Naar. Dance on the verge

Объявление

Форум не является игровым.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Общий архив » Литературный кружок


Литературный кружок

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

Не все писатели - ролевики, но все ролевики - немного писатели.
Тема предназначена для обсуждения писательского мастерства, обмена учебной литературой, критики произведений участников, генерации идей и т.д.


Учебная литература

Уильям Зинсер - Как писать хорошо

Видео уроки, обсуждения

0

2

Мне кажется, или у многих ролевиков, которые никогда до этого не писали собственные рассказы, проблемы с составлением полноценной истории? Не выходит выстроить сюжет/нет центральной проблематики/страшно начать?..
Лично я понял, что никак не могу смириться с тем, что нужно взять всю ответственность на себя, хотя идеи для книг (как громко!) вроде бы есть. И хочется, и колется, как говорится хд

Отредактировано Barkbo (2018-07-23 17:44:12)

0

3

Barkbo написал(а):

Мне кажется, или у многих ролевиков, которые никогда до этого не писали собственные рассказы, проблемы с составлением полноценной истории?

точно такие же проблемы, как и у не-ролевиков, никогда не писавших собственные рассказы, полагаю)

Лично я понял, что никак не могу смириться с тем, что нужно взять всю ответственность на себя, хотя идеи для книг (как громко!) вроде бы есть. И хочется, и колется, как говорится хд

воспринимай это как продолжительную игру с самим собой.

Отредактировано Decadal (2018-07-23 17:53:21)

0

4

Decadal
М, точно
И писать в первую очередь для себя, не думая о том, как воспримут ту или иную фразу. Хороший совет, спасибо с:

0

5

Barkbo написал(а):

И писать в первую очередь для себя, не думая о том, как воспримут ту или иную фразу.

да, кстати, это очень сильно отличает написание постов от рассказов. Тактичность и политкорректность по отношению к соигрокам - многие боятся обид от игроков, переносящих события игры в реальность. Тут всё сложно Т_Т

0

6

Barkbo написал(а):

нужно взять всю ответственность на себя

понимаешь
Я даже в игре, как гейм.мастер, не могу взять всю ответственность на себя. Даже не так, я как игрок обычно передаю всю ответственность своему соигроку хД Ибо боюсь все испортить внезапным дождем и т.д.
Думаю, это уже фактор больше человеческий

0

7

Аttendant написал(а):

Я даже в игре, как гейм.мастер,

в игре как гейммастер понятно
но в книге-то ты не ограничен хочухами и личными эмоциями игроков

0

8

Оцените, понятен сюжет?

КрЛик-199

- Объект КрЛик-199, отвечайте! Объект КрЛик-199! Эй! Чего вы молчите?
- Пи-пи-пи?
Объект КрЛик-199?..
- Пи-пи-пи…
- Ага! Притворяться бессмысленно, мой РазумФон зафиксировал вашу мыслительную активность. Эй! КрЛик! Не пытайтесь не думать! Теперь, когда вы разумны, это невозможно!
«Он серьезно считает, что я буду с ним разговаривать после того, что случилось с моими предыдущими 198-ю собратьями?»
- Ахахаха! Получилось! Будешь, голубчик, будешь!
«О чем этот безумец?!»
- О том самом, 199-ый, о том самом! Я могу читать твои мысли! Ну, не пыжься так, кроликам ни к чему лишний гонор! О, ТехБоги! Я не просто дал разум неразумному, я теперь соединен с ним телепатическим каналом. Не надо биться об клетку, это прочнейший сплав! На случай непредвиденных мутаций.
«Это он о тех двух несчастных, которые лопнули в ходе эксперимента?»
- А у тебя неплохой словарный запас. Да, о них. Я уже стабилизировал эту реакцию, и как раз собирался испробовать ее на тебе при неудаче в опыте с Разумом. Особенно, после того, как ты прокусил мне палец!
«Я защищался!»
- Конечно! Конечно ты защищался, путя мой маленький! И, знаешь? Знаешь, к чему это привело?
«Если он будет размахивать этим пальцем перед моей мордой, я прокушу его еще раз. Ага, вот так-то лучше!»
- Ой! Это привело к тому, что теперь я могу читать твои мысли! А? Каково? Да не пытайся же ты остановить мыслительную деятельность, говорю, это невозможно! Нет! Нет! Удары головой о прутья не помогут! И в опилках не спрячешься. Конечно, ты еще не понимаешь своего везения, мда, гм…
«Я этого не хотел! Я хотел совсем другого! Вкусной травки, теплого солнышка! »
- О! Появились желания и стремления! Так-с, так-с, сейчас запишем…
«Кто я теперь? Зачем мне жить?»
- Ого, стремительный прогресс! Я буду богат! Я буду знаменит! Я буду известен! Я стану Богом! Иди ко мне, мой путя! Я тебя расцелую.
«Ай! Мокро! Противно! Остань! От… Ррррр!»
- КрЛик-199! Прекратите! КрЛик… Кр… гхры… ргм… кха…
«Темно. Бессмысленно. Жестоко. Я совершил преступление. Кругом пустые клетки. Я отомстил за вас, собратья. И единственный вопрос, который меня интересует: сколько объектов лопнули прежде чем появился разум у таких, как этот ученый?»

+3

9

вполне

0

10

нужна критика этого отрывка

+

– По решению совета Трёх и совета Шести, из стаи изгнан Койд. Есть время попрощаться с ним, пока солнечный диск не скрылся за Морем.

Взгляд глашатая блуждал по диковинным каменьям, кустарникам, избегая собравшихся. Он говорил, а мыслями был далеко отсюда. Тяжело звучали слова из его горла. Точно покрытые металлом, но, в отличие от звона металла, звук получался глухим. Да и сам глашатай под стать голосу: то был усохший волк, с виду пятнадцати лет, с пожелтевшими клыками, выцветшей местами, седой серой шерстью. Жидкие серые бусины-глаза ничего не выражали, хотя в самой их глубине затаился страх. Худые лапы, выступающие ребра свидетельствовали о жизни впроголодь, а глубокие впадины-шрамы на боках и залысины говорили о постоянной борьбе.

Выдав новость, волк отвернулся к уходящему солнцу. Со скалы, где собралась стая, открывался вид на Море. Так называемое Море, а на самом деле это были тягучие, плотные клубы светло-зелёного дыма, покрывшие весь запад до самого горизонта. Никто не знал, откуда оно здесь взялось, но ничто не могло ни выдуть, ни вымыть ядовитый туман из его ложа. Знали только, что Море смертельно опасно.

Около сорока волков, таких же тощих и серых, с тонкими длинными лапами, заняли каменистую площадку у обрыва. Она представляла собою срезанную верхушку самой высокой из многочисленных скал в округе. Редкая трава пробивалась из трещин. Чахлые кустарники опоясали её по краям.

Звери стояли, щурясь, или лежали прямо на камнях, сами словно камни, бесстрастные изваяния. Их морды, тщательно выточенные руками безымянного скульптора, если присмотреться, выражали странное сочетание надменности и скорби. Серые глаза, присущие уроженцам гор, смотрели пустовато, больше устало, чем грустно. Стая четвёртый раз за месяц слышала подобный приговор.

– Вы потеряли разум, – разорвал тишину возмущённый виновник “торжества”. Видом он ничем не отличался от остальных, худой, монотонно серый зверь, c теми же повадками, только взгляд острый, жадно ищущий глаза других. Вот сейчас он сверлил затылок старика, объявившего новость.

Волки ожили на долю секунды, рассыпая любопытные взгляды друг на друга, и замерли снова. Не было смысла протестовать против решения двух советов.

– Ровно после заката тебя должен будет убить всякий, кто встретит на нашей земле. Не трать своё время впустую, – крикнул старик в сторону Моря, но ветер вышвырнул выкрик обратно, обдав им зверей. Будущий изгнанник встретил грудью адресованную ему угрозу.

– За что вы меня прогоняете? Я не могу понять… Я вернулся из похода, куда вы меня отпустили. Я нашёл воду. Принёс новости вам. Что теперь вижу? Меня прогоняют. Дед. Говори со мной. Сейчас же. При всех, – волк бесился тем сильнее, чем лучше понимал, что его ждёт. Глаза налились кровью... или солнце так отражалось в них? Под короткой серой шерстью морды, на виске, пульсировала толстенная вена. Койд гневно плевался словами, иногда обрывая их на середине, будто надеялся, что его пламенную речь враг остановит и попросит прощения.

Но “враг” даже ухом не вёл, и о прощении не думал. Он смотрел в размытую черту горизонта, где туман был особенно зелёным, а небо – особенно алым. Смотрел как-то… жадно. Пейзаж оживал, если долго за ним наблюдать. Испарения, пронзённые копьями красных лучей, рисовали впечатляюще-зловещее пекло. Для старика больше ничего не существовало, он думал о своём, о приходящем и уходящем, о том, как скоро засыпает солнце, и как оно просыпается, обновившись. Если это действительно то же самое светило, что уходило вчера. А стая слушала как рвётся из груди сердце без пяти минут изгоя. Его дыхания было слишком много для тесного места. Его слова бросали вызов самим камням, среди которых жил.

– Что? Стоите? Давайте тогда, прощайтесь со мной. Я вас ещё встречу в горах. Мы с вами свидимся. Братья, хех! И сёстры. Сборище загнанных баранов. Совет Шести, р-р-р! Совет Трёх! Одни только советы тут останутся. Жить. Вы…

Тонкая тень качнулась. Поднялась на лапы волчица – низенькая, щуплая, такая же серая, как вся стая. А вот глаза у неё были необычные: два ярких изумруда сверкали исподлобья. 

– Хватит. Я проведу его. Пошли, Койд.

– Ты?! – голос обреченного волка куда-то пропал, спрятался в трещины в камнях, ринулся с обрыва в Море, а звучал сейчас шёпот. Почти и не звучал.

– Не натвори ещё глупостей, – произнесла она, выдержав убийственный взгляд. В груди Койда полыхало пламя, злость плескалась, клокотала, раздирая на части, и он сквозь пелену тупо смотрел на зелёные угольки. Вкрадчивый голос почти умолял ничего не натворить, и волк не смел ему противиться, хотя не представлял, что значит это нелепое “ещё”. Глянув вскользь на собравшихся, Койд повернулся, мысленно пожелав всем сорваться с обрыва, и побрёл прочь. Бесшумная, лёгкая, следом метнулась волчица.

Немая сцена длилась недолго. Стая привыкла и к драматическим прощаниям. Зашевелились тени. Волки разбредались по своим тропам, ведь кому-то из них ещё битый час петлять по коридорам, по краю обрывов и трещин, к родному логову. Были такие, кто остался наблюдать за гаснущим солнцем со стариком. Отражаясь в их глазах, диск светила как нельзя лучше олицетворял напрасные надежды. На одного друга меньше, на одного врага больше. Опять.

– Береги лапы, друг, – послышалось вдруг среди скал. Слова вслед, как камни в спину. – Ровных камней тебе, друг. Светлых звёзд.

Знакомые голоса продолжали бросать пожелания, каждое – острый камень для Койда, удар по голове. Те, с кем он родился и жил, прощались, как с мёртвым.

скажите всё что в голову приходит.

+2

11

Decadal написал(а):

Вы потеряли разум,

я бы тут восклицательный поставила, тем более, если он разорвал тишину

+1

12

+Decadal
Decadal написал(а):

Выдав новость,

Это скорее не новость, а приговор, поэтому можно написать: "огласив приговор" или "огласив вердик". Слова "огласив" бояться не следует, ибо глашатай был давно. Но можно подобрать другой синоним.

Decadal написал(а):

виновник “торжества”.

понятно, что в кавычках, но наверное лучше было бы приговоренный, чтобы подчеркнуть его обреченность, ибо виновник "торжества" это саркастичное, а я не думаю, что ты тут хотел в сарказм. Можно даже обреченный, можно... ну, осужденный у меня ассоциация с людьми, так что приговоренный. Либо по имени назвать

Decadal написал(а):

только взгляд острый, жадно ищущий глаза других.

вот это хорошо!
там в основном все хорошо, но есть прям совсем-совсем хорошо, и это одна из таких фраз, очень классно

Decadal написал(а):

Братья, хех!

Хех - это такой грустный сарказм. Вообще, междометие, сильно оскверненное соц.сетями, мейнстримное такое.
Хах, Ха, - звучит, как вызов и более литературное, по крайней мере, я его встречаю в литературе намного чаще, чем хех, но это не принципиально, можешь быть первопроходцем...

Decadal написал(а):

диск светила

Тут хочется развернуть описание, знаешь, типа:

медленно-тонущий в ядовитом тумане Моря

Decadal написал(а):

Не трать своё время впустую, – крикнул

Если крикнул, то восклицательный

А так очень круто. Есть классные сильные места и в целом хорошо. Есть там, где немного переборщили с необычностью слов, но я опасаюсь такое критиковать, если оно прям вообще за рамки не выходит. Но, мне показалось спорным место с:

Decadal написал(а):

рассыпая любопытные взгляды


Тут, мне кажется, сложна... Ну, не в смысле для понимания, а для прочтения.

Decadal написал(а):

Точно покрытые металлом, но, в отличие от звона металла, звук получался глухим.


Decadal написал(а):

к старика, объявившего новость.

Для Койда это не просто новость, это прям переломный момент жизни, это изгнание, это жесть! В общем, я бы тут новость тоже поменяла на что-то более жесткое.

все написанное выше является моим личным мнением и вообще не обязательно к учету хДД

+1

13

мне придется задать пару вопросов чтобы лучше понять русский язык)

Sulmeldir написал(а):

Это скорее не новость, а приговор, поэтому можно написать: "огласив приговор" или "огласив вердик". Слова "огласив" бояться не следует, ибо глашатай был давно. Но можно подобрать другой синоним.

приговор не может быть новостью?

Sulmeldir написал(а):

если он разорвал тишину

разрыв тишины всегда означает крик или восклицание? можно ли разорвать тишину повествовательным тоном или так не говорят?

Sulmeldir написал(а):

вот это хорошо!
там в основном все хорошо, но есть прям совсем-совсем хорошо, и это одна из таких фраз, очень классно

это классно что ты отметила хорошее место, контраст хорошего и плохого дает понимание куда двигаться

Sulmeldir написал(а):

Тут хочется развернуть описание, знаешь, типа:

медленно-тонущий в ядовитом тумане Моря

недавно как раз выпилил нечто похожее. Хм.

Sulmeldir написал(а):

но я опасаюсь такое критиковать

суть в том что я не побегу сразу исправлять то, что, на мой взгляд, выглядит нормально. Так что действуй по принципу "чем больше скажешь тем лучше", мне нравится) А там отсортирую уже.

Для Койда это не просто новость, это прям переломный момент жизни, это изгнание, это жесть! В общем, я бы тут новость тоже поменяла на что-то более жесткое.

+
спасибо

Sulmeldir написал(а):

все написанное выше является моим личным мнением и вообще не обязательно к учету хДД

я сюда за этим и пришёл х)

Отредактировано Decadal (2018-07-27 01:15:02)

0

14

Decadal написал(а):

приговор не может быть новостью?

Может, но по моему мнению здесь это не уместно потому что разговор происходит в присутствии приговорённого. Вот, если бы он (глашатай) стае рассказал, тогда новость. А если есть непосредственный участник, тогда приговор больше подходит.

Decadal написал(а):

разрыв тишины

Разрыв - да, это эмоционально сильное слово подразумеваю шее под собой что-то резкое. Если речь шла бы о: нарушить тишину, то тон мог бы быть спокойным.

Decadal написал(а):

недавно как раз выпилил нечто похожее. Хм.


Я бы добавила описание именно сюда потому что дальше идёт сравнение с надеждой, а потому просто диск светила не совсем понятно, чем он похож. Нет, то есть ясно, что тем, что уходит, но без дополнительного описания фраза выглядит слишком рубленной, в общем, здесь бы уточнение не помешало для лучшего сравнения и отчаяния.

Отредактировано Sulmeldir (2018-07-27 10:28:52)

0

15

Sulmeldir написал(а):

это классно что ты отметила хорошее место,

На самом деле их куда больше. И да, сюжет завораживает :)

0

16

Sulmeldir
мне почему-то напомнило "Цветы для Элджернона")
а так оч интересно, и ясно все вполне
Decadal
первым делом в голову пришло, что хочу проды)

Decadal написал(а):

среди которых жил.

вот здесь у меня возникло ощущение, что между "которых" и "жил" пропущено слово
прямо просится, не знаю уж, почему

Decadal написал(а):

– Береги лапы, друг, – послышалось вдруг среди скал. Слова вслед, как камни в спину. – Ровных камней тебе, друг. Светлых звёзд.
Знакомые голоса продолжали бросать пожелания, каждое – острый камень для Койда, удар по голове. Те, с кем он родился и жил, прощались, как с мёртвым.

я обычно стараюсь избегать нескольких аналогичных сравнений практически подряд (имею в виду - "камни в спину" и "острый камень"). Глаз за них цепляется. Хотя, с другой стороны, это эдакая градация, нагнетание... так что заметку оставлю, а что с ней делать - решать, конечно, тебе)

0

17

Вальтер написал(а):

а так оч интересно, и ясно все вполне

ну, славно, большинством голосов, т.с. :D

0

18

Sulmeldir написал(а):

Нет, то есть ясно, что тем, что уходит, но без дополнительного описания фраза выглядит слишком рубленной, в общем, здесь бы уточнение не помешало для лучшего сравнения и отчаяния.

спасибо

Вальтер написал(а):

первым делом в голову пришло, что хочу проды)

спасибо) она есть

Вальтер написал(а):

вот здесь у меня возникло ощущение, что между "которых" и "жил" пропущено слово
прямо просится, не знаю уж, почему

я избегаю обилия местоимений. Мне казалось, в контексте ясно, о ком идет речь?
просто есть такая штука, когда нужно упоминать, кто именно что-то делает. Если наводнить текст словами "он", получается фигово, и если их чередовать с синонимами типа "хищник волк зверь <по окрасу> серый <по имени> Койд <по расе> найок" то получается мешанина. Я не всегда хочу подчеркнуть, что именно в этом фрагменте важно что он, например, "зверь" или "волк", но уже слишком много "он" было натыкано. Приходится заменять синонимами или.. опускать местоимение совсем. Не могу найти золотую середину(

Вальтер написал(а):

я обычно стараюсь избегать нескольких аналогичных сравнений практически подряд (имею в виду - "камни в спину" и "острый камень").


точно) буквально за секунду до публикации здесь там было написано "выстрелы в спину". Но это так слабо звучит для волков что я заменил.. поищу что-то удачнее, спасибо.

0

19

Тоже дополз до этой темы
Жуйте меня полностью, ибо хочу сделать все действительно нормально
чую, придется кидать абсолютно все по порядку... эх, завалю я вас
ахтунг, мрачнота в комплекте
плюс могут сохраниться переносы от вордовского автопереноса

тык

Октябрьское вечернее небо затянуто беспросветными облаками. Ветра вроде и нет, но все равно сыро и холодно; кое-где еще и вовсе темнеют лужи, оставшиеся после вчерашнего проливного дождя. А редкий прохожий, показывающийся во дворе, торопится в тепло квартиры, не обращая внимания ни на что вокруг.
Впрочем, кому-то такая погода не помеха.
— Ты всерьез думаешь, что кто-то заметит твое отсутствие? — щурит зеленые глаза долговязый мальчишка лет пятнадцати, удобнее устраиваясь на стылой скамейке. Большую половину которой он, к слову, сейчас и занял, примостившись на ней полубоком. — Да брось, Стас. Кому такие, как мы, сдались. Никто и не чухнется даже.
Разговаривает он в полный голос — серая и ободранная детская площадка, на краю которой они расположились, безжизненна. Гонять некому; тем более все, что только можно было здесь сломать, давно уже сломано.
— Твое, Кот, точно никто не заметит, — угрюмо усмехнулся его собеседник. — Твои-то вечно в коматозе. Причем оба.
В отличие от друга, который благодаря телосложению, хитрому прищуру и вечно исцарапанным рукам походил на потрепанного дворового кота, он больше напоминал волчонка. Жилистый, крепко сложенный, с короткими темно-русыми волосами, отливающими на солнце рыжиной. Да даже и взгляд, как у волка. Угрюмый, дикий, словно бы говорящий: «только сунься».
Смешно, возможно, но и фамилии у обоих были соответствующие — Котовский и Волчин. Не говоря уже о прозвищах.
— Нууу... — задумчиво протянул Кот, — когда я уходил сейчас, мать вроде бы трезвая была. Ну как... относительно. На ногах держалась. А так, ты прав. Я порой вообще сомневаюсь, что они помнят, кто я такой.
Помолчал пару секунд и продолжил с куда большим энтузиазмом, тряхнув растрепанной русой шевелюрой:
— Да ладно, что ты. Давай со мной. В кои-то веки выспимся хоть спокойно, без всех этих воплей и скандалов. Папаша мой про этот гараж вообще забыл, сто лет, если не больше, там не был. Ну чего тебе, скажи, на своей хате делать?
— Мать... бросить не могу, — лаконично отвечает Стас, сгорбившись и уставив светло-серые глаза куда-то на влажный асфальт дорожки. — Не могу, Макс. И не предлагай.
— Ой, да ладно тебе... один день-то. Отец твой когда там должен был зарплату получить?
— Два дня назад.
Макс насмешливо присвистнул.
— Ну и что ты тогда беспокоишься? Он ж не заявится теперь, пока все не пропьет. Поверь признанному мировым сообществом эксперту в этом вопросе. Денек уж точно еще можешь существовать спокойно.
— Не уверен, — Волк жестко, до боли, сцепляет зубы. — Сам знаешь, раз на раз не приходится. Да и его зарплату дворника... пропить недолго, не ахти какие деньги. Особенно если грамотно собутыльников подыскать.
На последней фразе в его голосе молнией прорезается откровенная ненависть. И только Всевышнему известно, сколько ее там тлеет еще, глухой и подспудной.
И, пожалуй, Макс ее неплохо понимает. Даже несмотря на то, что она ему чужда и, по сути, незнакома.
Сам он, можно сказать, вырос с пьющими родителями. Другой жизни и не знал, сравнивать не с чем. Не то что Стас, существующий в этом всего три года — с того момента, как его отец попал под сокращение на заводе, где проработал почти всю свою жизнь.
— Так что... пойду я. — Волк вскидывает голову, не мигая смотря на хмурые тяжелые тучи. — У нее сейчас никого, кроме меня, нет. Олега, что ли, в расчет брать?
Да, Олега и в самом деле в расчет брать не стоит. Старший брат Волка как уехал на учебу в столицу, так с тех пор от него ни слуху ни духу. Так ни разу дома и не появился, даже на летних каникулах. Звонит разве что иногда — раз в месяц-два, и все на этом.
— Ну, смотри сам, как тебе лучше. Если что, обращайся, — Котовского грызут смутные и весьма нехорошие предчувствия, но он все же не решается настаивать. Да и бесполезно это, Стас все равно сделает все по-своему. — В любое время дня и ночи. Ты ведь знаешь, брат. Один за другого, что бы ни случилось.
И сжимает прохладную напряженную ладонь Волка, негромко ответившего:
— Да, брат.

Идти от двора Котовского до своего Волку было пятнадцать минут от силы, но возле родного подъезда он оказался только полчаса спустя. И то еще постоял возле него какое-то время, разглядывая кричащие драные объявления и изученные до мелочей царапины на сером металле двери. Не испытывая особого желания заходить внутрь.
Но затем все же приложил ключ к домофону и потянул на себя подъездную дверь, жестко и зло выругав себя за трусость. Или за то, что он считал сейчас таковой.
Причины, по которым его давно уже не тянуло домой, были просты, как две копейки. Во-первых, Волк не видел ничего приятного в том, чтобы вернуться и столкнуться нос к носу с невменяемым отцом, сыплющим оскорблениями и угрозами. Или, что еще хуже — с плачущей матерью, которую надо будет успокаивать и, вдобавок, если отец был пьян настолько, что распускал руки — лечить.
Во-вторых — всякий раз нужно было придумывать какое-то оправдание, на которые фантазия Волка уже порядком поистощилась. Мама не преминет спросить, где он задержался допоздна, и коротким «гулял» у нее не отделаешься.
Да и классная руководительница (в школе он, к слову, не появлялся уже две с лишним недели, убивая время с утра до вечера на попытки хоть что-то да заработать) вполне могла сообразить, что не может дозвониться до Светланы Волчиной лишь потому, что сын оной сунул телефон учительницы в черный список на материнском мобильнике. Не пропитом отцом только по причине седой древности модели — за такую в ломбарде и трехсот рублей не дадут.
Так что тишина и темнота, встретившие его в квартире, Стаса только успокоили. А на цыпочках заглянув в зал, он и вовсе окончательно выдохнул. Мама спит... ну и пускай спит, незачем ее будить. И без того достаточно намаялась за день, вкалывая на своих двух работах, как лошадь.
Прошел в небольшую ободранную комнатушку, когда-то принадлежавшую им с Олегом, а теперь ему одному, ощупью разделся, стараясь не шуметь, и улегся. На кухню он не стал даже заглядывать, несмотря на то, что пустой живот ощутимо подводило. И без того знал — в доме ничего нет, что в холодильнике, что где-нибудь по шкафам. Грызть крупу он все равно не будет. А водой, конечно, можно наполнить желудок на какое-то время, но сыт ею все равно не будешь.
Да и привык уже — голод между ним и сном если и будет стоять, то недолго.

Разбудил его неясный шум в коридоре.
Волк с десяток секунд полежал, все еще в полусне пытаясь сообразить, что там происходит. Затем решительно отбросил одеяло, спустив ноги на холодный пол.
Отец.
Судя по голосу — требовательному, повышенному и грубому — опять пьяный. Трезвый он разговаривает совсем иначе. Тихо, едва ли не скуля, как провинившаяся собака. Порой даже целые спектакли устраивает, с ползаньем на коленях и попытками пробить головой пол. На взгляд Волка — раскаяние и слезы эти абсолютно крокодиловы, но попробуй объясни это матери. И слушать ничего не желает. А начинает читать нудные лекции на тему, что он все-таки его отец, что ему тоже сейчас тяжело, что он клятвенно пообещал в сто девяносто четвертый раз завязать с алкоголем и начать новую жизнь...
Похоже, она до сих пор любит этого подонка... хоть Волк и никак не может взять в толк, почему.
— Оставь маму в покое.
Отец замирает, отпуская прижавшуюся к стенке и как-то жалко съежившуюся жену, поворачивает голову на новый голос. Стас хмуро скрещивает руки на груди и вздергивает подбородок, прислонившись плечом к прохладному дверному косяку.
Глаза в глаза. Серые с точно такими же серыми, только налитыми кровью.
Они с отцом похожи даже больше, чем тот со своим старшим сыном — Олегом. Сложение, лицо, голос, подчас даже некоторые жесты... И сейчас Волк особенно сильно ненавидит это сходство.
Но все же принимает его как данность. С которой не сделать ничего. Потому что если он захочет уничтожить все, что связывает его с отцом, что делает его подобием Алексея, ему придется уничтожить и себя.
— Ты... как с отцом разговариваешь, щенок?
— Как заслуживаешь, — Волк делает шаг вперед, невзначай становясь так, чтобы мать могла под прикрытием его спины уйти в зал и, в идеале, там закрыться — защелка на двери, конечно, слабая, но если подтащить кресло, вполне выдержит. Но та, к его неудовольствию, застыла на месте, словно бы внезапно окаменев. — Пошел отсюда.
— Чего...
— Леша, — все понятно. Плавали, знаем. Сейчас она снова начнет унижаться, сунет ему деньги, за которыми тот и пришел — все сразу, и плевать, что им еще полмесяца нужно как-то существовать... — Сколько тебе нужно? Возьми, я сейчас принесу...
— Хватит, мам, — рявкнул Стас, оборвав ее на полуслове и сделав еще один шаг навстречу отцу. Он прекрасно сознает, что ниже его (пусть и ненамного) и значительно уступает в физической силе, но и прогибаться под этим давлением не намерен. Хватит. — А теперь слушай сюда. Ты здесь больше ничего не получишь. Ясно?
— Ты еще будешь мне указывать... в моем доме?
— Леша...
— Знать бы еще, какого хера ты называешь этот дом своим. Пошел отсюда, ублюдок. Или тебя выставить?
Отец разворачивается к нему всем корпусом, отталкиваясь правой рукой от стены, и Волк неожиданно понимает, что в ней нож. Не слишком большой, кухонный, но от этого не менее опасный. Тем более в таких руках.
Твою мать... когда он успел наведаться на кухню?
Небось полез туда деньги искать, а потом уже проснулась и вышла мать. Допрашивать которую оказалось куда удобнее, чем производить обыск самому...
Тем более с таким-то средством убеждения в руках.
— Уйди, прирежу сукина сына!
— Да неужели? — под стать ему злобно шипит Стас, неосознанно втягивая голову в плечи и шире расставляя полусогнутые ноги.
Он не питает никаких иллюзий по поводу родственных чувств отца — водка выбивала их из головы Алексея начисто. Но координацию его движений Волк видит прекрасно. Тот сейчас даже пройти несколько шагов, не запнувшись, вряд ли сумеет, не то что ножом размахивать.
Волк улавливает движение навстречу и замах, резко отшатывается... но не успевает окончательно уйти от удара.
И шипит, почти на грани крика, неосознанно вскидывая руки к лицу — больше от неожиданности, потому что боли почти не чувствует.
Вместо того чтобы глубоко вспороть мышцы, наточенное лезвие только взрезало кожу, но кровь теплой змейкой резво побежала по левой щеке, сползая на шею, плечо...
— Леша!
Мать наконец обретает дар движения, рванувшись к ним, но отец ее отшвыривает, словно тряпичную куклу. Выронив при этом нож и, по счастью, не обратив на это никакого внимания.
— Щенок...
Волк сгибается пополам и судорожно захлебывается в кашле, получив жестокий удар под дых, выбивший из груди весь воздух. И тяжело валится на пол, пропустив очередной. Инстинктивно съеживается в комок, пытаясь загородить живот и лицо...
— Все, что есть, — мать не глядя сует отцу в руку замызганный мятый комок из купюр. — Уходи. Пожалуйста! Леша!
Что кто-то обращается к нему, тот понимает не сразу. Но лицезрение вожделенных бумажек если и не отрезвляет его, то по крайней мере заставляет отвлечься от своего занятия.
И чуть помедлив, отец хватает деньги, едва не выворачивая жене руку.
— Сразу бы так.
Сплевывает и напоследок с размаху отвешивает сыну пинок по бедру, ощущаемый тем уже весьма смутно.
— Уу... сученыш...
Входная дверь за ним хлопает так, что едва не вываливается из косяка.
— Ты живой? Сынок!
— Я его убью, — сплевывает на пол соленую от крови слюну Волк, глухо шипя от боли и не обращая внимания на суматошные хлопоты матери вокруг него. Где-то глубоко в горле тлеет злобный яростный рык, только и ищущий, что выхода.
— Что ты, сынок, — испуганно начинает мать, глядя на него расширенными совиными глазами, — он же все-таки...
Волк отталкивает ее, с трудом поднимаясь на ноги. Пошатываясь, цепляется за стену в попытках сохранить равновесие и раздраженно мотает головой, когда мать подхватывает его за локоть, поддерживая.
До хруста в пальцах сжимает рукоять поднятого с пола ножа. На кончике лезвия которого еще теплится его собственная кровь.
— Убью!

+2

20

Хорошо, увесисто, придраться не к чему)
Разве только история обыденно выглядит. Если она не вся об этом, то нужно посмотреть на продолжение)

Отредактировано Decadal (2018-07-30 15:36:39)

0

21

Decadal
да, это скорее что-то типа пролога, с основным сюжетом малосвязанного) ну если только совсем чуть-чуть и косвенно
люблю делать подобные вещи для иллюстрации самой тушки персонажа и социальной среды, в которой он обитает на начало истории
раньше пробовал сразу включать все детали в основной текст... но лично у меня это получается громоздко, а так вроде б ничего

0

22

Вальтер написал(а):

да, это скорее что-то типа пролога, с основным сюжетом малосвязанного) ну если только совсем чуть-чуть и косвенно

с твоей стороны выставлять пролог было коварненько..)

Вальтер написал(а):

раньше пробовал сразу включать все детали в основной текст... но лично у меня это получается громоздко, а так вроде б ничего

в смысле громоздко? а как именно ты его разбиваешь? используешь главы или части, или он слитный?

0

23

Вот тут не могу с Декадалом не согласиться, действительно придраться не к чему, хотя я сильно старался. хд

0

24

Decadal
Аз есмь коварство)
А если серьезно, я решил, что если начало не норм — то дальше особого смысла лезть пока нет. Тем более что над этим отрывком я дольше всего сидел хд

Нуу
Слишком много деталей и подробностей выходит на один квадратный метр.
Не знаю даже, как описать хд
Завтра, как буду с компа, скину пример для сравнения, на тлф ничего нема)

Это сейчас делаю по частям. Каждая вроде отдельной истории со своим посылом, но все, тем не менее, связано
До этого, первый и самый многословный опыт, бил на главы, стр 10-12 каждая, потом еще объединял в части... заморочился, в общем с учетом того, что в планах было четыре тома минимум... охохонюшки
Цельные у меня не особо идут. Мне нужны какие-то психологические рамки, отметки, иначе терпение вместе с силами кончается очень быстро)

Sulmeldir
*подозрительно щурится*

0

25

Вальтер написал(а):

Слишком много деталей и подробностей выходит на один квадратный метр.

избавляйся от них) Ты думаешь, от того что они попадут в другое место, мир станет лучше?

Всё, что тебе кажется лишним - на 80% лишнее и на 20% кажется.
Кто-то уже цитировал или я просто мельком видел - хорошая книга не та, где нечего добавить, а та, откуда нечего выкинуть.

Отредактировано Decadal (2018-07-30 20:43:47)

0

26

Decadal
Вот ща я как раз выкидывать стараюсь лишнее, когда как раньше пихал все, что нравилось)
Меньше слов — больше смысла...как программа-максимум. Но к ней еще идти и идти

Самое сложное здесь, мне кажется — отфильтровать хд
Что действительно лишнее, а что только на первый взгляд

0

27

Я внезапно понял суть уточнительных прилагательных
а может и не понял, а просто наивно рассуждаю
но скорее буду придерживаться подобной тактики, а именно употреблять прилагательные там, где они нужны контексту

например:
лунь схватил склянку когтистой лапой - тут прилагательное "когтистый" не обязательно к употреблению, так как ничего, кроме описания лапы оно не дает

но вот если:

лунь ударил по щеке парня когтистой лапой - здесь то же прилагательное уже имеет больше смысла, поскольку оно не только дает описание лапы, но еще и дает читателю возможность понять, какого рода травмы от этой лапы парень получил, и кроме того, прибавляет звучанию предложения грубости, брутальности (звуки к-г стоящие рядом друг с другом). Проще говоря, лунь ударил по щеке парня лапой звучит мягче, чем лунь ударил по щеке парня когтистой лапой, а в случае нанесения травм мягкость нам не нужна

вот так как-то

+1

28

Sulmeldir написал(а):

так как ничего, кроме описания лапы оно не дает

иногда описание дается только для описания : )
Кому какая разница, был ли песок ржавым, небо лазурным а листва изумрудной? И всё-таки, небо лазурное, листва изумрудная, попробуй только выкинь прилагательные, твой текст станет сухим как гранит науки.

Конкретно в твоем примере, конечно, без "когтистой" смотрится лучше, потому что когтистая лапа это обыкновенное явление. Вот если бы на лапе не было когтей, хотя обыкновенно у рода животных, к которым принадлежит персонаж, есть когти - тогда было бы уместно напомнить, что когтей нет. Но я не могу найти красивое прилагательное для меткого описания отсутствия когтей.

Отредактировано Decadal (2018-08-08 18:56:56)

0

29

Decadal
Даже в твоём примере в описании есть смысл, создать окружение для развивающихся событий, это первый, самый примитивный, чтобы читатель понял где он находится. Ну и второй, окружить события чтобы передать нужные эмоции. Например, лежит девочка на зелёной травке, все беззаботно и беззащитно, а потом бах и видит гниющую руку трупа, высунутую из под куста над которым недавно беспечно порхала бабочка. Бац - контраст. В данном случае можно обратить внимание на российских классиков, у них не было бессмысленных описаний, все отождествлялось с внутренними эмоциями героев либо создавало обстановку для действия. Примеры, гроза во время побега Мцыри, или встреча Пугачева с Гриневым в буране. Описание природы - это даже иногда повод раскрыть персонажа, чувствует ли он красоту или глух к ней, потому что скуден умом или по каким-то другим причинам. Описание задаёт тон... Но, это если говорить о целых абзацах, где описание даётся отдельно. А тут я говорила про описания внутри действий. Кое-где ими нужно пренебречь ради динамики, например, в момент, когда меч пронзает бандита не стоит писать о том, что он был выкован в прошлом веке. А вот если этот меч покупается на базаре, то это будет уместно...

0

30

Sulmeldir написал(а):

, в момент, когда меч пронзает бандита

ээээ я думаю тут что-то не так. В момент когда меч пронзает бандита, скорее всего, сам персонаж давно описан вместе с мечом и со всеми своими потрохами.
Но если это незнакомец, который выхватывает из рукава старинный кинжал, украшенный руническим орнаментом, и швыряет его прямо в глаз монстру - тут самое то.

Отредактировано Decadal (2018-08-08 19:34:57)

0


Вы здесь » Naar. Dance on the verge » Общий архив » Литературный кружок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC