмотреться к Туманову-Легкову внимательнее и задавать Янге разные новые вопросы, хотя и сомнительно, чтобы опера в конечном счёте к чему-то прицепились. Документы на имя Легкова были в полном порядке, понять, кто это такой на самом деле, непросто даже при большом желании - а такого желания стандартный опрос знакомых вызвать не мог бы. Только при очень, очень развитой фантазии можно было подумать, что Александр как-то связан с произошедшим убийством, а без зацепок прийти к этой мысли было и вовсе малореально. Но всё же, всё же... Риск есть риск. его нужно было исключить. - Предлагаю следующее. Вы, Александр, теперь можете считаться нашим с Янгой знакомым. И даже на допросе сомнений не возникнет, - с учётом всей информации, какую Игорь поднял по киллеру - да, так и было. - А от вас достаточно того, что вы знали... убитого. Откуда именно под новой личностью - к делу не относится, а подтверждение дадим я и Янга. Собственно... Поэтому Янга могла бы заехать за вами, а после вы вместе отправились бы ко мне, чтоб помянуть внезапно усопшего, - в голосе безопасника появились едва заметные нотки сарказма. - О самом убийстве мы трое ничего не знаем, тут и сочинять не нужно. Расспрашивать вас насчёт нас никто не станет, это, опять-таки, не относится к делу. Кроме этого, после убийства одного из глав корпорации стратегия службы безопасности явно требует пересмотра. Который мы, спокойствия ради, решили обсудить лично. - Вроде бы история получалась складная. Во всяком случае, учитывая, что придумана она была за минуту. Но самое главное: показания всех участников встречи сошлись бы, а некоторые элементы картины можно было подтвердить документально, и документы даже не надо было подделывать. - А подлинность убийства уже проверяется, не сомневайся, - последние слова были адресованы Янге.

- Теперь о девочке, - безопасник чуть помолчал, собираясь с мыслями. Нужно было быстро соображать. - Найти - найдём. Причастна она или нет. В конце концов... - дальше Игорь говорил тихо, - мы ответственны. За её жизнь. За будущее, - он ни в коем случае не собирался сообщать Алисе, что её подставили. После этого она, скорее всего, никогда не откроется никому из корпорации, и никто уже не узнает, почему она сбежала из детского дома. Тогда Алиса, при худшем раскладе, попадётся полиции. И, должно быть, получит очередную психологическую травму... очередную, именно так. Игорь на секунду прикрыл глаза. Вторая часть речи не получалась такой складной, как первая. Казалось бы, он - начальник службы безопасности, нервы исключительно крепкие... но тут дело было не в слабости. Просто подкладывать малолеток под насильников он не подписывался.
- А если она убила... - добавил Игорь Никитич после небольшой паузы, - значит, нужно отработать быстрее, чем полиция.
Это был даже не намёк, а почти прямое заявление. Воронцов старался прямо не нарушать закон, хоть и не назвал бы себя его служителем, но теперь всё, от начала и до конца, было не так, как обычно. При надобности глава СБ собирался дать девочке всё необходимое прикрытие, хотя бы это будут новые документы и место жительства. А если Михаил всё-таки окажется жив... Что ж, тогда Игорь рассчитывал на Туманова. Михаил занимал многовато места на этом свете.

Отредактировано Кассандр (2018-08-05 09:13:51)

+2


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Кладбище забытых и покинутых » Белая стрела;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC