Naar. Dance on the verge

Объявление

Форум не является игровым.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Кладбище забытых и покинутых » Клыки, когти и перья


Клыки, когти и перья

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Клыки, когти и перьяоригинальный мир

ДАТА И ВРЕМЯ: начало октября, ночь, полнолуние. Терпкий воздух с запахом осенних листьев, земля мягкая после прошедшего дождя. Луну едва видно под тяжелыми серыми тучами, а когда она все-таки является на небе, свет ее кажется призрачным, с зеленовато-синим оттенком.

МЕСТО: поселение оборотней посреди дремучей чащи. Деревья плотно обступают полянку, где каждый выстроил себе жилище, кто во что горазд. Чье-то - нора, сухая и теплая, вырытая под корнями ели-исполина, чье-то - сумбурное скопление ветвей на вершине дерева, попадаются и обычные деревянные дома, не очень большие, потому что места на поляне не очень много. Чуть поодаль виднеется огромный валун - там вожак произносит речи. Рядом тотем стихий, символизирующий единство четырех стихий и господство зверей над ними, перед валуном черное кострище: место сбора. Поселение, кроме естественной защиты, имеет еще и забор из остро отточенных деревянных кольев. Ближайшее человеческое поселение очень далеко, и люди не ходят сюда. Все же редкие путники обратились в прах, оставив напоминанием о себе лишь черепа, развешанные кое-где на кольях. Дальше идет лес, дикий и жестокий, как племя, что живет в нем.

УЧАСТНИКИ
Sulmeldir
Tristera
Decadal
Barkbo
НПС
+ все желающие.


https://pp.userapi.com/c849420/v849420273/2f1c1/w3fd9Pm7rHw.jpg


ОПИСАНИЕ
Всякие невзгоды случались с древнейшим племенем перевертышей за долгие века их жизни, и вот теперь настало время для еще одной. Огромный зверь, вепрь, размером превосходящий даже могучих лесных медведей, напал на поселение и клыки его обагрились кровью двух детей. Оборотни жаждут мести и для этого собрали отряд из лучших своих воинов. На шкурах их - боевой раскрас, в сердцах - гнев. Им предстоит разыскать чудовищного вепря в лесной глуши и вернуться с его головой. Или не вернуться вовсе...

Доп. инфа

Не являются оборотнями в привычном смысле этого слова, ибо обращение происходит добровольно, под самодельной анестезией из дыма и отвара специальных трав и не зависит от полнолуния. Могут иметь любое звериное обличье, подходящее для данной среды (северный лес). То есть, например, колибри или гепарда здесь не найти. Облик определяется по главенствующей черте характера с наступлением совершеннолетия, его прозревает ведунья и потом, с помощью специального отвара на крови и травах пробуждает облик перевертыша в его теле.

Отредактировано Sulmeldir (2018-07-19 10:23:26)

0

2

описание

костлявая, невысокая девушка с черными короткими растрепанными волосами и черными глазами. Одета в полотняную рубаху и штаны, поверх замотана в волчью шкуру для тепла с пояском из веревки. Босиком. Животное - ворон.

Янга, спотыкаясь, бежала к валуну. В крепко стиснутом кулаке она сжимала склянку с серо-зеленым мутным отваром, и только холодок сосуда заставлял поверить, что все это - правда, и ее действительно назвали в числе охотников за вепрем, сразившем двух детей поселения. Нет, она знала, что лучших воинов отправят на битву с чудовищем, болела и переживала за них, вместе с остальными строила догадки и предположения, но думала, что это будут посельчане со звериными обликами посильнее, чем у нее и никак не могла предположить, что вожак и травница, державшие совет вчера вечером, обратят на нее внимание. На нее, чье животное обличье казалось абсолютно бесполезным в такой схватке. И она удивилась, и чуть не рассмеялась, мрачно и холодно, когда мальчишка сегодня на рассвете подбежал к ней, и сказал, что ее ждет травница. Почему-то Янга сразу поняла, в чем дело, хотя, конечно, ее могли позвать и по другому поводу, например, отправить собирать целебные растения, к чему она годилась куда больше, чем к тому, что ей предстояло совершить.

Конечно не ей одной, но имена остальных воинов оставались в тайне, и сейчас, размышляя над странностями судьбы, Янга еще думала и о том, кто попадет с ней в отряд. Хорошо, если бы она была одним таким бесполезным грузом в команде. Впрочем, приказы вождя не обсуждают, а значит у него есть на нее планы, но девушка ума не могла приложить, чем она сможет быть полезной. Сейчас, на собрании возле костра, ей предстояло это узнать. И потому она так торопилась, больше всего боясь упасть и разбить склянку с анестезирующим отваром, еще боясь подвести доверие вождя, и совсем чуть-чуть боясь погибнуть в этой битве. Но, по мере приближения к костру, первый страх утихал, а второй и третий брали верх. Что она будет делать с вепрем? Она ведь видела его издалека. Огромный свирепый зверь с длинными бивнями, с желтыми клыками, выдающимися из под верхней губы, с жесткой щетиной и острыми, как ножи, раздвоенными копытами. Она тогда была вороном, и смогла рассмотреть все это, хотя вепрь и был далеко, жрал траву на берегу реки. Она с содроганием рассмотрела даже багровые разводы на бивнях - все, что осталось от детей, если не считать, конечно, нескольких лоскутков мяса. Был ли вепрь плотоядным? Вряд ли. Но он так потоптался на телах малышей, так пропорол их клыками, что больше ничего не удалось отыскать, а впечатлительного Мышонка, парнишку из поселения, нашедшего трупы, еще долго выворачивало в сторонке.

Кто-то говорил, что вепрь - наказание посланное Богами, хотя решительно никто не мог вспомнить, чем посельчане так провинились. Еще кое-кто - что это дух изгнанного из племени Бормора, который как раз имел обличье кабана. Более здравомыслящие считали, что зверь, оголодав на скудном осеннем корму, пришел в ярость и просто сносил все на своем пути. Сошлись в одном - его необходимо уничтожить. Мести хотели все, даже те, кто придерживался теории божественного гнева. Здесь не боялись Богов, а сумасшедшим властителям кидали вызов. И как еще, кроме сумасшествия, назвать убийство двух невинных детей?

Янга, наконец, достигла места сбора. Костер уже развели, он отбрасывал зловещие тени на деревья, но и разгонял ночную осеннюю стужу. А вождя еще не было. Усевшись, скрестив ноги, она уперла руку со склянкой в колено и попыталась выгнать волнение из мыслей, даже не оглядываясь по сторонам, чтобы лишний раз не вздрагивать от каждой тени в ожидании соратников.

Отредактировано Sulmeldir (2018-07-19 10:23:50)

+3

3

Описание

Девушка ростом почти 180 см, красивое мускулистое тело.
Длинные белокурые волосы, ярко-голубые глаза. Одета в длинную полотняную рубаху, больше похожую на мужскую, кутается в шкуру тигра.
Облик - белый тигр. 

Ночь очень быстро и бережно окутывает лес своим темным покрывалом, которое, к сожалению, ничуть не согревает, а только больше усложняет жизнь. Многие звери стараются спрятаться туда, где потеплее. Скудный растительный мир становится еще более скудным. Но многие жители деревни находили ночь прекрасным временем. Агидель была не исключением. Она всегда выбиралась на охоту по ночам, любила просто бродить по родным местам, когда луна освещает ей путь.
Девушка была племянницей вождя их поселения. Данное происхождение не давало ей каких-то привилегий перед другими оборотнями, но ударить в грязь лицом тоже было нельзя. Агидель была очень старательной, умной и сильной, но при этом очень грубой и агрессивной с некоторыми соплеменниками, но многие закрывали на это глаза. Девушка защищает свое поселение, исправно охотится, на мелкие минусы можно не обращать внимания.

Агидель пришла самая первая. Костер только начали разжигать. Девушке уже не терпелось отправиться на охоту, она видела несчастных родителей, которые потеряли своих детей, и она жаждала возмездия. Беловолосая встала в тени деревьев и смотрела на разгорающийся костер, вокруг которого сегодня соберутся избранные вождем воины, лучшие из лучших, которые отправятся убить монстра.
Голубые глаза не мигая смотрели на танцующие языки пламени, а в голове был ураган мыслей и планов, как лучше действовать.

" Я до сих пор не знаю, с кем отправлюсь на эту охоту. Надеюсь, что вождь сделает правильный выбор... Этот секач должен умереть, а его мяса хватит на всех жителей племени..."

Неожиданно с противоположной стороны костра послышались шаги. Девушка сначала подумала, что идет вождь и чуть поддалась вперед, чтобы поприветствовать его, но её предположение оказалось ошибочным. У костра появилась Янга - костлявая и странная девчонка, которая имела облик ворона.

" А она что здесь забыла? Надеюсь, что это окажется ошибкой или совершенно не смешной шуткой..."

Раздраженно подумала Агидель и достаточно громко фыркнула, когда поняла, что Янга не случайно сюда пришла. Девушка вышла из тени деревьев и лишь пренебрежительно кивнула своей соплеменнице. Беловолосая никогда не скрывала, что считает соплеменников с обликом мелких и слабых существ весьма бесполезными, ну, возможно, не совсем бесполезными. Например, вот это - Янга, отлично может помогать травнице собирать травки.
Но сейчас здесь собираются оборотни, которые должны быть в состоянии дать отпор огромному кабану, который пышет яростью и ненавистью ко всему живому.

Отредактировано Tristera (2018-07-21 12:54:44)

+2

4

[nick]Форхель[/nick][status]Там, за третьим перекрестком[/status][sign]Barkbo[/sign][icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/7/21/d921ea5a77d18e9d2e42a2f31014111f-full.jpg[/icon]

описание

Среднего роста девчушка, на вид - лет 18. Атлетически сложенная, с подтянутыми мышцами: во всем теле чувствуется не сила, но выносливость и ловкость.
Загорелая кожа. Волосы длиной до лопаток, русые с легкой рыжинкой. Глаза серо-зеленые.
Одета по-походному: кожаный тулуп (с выделкой из овечьей шерсти - для тепла), плотные штаны и самодельная обувь. На поясе закреплены мешочки.
Перекидывается в рысь.

Если бы не воспоминания о холоде Ямы Позора, из которой её только что выпустили, Форхель с удовольствием сняла бы прохудившуюся обувь и босиком пробежалась по влажной, пахнущей скорым завяданьем траве.
Но нужно было спешить, к тому же ночка выдалась не из самых теплых: северный ветер с каждым закатом все увереннее заявлял о своих правах.
Она бежала, петляя между стволами молодых сосен и огибая кусты. Круглое ночное светило катилось следом. Большое, зеленовато-желтое, как отблеск кашачьего глаза во тьме, оно казалось ей почти игривым.

В просвете показалось пепелище. Огромные бревна в центре уже занялись языками пламени, которые бесновались в своем голоде, заставляя тени собравшихся плясать.

Вместе с отблесками света зажглись искрами зеленые глаза Хель: они выдавали её ликование. Сердце радостно колотилось, жаждая игры и крови.
"Этот вепрь в своем кровавом бешенстве угадал лишь с одним, - злорадно думала она. - С временем! Случись это раньше или позже - так бы сейчас и сидела в вонючей яме. Но вот за детей ему придется поплатиться!"
Разгоряченная, она даже полоснула воображаемыми когтями по воздуху. Пока что воображаемыми...

В круг света она уже вошла, а не вбежала. Все же костер был поистине огромен, света и тепла от него хватало на всех, да и до смерти надоевший гнус разлетался прочь.
Ни старейшин, ни вожака ещё не было. Зато Хель с первого взгляда приметила Янгу. Она махнула чернявой девушке, на ходу стараясь скрыть свою неуместную для такого дела улыбку, и не дожидаясь ответной реакции заняла место у костра.
"Понятно, травница. Вождь решил собрать полноценный отряд, как же иначе".
Они не были хорошо знакомы, но Форхель не упускала возможности поздороватья каждый раз, когда возвращалась с охоты или праздного шатания по лесу. В конце концов, все эти знахари и шаманы...

Она села на бревно, сразу же ныряя рукой в кожаный мешочек и проверяя, на месте ли отвар. Конечно, он никуда не делся. Трепетно, почти любовно она огладила гладкий бок склянки.
"Как же нестерпимо хочется обернуться... Как давно я не была в зверином обличье? Как раз с тех пор, как мне назначили наказание".

В общем-то, ей было все равно, почему её выбрали: хотел ли вождь избавиться от сумасбродного юного оборотня, дать ему шанс заслужить преждевременное прощение, или просто оценил то рвение и безбашенность, с которыми Форхель (в полном одиночестве) отправилась изучать новые земли за Лихими холмами.
"Ну а что, - думала она. - Он говорил о том, что хочет как-нибудь послать отряд к Сизой Гряде. Я поспешила облегчить ему эту задачу: вон, даже карту нарисовала, с подробным описанием местности. Могли бы и похвалить, в конце концов, а потом уже пихать в свою тухлую яму!"
Конечно, она не думала о похвале, когда отправлялась той ночью в путь.

Рысь ждала, когда из темноты к ним подтянутся соплеменники с грозными душами медведей, тигров и волков; может, присоединятся орлы и другие почетные члены стаи.
И тогда наконец начнется охота...

Пребывая в приподнятом настроении духа, она не сразу заметила очередного воина. Тот стоял в тени деревьев, и только довольно громкое фырканье привлекло внимание Хель.
"Да это же... - подумала она, мгновенно млея от увиденного. - Неужели я буду сражаться бок о бок с самой Агидель?"
Девушка чуть не замурчала от радости. Нечего и говорить: она восхищалась белой тигрицей.

Отредактировано Barkbo (2018-07-21 22:44:19)

+3

5

[nick]Солоха[/nick]
[sign]
Decadal
[/sign]
[icon]http://lostgeneration.f-rpg.ru/img/avatars/0010/e9/37/195-1463941057.jpg[/icon]Он сидел на коленях. Луна простреливала густые древесные кроны, окропляя его широкие плечи и жилистые руки бледными каплями света. Подле лежало копьё. Оружие уже приходило в негодность: костяное остриё надкололось, вдоль древка ползла длинная трещина, которую сдерживала лишь бечёвка, двумя слоями намотанная посередине. Но Солоха полагал, что свою службу оно ещё сослужит. Он не умел делать оружие так же хорошо, как и тот, от кого оно досталось.

Его руки покоились на коленях, ладонями кверху. Запястья украшали браслеты из шариков кедра и дуба, нанизанных на крученую нить. Большая часть бусин окрашена красным. Взгляд Солохи был прикован к этим украшениям. Тонкие губы что-то шептали. Что-то... бессвязное. Отблески костра иногда выхватывали из тени деревьев его лицо: чёрную густую шевелюру, вздёрнутый нос, серые глаза, что постоянно щурятся, впавшие щёки и болезненный цвет кожи. Всё свидетельствовало о тяжёлой жизни. Хотя парень был молод, не больше двадцати пяти лет от роду, на вид казался человеком, прожившим добрую половину жизни. Напряжение легло неизгладимыми морщинами на лоб, тяготы и лишения коснулись уголков губ, оставив там выражение лёгкой печали, хотя, на самом деле, он перестал предаваться унынию довольно давно.

Бодрящая прохлада окутывала тело, а добротные бриджи из оленьей кожи оберегали от влаги. Верхней одежды не было. Оставил дома, не считая тёмно-серого тканевого плаща, который валялся в траве позади, небрежно скомканный. Хотя лучше всего эту тряпку описывало слово "простыня". На груди у парня красовался высеченный или нанесённый красками чёрный равносторонний треугольник, направленный углом вниз. Изображение знака Солохи, быка, а вернее, зубра. По треугольнику и не разберёшь, чьё именно.

Север вздохнул, напугав лес. Величественные деревья зашептались между собой. Чёрными змеями взвились тени, съедая брызги пламени и луны. Воин уже ощутил на себе касание холодных губ ветра. Приятно немела кожа, покалывало в груди. Но этот поцелуй, как прекрасно знал Солоха, быстро обращается в морозные укусы. Поняв, что время пришло, парень взял копьё и поднялся, выпрямившись во весь рост. Крепкий жилистый торс выдавал истинное соответствие Солохи его родному знаку. Пока он сидел, этого не было так заметно. Бережно подхватив плащ, в котором покоился грубый глиняный кувшинчик, плотно закрытый пробкой, закинув копьё на плечо, воин зашагал к костру. Племя собралось почти в полном составе. Воин шёл, ощущая себя неразумным мотыльком, которого внутреннее заблуждение волочит к свету. Он шёл, готовый шагнуть в костёр и исчезнуть там, если только убийца будет испытывать те же самые муки. Он шёл твёрдо, ничуть не колеблясь, потому что мерзкое животное, рождённое недобрым духом, намедни лишило жизни его племянника, сына его сестры. Это нельзя оставить безнаказанным. 

Копьём он скрывал от глаз яркий костёр, в тонкой тени от древка, а когда дошёл до места сбора, поднял руку с оружием кверху, приветствуя собратьев. Свет тут же плеснул в лицо, размывая картинку. Солоха заулыбался, сильно щурясь, опустил плащ с кувшином себе под ноги, затем размотал его почти с благоговением. Само собой, там находился нужный отвар, но принесёт ли он пользу, соразмерную с трепетом, с которым его берегут, во многом зависит от умения и смекалки будущих соратников. Оставив сосуд зажатым в ногах, воин накинул плащ, зябко кутаясь в него. Потом неторопливо закинул копьё за голову на плечи, придерживая его обеими руками. Можно было удивляться странным манерам, которые ещё не раз всплывут в общении, однако Солоха просто не мог обойтись словесным приветствием. Он был нем и изъяснялся знаками, которые никто не станет рассматривать в потёмках.

Наконец, он стал осматриваться. Первой на глаза попалась ворона. Ну, она будет действительно полезной, если чудовище суеверно и разглядит в ней дурной знак. Возможно, вождь рассчитывает на гибель от сердечного приступа (речь всё ещё про врага). Солоха не понял этого решения. Но ни одно размышление так и не отразилось на его лице. Следующей была Агидель, вот где нашла коса на камень. Солоха раскрыл глаза шире: он знал её неплохо, в особенности, взрывоопасный нрав, и совершенно не желал иметь ничего общего. То ли дело было в классовой вражде (или как там живут зубры с тиграми?), то ли агрессивность девушки претила глубоко замкнутому Солохе, вынужденному давиться бычьими порциями собственного гнева. Улыбка на секунду пропала. Пара отчётливых мыслей: "Рог даю, она будет тянуть всё на себя. Захочет сожрать зверя сама, без помощи. Если подставится, будет умирать с обвинениями на устах. Каким богам нужно принести жертву, чтобы я ошибался?". Смерти он ей всё равно не желал. Конечно, уж можно было и не удивляться, что она здесь, но в глубине души наивный Солоха надеялся на жалость вождя к своей племяннице, или что-нибудь в таком жанре. Тщетно.

Третий участник радовал и того меньше. Если ярость Агидель ещё можно обратить во благо поселению, то бездонный авантюризм рыси в таком задании выглядел... как бы так помягче? Чисткой жителей. Тем не менее, против неё лично Солоха ничего не имел. Пожав плечами, он уставился на костёр, распространявший волны мягкого тепла. Может быть, это последнее тепло в жизни, и остатки этого огня прольются с кровью в землю, а земля до дна осушит пролитый бокал. Однако жизнь ли достойна похвалы, или смерть? Что больше?

Осталось дождаться напутственных слов.

Отредактировано Decadal (2018-07-23 02:10:50)

+5

6

Вождь
НПС

Ноги несли массивное тело неожиданно мягко, словно между деревьями плыла не рослая плечистая фигура, а тень. Неслышимая и невесомая. Умеющая уговорить не шуршать траву и не потрескивать - ветки.
Старый медведь разменял пятый десяток, но все еще был силен. Достаточно для того, чтобы крепко держать власть в узловатых пальцах, способных не то что согнуть - сломать кочергу. Так что подойти и взять ее пока что никто не решался. А сам он... сам он не торопился отдавать серебряную тамгу лидера, висящую на плетеном шнурке на его шее. Не дорос еще никто из подопечных для того, чтобы править именем полной луны.
Но, может, сегодня он как раз и присмотрит себе преемника.
Темные карие глаза прошлись по фигурам, расположившимся у костра. Затем Бьорн кивнул. Хорошо. Пришли все, кого он позвал. И на кого возлагал наибольшие надежды.
Впрочем - знает ли кто-то, что происходит на душе у медведя, кроме него самого?
Еще несколько мягких шагов, и Бьорн вступил в очерченный пламенем круг. Остановился возле валуна, не сочтя нужным занимать место на нем.
Огонь резко очертил черты лица вождя. Коснулся некогда сломанного носа, кустистых седых бровей, по-прежнему бурой, несмотря на нити седины, гривы волос. Лизнул подбородок, тяжесть которого читалась даже сквозь бороду. Любопытно тронул массивную шею...
Одет Бьорн был просто, но добротно. Немногим лучше своих соплеменников. В племени уважают того, кто силен, а не того, кто носит самую теплую куртку и лучше всего украшенные сапоги. Единственным, что он себе позволил - помимо лаконичного серебряного символа - был клочок бурого меха на груди, срезанный с плеча умершего своей смертью медведя.
Взгляд снова вернулся к избранникам. А мысли - к сомнениям. Потому что от этого похода зависело если не все, то многое. Не удайся он - и...
Впрочем, старый медведь не хотел думать, что будет в этом случае.
Плащ на его плечах отбрасывал зловещие длинные тени. Делая и без того массивный силуэт еще крупнее и тяжелее.
- Янга. Агидель. Форхель. Солоха.
Голос Бьорна, бархатистый и низкий, как рык, легко разнесся по поляне. Ему никогда не было нужды напрягать связки - его слышали и так.
- Каждый из вас охотился в одиночку. Но теперь вам придется быть стаей. Потому что одинокому волку эту добычу не взять.
Бьорн знал, что разногласия будут. Так или иначе. Вепрь был славным трофеем... и та же Агидель могла возжелать добыть его в одиночку. Так что предупреждение было сделано для племянницы в первую очередь. Славный воин и родная кровь... глупо было б потерять ее из-за безрассудства. Равно как Янгу, Солоху или Форхель.
- Как вам бежать - бок о бок, или избрав вожака, решать вам. Вы все были выбраны не просто так. Помните об этом. И помните о том, что это честь. Племя доверилось вам, и вы должны оправдать его доверие. И кем бы ни был этот вепрь - злым духом или обезумевшим зверем, он должен быть мертв.
Вождь помолчал и завершил, низко и грозно:
- Так найдите и убейте его.

+3

7

Все-таки яркий свет костра обманул Янгу - она была здесь не одна. Когда ветер чуть сдул пламя на сторону, девушка различила Агидель, племянницу вождя, и ответила на кивок робким приветствием, чувствуя себя еще более неуютно, чем до этого. Какая глупость, что ее сюда позвали! Она недостойна сражаться бок о бок с белоснежной тигрицей, великолепным зверем и воином. Неужели вождь этого не понимает? Зачем она в этом отряде? Балласт, лишний груз! Ее познания в травах не так уж велики, она всего лишь помогает иногда собирать их. Она не воин, не целитель и не охотник, она помогает то тут, то там, но только в мирной жизни, и это не удивительно, с ее-то внешностью и ее обликом. Ох, Боги так жестоко пошутили над ней в день совершеннолетия, дав эту бесполезную и слабую личину. Да, правда, девушка любит летать, но какая польза племени от ее полетов? Она навсегда обречена остаться нянькой, кухаркой, иногда вестником, но только не воином! Какие ей битвы?

Руки Янги дрожали так сильно, что склянка в них слегка позвякивала. Ворон злилась на себя, на вождя, на всех. Она станет посмешищем для всего отряда, но это меньшее из зол. Куда хуже будет, если она будет обузой. И умереть! В конце концов, она может умереть!

Захотелось сбежать. Вот просто встать и уйти, но из племени идти было некуда. Не в дремучий же лес, где она будет обречена вести недолгую, жалкую и ужасную человеческую жизнь, не имея специального отвара для обращения. И не в деревню, где никогда не любили чужаков. Хорошо будет, если ее просто убьют. А если сожгут? Она, пролетая над селением, как-то видела этот странный и жуткий человеческий обряд. И крики до сих пор преследовали ее по ночам.

Янга затравленно огляделась. Нет, идти было некуда - поляна уже наполнялась воинами. Пришла Форхель - тоже кошачья, рысь, гибкое и сильное существо, не смотря на свои размеры. Янге доводилось наблюдать за тем, как дикая рысь в один прыжок ломала хребет лосю, и она не сомневалась, что Форхель тоже способна на подобное. Во всяком случае она явно покажет себя более достойно, чем ворон.

Ворон кивнула рыси и, неуверенно улыбнувшись, уткнула лицо в ладони. Ей больше не хотелось никого видеть. Лучше бы уж поскорее все это началось и закончилось... каким бы концом битва не грозила ей.

Она даже не подняла головы, услышав еще шаги. Только отодвинулась подальше, чтобы не попадать под пристальный взгляд любопытных глаз. Конечно, каждый, кто ступит на место сбора будет удивлен ее присутствием так же, как и сама Ворон. И тогда... Нет, лишь бы не разреветься от страха. Она представила презрение на лице Агидель, и все-таки чуть всхлипнула, но так, что прозвучало это почти как вздох. И тут же стиснула зубы, намереваясь не издать больше не звука до самого конца охоты.

Пришел вождь. Его шаги Янга узнала по звуку. Каждому он был знаком: неторопливый, уверенный. Не поприветствовать вождя было бы глубочайшим оскорблением с ее стороны, и поэтому все-таки пришлось поднять голову. Не удержавшись, девушка кинула быстрый взгляд туда, где по ее расчетам, должен был оказаться третий пришедший и, увидев Солоха, совсем упала духом. Могучий зубр. Из всех присутствующих бесполезной была одна она. Странная мысль о том, что, возможно, вождь хочет избавиться от нее мелькнула и исчезла, при звуке его голоса. Вождь произнес ее имя так мягко, что невозможно было поверить в какие-то коварные замыслы с его стороны. Не желая видеть собравшихся воинов, Янга смотрела только на Бьорна, стискивая одной рукой несчастную склянку с зельем.

Предупреждение коснулось ее ушей, но не нашло отклика в разуме. Уж кто-то, а она точно не будет лезть вперед. И вообще, неизвестно, какую роль ей отведет Агидель, если все-таки они решат избрать лидера. Роль  "не-мешайся-под-лапами", наверняка. В том, что лидером будет именно тигрица, сомнений не было. Речь Бьорна, какой бы проникновенной она не была, Янгу совсем не вдохновила. Пускай вождь говорит, что все они собрались не напрасно, глупо и опасно, глупо и опасно было звать ее сюда! Однако у девушки никогда не хватило бы смелости открыто заявить об этом.

Последние звуки голоса Бьорна умолкли. Кажется, все началось. Неужели великие битвы начинаются именно так? Янга отодвинулась еще дальше, почти съехав в окружающие поляну кусты. Она терпеть не могла публичных обращений. Дрожащими пальцами откупорила склянку и в один глоток выпила зелье. Потом, постаравшись максимально сосредоточиться, - сильно мешали блики костра, слепящие глаза, - представила себе ворона. Ох, как бы ей хотелось сейчас представить кого-то другого.

Прежде всего, девушка уменьшилась в размерах и вся скрылась под разлапистым малиновым кустом. Руки стали тоньше, локти изогнулись под неестественным углом, нос и рот срослись, почернели и стали твердыми. При мысли о том, какой невыносимой мукой были бы обращения без отвара, Янгу передернуло. Тело стремительно покрывалось черными перьями, глаза округлились и сдвинулись к бокам головы. Когтистые лапы, упругий хвост. Янга потянула крылья, разминая свои новые мышцы и взлетела на ветку ели. Оттуда она, нахохлившись и полуприкрыв глаза, наблюдала за остальными.

+5

8

Постепенно вокруг костра становилось все больше оборотней. Некоторые из них не отправлялись вместе с Агидель и другими на охоту, но им было позволено явиться, никто и не отказался от этого позволения.

Беловолосая девушка облокотилась о дерево, в тени которого скрывалась до этого. Чуть жмурясь, будто кошка, она внимательно рассматривала лица присутствующих, чуть ли не урча от удовольствия, когда ловила восхищенные взгляды и одобрительный шепот, который касался присутствия её персоны на этой охоте.
Тигрица повела взглядом в сторону Форхель, губы другнули в еле заметной довольной улыбке.

«Отлично… Рысь очень хороший выбор, тем более она легко будет мне подчиняться, а если у неё вдруг засвербит в одном месте, то я быстро ей покажу насколько глубоко могут вонзиться мои клыки...»

Размышляла девушка, рассматривая рысь, которая так излучала заряды энергии и желания ринуться в бой. Конечно, она просидела в Яме Позора достаточно времени, чтоб соскучиться по лесу.

Неожиданно её внимание привлек взмах копья и широкая улыбка. Агидель тут же нахмурилась и недовольно поморщила нос, увидев Солоха. Она прекрасно знала, что чудовище убил родного племянника зубра и глубоко сочувствовала ему, но его присутствие в этом отряде её ничуть не обрадовало, ну, если не говорить о далеких мыслях, которые девушка усердно скрывала. Даже от самой себя.
Беловолосая кивнула соплеменнику, но тут же перевела взгляд в темноту, откуда доносились такие родные и тяжелые шаги.

Перед костром появился вождь. Тигрица поддалась чуть вперед, чтоб дядя мог убедиться, что она пришла и готова ради защиты племени отдать свою собственную жизнь.

- Каждый из вас охотился в одиночку. Но теперь вам придется быть стаей. Потому что одинокому волку эту добычу не взять.

Агидель тихо фыркнула, прекрасно понимая, что обращались именно к ней. Да и все в племени это поняли, поэтому девушка почувствовала на себе мимолетные взгляды. Тигрица выпрямилась и продолжила смотреть на вождя с обожанием. Девушка бесконечно уважала своего дядю и очень хотела в будущем заслужить такую же любовь и уважение в поселение.
Бьорн закончил свою речь, и первая в кустах исчезла Янга. Беловолосая же поклонилась вождю, а потом развернулась на сто восемьдесят градусов и побежала вглубь леса.

Холодный ночной воздух обжог лицо молодой девушки и  растрепал её волосы. Лицо озарило улыбка. Агидель обожала момент перевоплощения. Не замедляясь, она достала из кармана красивый сосуд, который подарил ей отец на совершеннолетие, куда травница всегда наливала этот волшебный отвар.
Беловоласая зубами открыла пробку и выплюнула её, а затем залпом осушила емкость. В тот же миг она почувствовала приятное тепло и силу, которые стали наполнять каждую клеточку её тела.

Белоснежная тигрица резко затормозила и подняла морду к небу, втягивая холодный ночной воздух розовым носом, Агидель улавливала запахи своих соплеменников, которые тоже уже должны были обратиться. Взгляд уловил движение среди ветвей, чуть прищурившись, тигрица различила птицу. Янга.

Отредактировано Tristera (2018-08-03 17:30:21)

+2


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Кладбище забытых и покинутых » Клыки, когти и перья


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC